Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 сентября 2022 13:52

Все для фронта, все для победы. Насколько готова отечественная «оборонка» к наступлению на Украине

Разбираемся вместе с военным экспертом, капитаном первого ранга запаса
По мнению эксперта, оборонный комплекс в целом отвечает поставленным перед страной задачам. Фото: Марина Молдавская/ТАСС

По мнению эксперта, оборонный комплекс в целом отвечает поставленным перед страной задачам. Фото: Марина Молдавская/ТАСС

ЗА СРЫВ ОБОРОННОГО ЗАКАЗА МОЖНО ПОЛУЧИТЬ СРОК

«Все для фронта, все для победы» — этот лозунг Великой Отечественной войны впору вспомнить сейчас. Объявленный в стране мобилизационный режим касается не только призыва в армию, но и усиления активности оборонно-промышленного комплекса.

- Добавлю, что указ о частичной мобилизации также предусматривает дополнительные меры по выполнению государственного оборонного заказа, - сказал в своем выступлении 21 сентября президент России Владимир Путин. - На руководителях предприятий ОПК лежит прямая ответственность за решение задач по наращиванию выпуска вооружений и военной техники, по развертыванию дополнительных производственных мощностей. В свою очередь, все вопросы материального, ресурсного и финансового обеспечения оборонных предприятий должны быть решены правительством незамедлительно.

Что стоит за этими словами?

- Это не просто мобилизующий такой призыв собраться и лучше работать, за словами президента об ответственности руководителей предприятий ОПК стоит вполне конкретный и строгий смысл, - пояснил KP.RU военный эксперт капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин. - Срыв оборонного заказа, опоздание, не секрет, что такое бывало, — сейчас, после изменений в Уголовное законодательство, принятых Госдумой, все это уже может расцениваться как уголовное преступление. Время уговоров прошло. Отсрочек допускаться не должно.

МЫ СИЛЬНЕЕ ПРАКТИЧЕСКИ ВО ВСЕМ

По мнению эксперта, оборонный комплекс в целом отвечает поставленным перед страной задачам.

- Мы сильны в танкостроении, в создании артиллерийских систем, в производстве боеприпасов особой мощности, особенно, гиперзвуковых ракет, я бы отметил «Кинжал», «Калибр», «Оникс», - продолжает Дандыкин. - В условиях военных действий важна восполняемость боеприпасов — западная пропаганды говорила в начале операции, что у русских ракет хватит только на месяц, но оказалось, что это далеко не так. Сильны мы и в области высоких военных технологий, которые американцы толком до сих пор не могут освоить. Проще говоря, мы сильнее практически во всем. Если авиацию брать, то у нас я бы отметил хорошо работающее производство вертолетов - К-52 и Ми-28 ночной модификации.

Злые ангелы современной спецоперации — это беспилотники. Еще чуть ли не десятилетие назад военные эксперты предупреждали, что в локальных конфликтах именно они будут во многом решать исход победы.

- Сейчас в зоне проведения специальной военной операции наблюдается очень высокая насыщенность беспилотниками, в том числе и камикадзе, - говорит эксперт. - Украину усиленно снабжают и Америка, и другие страны. Но и мы не стояли в стороне от этих разработок. У нас были беспилотники в каждом подразделении, многие хорошо себя показали, например, Орлан-10. И сейчас увеличиваются поставки. И теперь даже украинская сторона не скрывает, что наши беспилотники работают очень эффективно.

МОРСКОЙ БОЙ: ПОМОЩЬ ПРИДЕТ С ВОЛГИ

Важнейшая задача стоит перед флотом.

- Черноморский флот сейчас активный участник СВО, особенно, в части нанесения ударов ракетами морского базирования «Калибр», — говорит эксперт. - Фрегаты, малые ракетные корабли, подводные лодки — они тоже носители «Калибров». Участвуют и береговые ракетные войска, на вооружении которых комплексы «Бал» и «Бастион». Как это всегда доводилось черноморцам еще со времен Ушакова и Нахимова, они активно защищают южные рубежи России.

Сейчас ситуация на морском театре военных действий в целом благоприятна для России.

- Турция закрыла проливы Босфор и Дарданеллы — это значит, что в акваторию Черного моря не смогут войти флоты НАТО, США и других стран, которые раньше частенько туда наведывались, - анализирует Дандыкин. - Что остается? Наш флот черноморского базирования, а с другой стороны - флот Украины, которого практически нет. И есть флоты Румынии и Болгарии, их тоже надо учитывать, но они небольшие. Все это вместе несравнимо по мощи с черноморским флотом России.

Во время распада Советского Союза огромной потерей стала потеря Николаева, где находились военные судовые верфи. Но сейчас эта потеря компенсирована.

