Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 января 2023 3:55

"Кровью заслужили помилование": Как вчерашние заключенные в ЧВК "Вагнер" становятся героями спецоперации

KP.RU публикует первые интервью с отслужившими в зоне СВО и вернувшимися домой бывшими заключенными
Вчерашние заключенные в ЧВК "Вагнер" становятся героями спецоперации. Фото: Лев ФЕДОСЕЕВ/ТАСС

Вчерашние заключенные в ЧВК "Вагнер" становятся героями спецоперации. Фото: Лев ФЕДОСЕЕВ/ТАСС

С весны 2022-го шли разговоры о том, что заключенных из российских тюрем берут в ряды частной военной компании «Вагнер».

И хотя никаких официальных заявлений не было, слухи шли все настойчивее. В сентябре в самом «Вагнере» косвенно подтвердили этот факт, заявив в комментарии Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM): «Группа неизвестных лиц, которых, естественно, для нас всех там нет, прекрасно воюет на Бахмутовском направлении. Первое, они патриоты и не могут допустить позора своей Родины. Второе, они - профессионалы, и многие из них прошли десятки войн… И последняя ремарка: те, кто не хочет, чтобы воевали в ЧВК заключенные, но сами ничего не хотят делать, детей своих на фронт отправьте».

И вот в декабре первая партия отслуживших полугодовой контракт теперь уже экс-зеков вернулась домой. «С медалями, деньгами и помилованием», - как выразились в ЧВК. В январе с передовой вышла вторая партия «оттрубивших».

«Я уже свободен, а жене сидеть еще 11 лет»

180 дней мясорубки против 12 лет отсидки - выбор, который сделал весной 2022-го Дмитрий Семенов (фамилия изменена. - Ред.) с позывным «Курва». «Курва» означает «командир разведки работает аккуратно», а не польское нецензурное слово, о котором вы могли подумать.

- Я уже свободен, а супруге моей сидеть еще до 2034-го. Она должна была раньше меня на год выйти. Ради нее я все это и затеял, честно говоря. Надеюсь, теперь удастся и ее как-то вытащить. На все готов ради этого.

Дмитрий с позывным «Курва» (командир разведки работает аккуратно): «То, что я сижу перед вами живой, - доказательство, что мы - не пушечное мясо».

Дмитрий с позывным «Курва» (командир разведки работает аккуратно): «То, что я сижу перед вами живой, - доказательство, что мы - не пушечное мясо».

Фото: Кадр видео

Дмитрий потомственный врач-ветеринар. И хотя по специальности давно не трудился, в свободное время разрабатывал эндопротезы для кошек и собак. А его супруга работала учителем физики и астрономии в школе. Но, как выяснило следствие и подтвердила прокуратура, супруги занимались изготовлением и сбытом психотропных веществ в особо крупных размерах. В их уголовном деле 6 эпизодов и улики - оборудование для наркопроизводства, товар, показания заказчиков (в том числе полицейских под прикрытием). Суд в 2018-м отправил их в места не столь отдаленные. Его на 17 лет, ее - на 16.

Но пришел 2022-й, СВО, ЧВК…

- Я 5 лет не был дома. Теперь все как будто новенькое, - говорит Дмитрий. - Заново узнаю город, встречаюсь с друзьями, одноклассниками, с теми, с кем учился вместе в академии. Даже с кем сидел, тоже встречаюсь. Очень интересен мне этот новый мир.

- Как служба в самом пекле спецоперации, на передовой повлияла на вас?

- Изменила душу. Я вообще другой человек теперь. Более подготовленный, более ответственный, более честный. До колонии я был просто Дима, раздолбай. В лагере стал уже Дмитрием, потому что начал меняться. А уже в зоне СВО и дисциплина, и режим, все это меняло еще больше. Мы, знаете, как там друг с другом общаемся? «Брат». Мы братья по крови и оружию. Мы там сразу переоделись в форму и стали как единое целое, не было различия - кто с воли пришел, а кто из колонии. Честно говоря, иногда даже с зеками интереснее было воевать, потому что у них азарт, они очищаются кровью и потом заслуживают помилование. У меня есть ранения. И пулевые, и осколочные. Но то что я сижу сейчас перед вами - доказательство того, что я - не пушечное мясо.

