Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 октября 2022 14:46

Игорь Бутман: «Многие женятся на молодых женщинах. Это не должно удивлять»

С народным артистом России, художественным руководителем Московского джазового оркестра KP.RU поговорил о его новой жене, санкциях и русском джазе
Анна Львова и музыкант Игорь Бутман

Анна Львова и музыкант Игорь Бутман

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Русский джаз отмечает столетие. Веха солидная. В течение октября-ноября джазовые концерты пройдут не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и во многих российских городах от Калининграда до Южно-Сахалинска, от Петрозаводска до Сочи. О джазе и не только мы поговорили с народным артистом России, художественным руководителем Московского джазового оркестра Игорем Бутманом.

- Русский джаз - звучит довольно странно. Все-таки это афроамериканская музыка.

- Не совсем так: да, джаз родился на юге Америки. В Новом Орлеане, если точнее. В портовом городе, где сошлись разные культуры, языки и национальности. Это не сугубо афроамериканская музыка. Она интернациональная, но ритмы, драйв, интонации, безусловно, добавили афроамериканцы. Поэтому будет правильнее сказать: джаз появился благодаря темнокожим музыкантам, которые научились играть европейскую музыку. Это музыка простых людей, которые на слух играли свои импровизации.

- Музыканты из России могут конкурировать с американскими джазменами?

- Сейчас уже могут. До 1975 года в СССР не было профессиональных джазовых коллективов. Были эстрадные, вокально-инструментальные ансамбли, которые, в том числе играли джаз. В ресторанах, в кинотеатрах. Но на официальном уровне джаз не приветствовался, соответственно не развивался. Не могло появиться виртуозов: музыканты не видели перспектив. Никто из саксофонистов, с которыми я учился, так и не стал джазменом. У меня получилось лишь потому, что в начале перестройки я уехал в Америку. Лет десять учился играть джаз там. А когда вернулся в Россию в 90-е годы, у нас в стране все кардинально изменилось. При всей сложности, убогости тогдашней жизни, это была другая страна. Уже проводились джазовые фестивали, концерты, появились хорошие музыканты, их стало много. И сегодня в России работают одни из лучших джазовых музыкантов мира. Хотя, конечно, количество джазменов на один квадратный километр в Америке на порядок больше.

- Уместно ли праздновать столетие российского джаза, когда проходит специальная военная операция на Украине, идет мобилизация в стране? Время и настроение не фестивальное.

- Несмотря ни на что, культурная жизнь не остановилась. Театры работают, концертные залы полны. Даже во время Великой Отечественной войны концерты и спектакли никто не отменял. Я не говорю про выступления фронтовых бригад. Первый советский джаз-оркестр в 1941-м году был отправлен на фронт выступать перед красноармейцами. Музыканты попали в окружение и почти все погибли. Да, и такие были героические страницы в нашей истории.

- В свете последних событий мировой политики, изменилось ли отношение к вам в Америке? Тотальные санкции, отмена русской культуры повлияли на вашу творческую жизнь?

- Американцы, с которыми я общаюсь – очень приличные люди. У них отношение ко мне не изменилось. В Америке наш оркестр выступал в январе 2020-го. Это было перед пандемией. Мы сыграли 4 концерта в знаменитом клубе Blue Note в Нью-Йорке, это самый престижный джаз-клуб в мире. В декабре прошлого года я выступал в составе квартета в Линкольн-центре. Но после начала СВО на Украине европейцы отменили наши выступления в Швейцарии и в ряде других стран. Европа пока для нас закрыта. В этом ничего страшного нет. Мы выступали на джазовом фестивале в Турции. Впереди - гастроли в Таиланде, в Индии, в Китае. Юго-Восточная Азия, Латинская Америка для нас открыты. Там нас принимают в лучших концертных залах. В Дели музыкантов из России встречают лучше, чем американских. Московский джазовый оркестр пригласили выступить в Линкольн-центре в Нью-Йорке в июне следующего года. Мы будем закрывать сезон. И эти планы пока никто не отменял.

- Каждый год Департамент культуры Москвы публикует доходы руководителей театров, оркестров, музеев. Вы, а ещё Владимир Спиваков, Юрий Башмет традиционно возглавляете список самых успешных и богатых худруков...

- Это говорит о том, что мы много работаем, - улыбается Бутман. – В этом списке учтены все задекларированные доходы. Я не только руковожу Московским джазовым оркестром, у меня много сольных концертов, есть несколько бизнесов, в которых участвую как партнер.

- Музыканты и в советское время прилично зарабатывали. Не все, конечно. Например, Юрий Антонов…

- С Юрием Антоновым нельзя сравнивать даже очень талантливы музыкантов. Он – великий композитор. В СССР его песни исполняли в каждом ресторане. Тогда хорошо работал ВОАП (Всесоюзное общество авторских прав, сейчас РАО), который тщательно отслеживал соблюдение авторских прав творцов. Юрий Антонов был официальным российским миллионером благодаря тому, что он получал большие авторские отчисления. Так же как Александра Пахмутова, Александр Зацепин и другие популярные композиторы и поэты-песенники. Андрей Макаревич стал получать большие деньги, когда другие музыканты начали исполнять его песни в ресторанах. Для наглядности приведу такой пример. Борис Потёмкин, талантливый инженер, музыкант-самородок, написал песню «Наш сосед». Первым исполнителем был мой отец. Но шлягером она стала, когда ее спела Эдита Пьеха. Это песня в конце 60-х - начале 70-х звучала буквально из каждого утюга, благодаря чему Борис Потемкин, который до этого был нищим инженером, получил 18 тысяч рублей авторских отчислений. Это были очень большие деньги.

- Недавно вы вновь (в четвёртый раз) женились. Как я слышала, ваша жена Анна моложе вас на 32 года, что всегда вызывает интерес светской хроники…

- Почему? Многие женятся на молодых женщинах. Это не должно удивлять. Мой дедушка женился, когда ему было 64 года, а его жене – 27. Разница - 37лет. Я не дотянул до его рекорда пока, - смеется Бутман.

- Ваша жена журналистка?

- Она оперная певица, закончила Государственный институт искусств им. Чайковского в Челябинске. Она пришла брать у меня интервью. Так мы познакомились. Спустя время Аня переехала в Москву и стала вести передачу «Джаз-фан ТВ». Отличная была передача.

- Чем занимаются ваши сыновья?

- Даниил работает в Англии в крупной финансовой компании. Младший сын Марк еще учится, ему 14 лет. Он тоже живет в Лондоне, учится хорошо, получает стипендию. Занимается музыкой. В Москву приезжает на каникулы. Мой старший сын Майкл (от американской жены Донн – Ред.) по-русски не говорит, он танцовщик, хореограф, закончил университет искусств в Филадельфии.