- Для Черноморского флота работают крымские верфи и верфь в Зеленодольске, на Волге — оттуда корабли по внутренним путям поставляются в Черное море, - продолжает эксперт. - Это малые ракетные корабли типа «Каракурт», они будут поставляться, и насколько известно, один из них, «Циклон», уже принят на вооружение. Такие корабли будут входить в строй и усиливать мощность черноморского флота. Помочь флоту могут и корабли, которые строятся и в Рыбинске на судостроительном заводе «Вымпел».

Итак с нашей стороны мощная военно-морская группировка при поддержке авиации, со стороны противника - береговые ракетные комплексы, главным образом зарубежные.

- Работы у черноморского флота будет много, но, я надеюсь, он справится, - говорит Дандыкин. - Очень сильная группировка подводного флота, тут у нас позиции традиционно сильны - и дизельные лодки, и лодки со стратегическими ракетами выходят вовремя.

На руководителях предприятий ОПК лежит прямая ответственность за решение задач по наращиванию выпуска вооружений и военной техники, по развертыванию дополнительных производственных мощностей.

На руководителях предприятий ОПК лежит прямая ответственность за решение задач по наращиванию выпуска вооружений и военной техники, по развертыванию дополнительных производственных мощностей.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

ИМПОРТОЗАВИСИМОСТИ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО

Но есть и проблемы. Одна из них — живучесть судов

- Сгоревший крейсер «Москва» — это особая больная тема, - признает Дандыкин. - Но все таки это крейсер-ветеран, 40 лет ему было. С помощью мэра Лужкова его отремонтировали, и он долго служил. Вообще, борьба за живучесть — сложнейшее дело. Но что поделать, бывают и потери. Но что можно сказать со всей определенностью, живучесть наших кораблей вполне на уровне других, включая флот США. А по подводным лодкам даже выше — это доказывалось на практике, и не раз. Например, кода сталкивались в море наши и американские субмарины, то наша уходила в ремонт, американская — на списание.

- На флоте говорят, что корабль и экипаж — это единое целое. Для того, чтобы это реально стало единым, сейчас примеряется такая практика - экипажи прибывают на новостройки загодя, тренируются, осваивают корабль на берегу, чтобы знать его досконально, - говорит наш собеседник.

Еще одна проблема судостроения — это достаточно сильная импортозависимость.

- За 20 лет мы не освоили современных технологий производства материалов и агрегатов, не создали собственную инструментальную базу, - сокрушается военный эксперт Владимир Гундаров. - Да, у нас хорошие станки, но они импортные. И они находятся под сервисным обслуживанием западных стран. Особенно опасно это для программируемых станков — их программное обеспечение привязано с помощью GPS к фирмам, которые их производят. Много импортных компонентов и в кораблях — их доля в общей стоимости доходит до 60%.

Однако и эта проблема решается.

- С военным судостроением ситуация изменилась к лучшему, - уверен Дандыкин. - Например, на малых ракетных кораблях уже установлены отечественные двигатели, раньше были немецкие. На российские силовые установки переходят все надводные корабли, в том числе фрегаты серии «Адмирал Горшков».

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

А ведь что-то похожее у нас в истории уже было — во время Великой Отечественной войны. Конечно масштаб угрозы и соотношение сил в то время было гораздо менее благоприятных для нас, но и тогда сумели организовать работу промышленности.

По всеобщему признанию оказалось, что советская мобилизационная экономика оказалась наголову выше, чем у фашистской Германии. «Экономика СССР смогла быстрее мобилизоваться и превзойти германскую не только по количественным показателям, но и по производительности труда в военной промышленности», пишет ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Ирина Быстрова.

Да, в первые месяцы войны экономике страны был нанесен огромный ущерб. «В непосредственной близости к западным границам было сосредоточено 70-80% общего запаса горючего, боеприпасов, продовольствия, вещевого и обозно-хозяйственного имущества, - писал в своих воспоминаниях член Совета по эвакуации и Государственного комитета по восстановлению хозяйства освобожденных районов Анастас Микоян. - Многое досталось противнику.»

Но уже на третий день войны был создан Совет по эвакуации, в котором ведущую роль сыграл будущий предсовмина СССР Алексей Косыгин. Масштабность (было задействовано более половины всех вагонов страны) и быстрота переброски предприятий с оборудованием и работниками (при том, что и мирное население удавалось вывезти из зоны боев) до сих пор поражают исследователей. В первые месяцы войны были эвакуированы на восток 2593 промышленных предприятия, из них 1360 оборонных. Многие из них уже осенью 1941 освоили новые площадки, перепрофилировались на военные рельсы и к началу 1942-го стали давать продукцию.