О боевом пути, о том, что пришлось пережить за полгода, «Курва» - Дмитрий может говорить, кажется, часами.

- Мы воевали под Бахмутом. Брали Углегорскую ТЭЦ, дальше было сложно - Отрадное, Николаевка (поселки под Бахмутом (Артемовском). - Ред.)… Мы шли, шли, забирая каждый метр. Последний бой был самым тяжелым, нам поставили боевую задачу зайти на укреп (укрепленные позиции. - Ред.), а там 40 вэсэушников и 6 «айдаровцев» («Айдар» - батальон украинских националистов, прославившихся особой жестокостью и мародерством, признан в РФ экстремисткой организацией и запрещен. - Ред.). И встречали нас 2 утеса (крупнокалиберных пулемета. - Ред.). Мы зашли к ним ночью и устроили Варфоломеевскую ночь. Да, меня ранило, но было весело. Они не ждали такой наглости, когда мы вчетвером зашли к ним сонным. Восьмерых мы взяли в плен и даже одного «айдаровца», а они говорят, что в плен не сдаются.

Летом 2022 года бойцы ЧВК «Вагнера» освобождали территорию Углегорской ТЭС.

Летом 2022 года бойцы ЧВК «Вагнера» освобождали территорию Углегорской ТЭС.

Фото: Александр КОЦ

А мы - мы не отступаем, мы только вперед. 50 бойцов-зеков нам хватало, чтобы взять 100 вэсэушников. Сделать шум, гам, и все будет наше. Некоторые называют это кровавой амнистией или еще как-то. Нет! Это наш выбор, хочешь - идешь, хочешь - не идешь. Мы даже эмблему себе нарисовали: «Все или ничего!»

- Подготовка была перед отправкой на СВО?

- Очень хорошая! Инструктора из бывших спецназовцев гоняли нас жестко. Но мы были рады этому. В нас вбивалась дисциплина и еще раз дисциплина. В колонии тоже своя была дисциплина, конечно. Но тут другая, военная. У нас было лучшее оружие, лучшие броники, плюс трофейное брали.

- Фронтовые 100 граммов давали?

- Нет! Никаких наркотиков и алкоголя. И никакого насилия ни к мирным, ни к женщинам. За этим строго следили. Азарт, просто азарт! Жизнь или смерть, просто хождение по лезвию.

- А страшно было?

- Да, конечно. Страх - он должен быть, если он пропадает - это очень плохо. Страх помогает, благодаря ему чувствуешь опасность. Он подсказывал: «Не иди туда». Не идешь - и бац, там прилет.

Дмитрий считает, что принижать силу противника нельзя. И с удовольствием пускается в философию об этом.

- Недооценивать противника - главная опасность любого солдата. Если сказать, что он слабый, значит, мы тоже слабые. Если скажем, что он сильный, значит, и мы уже не слабые, раз его побеждаем. Надо правильно оценивать и даже изредка бояться его надо. Хотя на самом деле ВСУ - слабаки, бегут от нас, легко сдаются в плен. «Айдар» - поинтереснее, они более подготовленные, идеологически накачанные.

- Какие дальнейшие планы?

- Работать дальше в ЧВК. Улучшаться, узнать новые виды боя, новое оружие. Так что все у меня еще впереди, мне всего 39.

- То есть азарт не угасает?

- Есть еще порох. А вообще тут (в мирном городе) люди какие-то злые, все сами в себе. Там (в зоне боевых действий) проще как-то. А может, я просто не привык к людям еще? Может, нужна адаптация какая-то к обычной жизни? Я же дома всего 6 дней, еще глаза не привыкли. Да, красивые девушки, цветы, магазины, все это заманивает. Но все равно… там лучше.

«Поеду обратно, не охранником же в супермаркете стоять»

Андрей Ястребов - 23-летний парень из Ленинградской области. Он сел на 2 года в феврале 2022-го, суд объявил ему приговор 27 февраля, через 3 дня после начала СВО. За что? За угон авто - Андрей посягнул на чужие «Жигули», старые и раздолбанные. Причем это вторая статья и второй срок в его биографии. За то же самое он уже сидел. Между сроками Ястребов успел поработать на стройке, на заводе, в больнице. Но опять взялся за старое.

Второй раз на зоне он пробыл чуть-чуть. Сначала родня носила ему передачки, но летом 2022-го он вдруг вышел на связь с украинского номера. Прислал маме свое фото в форме. Родня забила тревогу, особенно тетя. Она писала запросы в прокуратуру, ФСИН, успела дать множество интервью о том, что «племянник не мог на такое согласиться, его наверняка заставили». Мать Андрея тоже что-то подобное говорила, но уже не так уверенно, приезжая при этом за зарплатой сына в офис ЧВК.

Андрей Ястребов гордится медалью «За отвагу», полученной за тяжелый бой, в котором был ранен, но не сдал позиции.

Андрей Ястребов гордится медалью «За отвагу», полученной за тяжелый бой, в котором был ранен, но не сдал позиции.

Фото: Кадр видео

А потом в интернете появилось видео, в котором Андрей заявил, что заключил контракт по собственной воле: «Чтобы Родине помочь». И что уже был в бою, получил осколочное ранение, но подлечился и собирается обратно. А с тетей он вообще не общается.

И вот Ястребов, «оттарабанив» 180 дней контракта, в первой партии помилованных зеков вернулся домой. И снова дает интервью.

- Мы поехали туда (в зону СВО. - Ред.) одними из первых. Многие говорили: «Вы дураки!» Но у нас там было полное равенство и единство. Мы никогда своих не бросали, забирали и раненых, и 200-х (убитых. - Ред.). И позиции никогда не сдавали. У нас братство, и мы держимся, - как мантру повторяет Ястребов.

Воевал он, как и «Курва», в районе Углегорской ТЭЦ, освобождал Новолуганское, Николаевку…

- За что ты получил медаль? (Между прочим, «За отвагу», а это самая уважаемая в военной среде медаль, ее дают только за реальные боевые подвиги, такую в тылу не заслужишь.)

- За один очень тяжелый бой. Первая группа пошла вперед, а мы прикрывали тыл. И взяли в плен бежавшего противника. Но, пока я вел пленных к командиру, пацаны наши вышли на связь и сказали, что их окружают. Командир дал команду помочь, и мы пошли обратно. Было тяжко, работала вражеская артиллерия, минометы… Потом на нас выехал танк, выпустил более 15 залпов, меня ранило в голову. Но командир по рации сказал: «Пацаны, надо держаться». И мы выдержали. За это и получил медаль. Вообще, конечно, каждый бой тяжелый. Но когда у тебя есть командир, который правильно руководит, вдохновляет, все легче. Командиры у нас хорошие, опытные.

Мое отношение к противнику? Там 19-летние подростки, спрашиваешь: «Зачем сюда пришли?», отвечают: «Мобилизовали».

С «Айдаром» да, это наемники. Но и они тоже бегут. «Вагнер» сильнее. У «айдаровцев» там не раз находили и наркотики, и алкоголь. Они любители бухнуть и уснуть на позициях. А наша разведка работает прекрасно, и мы приходили тогда, когда они спали. Так что и «айдаровцев» мы в плен брали, один даже подарил мне бронежилет.

Среди вагнеровцев - равенство и единство, своих не бросают, позиции не сдают.

Среди вагнеровцев - равенство и единство, своих не бросают, позиции не сдают.

Фото: Александр КОЦ

- Не жалеешь, что пошел в ЧВК? Тебе же сидеть недолго было…

- Не, нисколько! Я сейчас в отпуске побуду и обратно. Потому что там есть братство. А здесь, на гражданке, я посмотрел на мужчин… почему они не воюют? Иди, подписывай контракт, тебе все дадут - и автомат, и амуницию и даже танк, если надо.

Да, я могу пойти сейчас уже на любую работу устроиться, но не хочу. Я обратно хочу. Понимаете? Там мне уже легче, чем на гражданке. Ну что тут? В магазине охранником стоять? Нет! Мужчина должен быть там, где сложно прямо сейчас.

Андрей сейчас дома, в Ленинградской области. Нам удалось поговорить и с его знакомой Светланой.

- Да, тут он. Очень как-то изменился. В лучшую, мне кажется, сторону. Всем говорит, что скоро обратно поедет на СВО. Деньги хорошие там платят, говорит. Подвиги. А здесь что? Здесь тоска.

«Меня два раза хоронили, но мы ни метра не отдали»

Еще один экс-зек, согласившийся на короткое интервью, известен в зоне спецоперации под позывным «Спартак». За что он сидел - предпочитает не говорить, а ЧВК такую информацию не раскрывает. Просто «Спартак».

«Спартак» говорит, что близких друзей и даже семью он нашел лишь сейчас, в ЧВК.

- Верных братьев, которые всегда спину прикроют, - говорит он с теплотой. - Воевать я одним из первых поехал. Подготовка, учения были. Но немного, сейчас больше готовят, месяц ребят гоняют толковые инструктора.

Боец с позывным «Спартак» записался в ЧВК одним из первых среди заключенных: «Когда ранило, меня вытаскивал даже не зек, а обычный доброволец»

Боец с позывным «Спартак» записался в ЧВК одним из первых среди заключенных: «Когда ранило, меня вытаскивал даже не зек, а обычный доброволец»

Фото: Кадр видео

- Не тяжело было с дисциплиной на передовой?

- Да нет, подход ко всему был суровый, но справедливый. И строгий сухой закон, да мы и сами знаем, что алкоголь и наркотики - зло. А без дисциплины там как? Никак! Что бы ни говорили, мы, зеки, - люди разные, по разным статьям, интриги умеем плести... Но там сразу ясно кто есть кто. Мы показали, что достойны. Я вот бывший зек, а экипировка была на высшем уровне. Многие вольнонаемные даже завидовали.

Если бы хотя бы 10 человек было таких, как наш командир там… Я считаю, он вторую жизнь мне дал. Всякой ерундой мне теперь вообще неинтересно заниматься. Да, многие зеки говорят, что они не виноваты и сели ни за что. Я про себя так не говорю - виноват был. Но я исправился. Искупил.

- Всякое говорили и писали про зеков в ЧВК. Что несладко вам там приходилось...

- Да, до нас тоже долетали слухи. Правозащитники говорили, что нас всех уже там перерезали. Вранье! Я считаю, что предатели так говорят. Мы там все друг за друга стояли. Вот меня там ранило. И не зек даже, а обычный доброволец меня вытаскивал, перевязывал. Меня два раза хоронили, домой звонили, но я, вот видите, живой.

«Спартак» теперь хвалится тем, как слаженно и без единой потери они взяли деревню Андреевку.

У всех бойцов ЧВК военная экипировка на высшем уровне.

У всех бойцов ЧВК военная экипировка на высшем уровне.

Фото: Александр КОЦ

- Даже без единого 300-го (раненого. - Ред.) за 4 часа взяли! Реально! Ни метра земли мы не отдали за эти полгода. И, надеюсь, никогда не отдадим. Но первый бой - он был все равно самым особенным. Эмоции. Потом было много тяжелых моментов. Своих теряли... Но я ни о чем не жалею.

- Какие планы дальше?

- Такие же. Я в ЧВК, я никуда и не ушел. Просто перерыв, потом продолжу. Хочу до конца жизни быть там. Никуда больше прыгать, что-то менять, не хочу.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

Как скоро состоится генеральное сражение на Украине (подробнее)