Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Звезды16 октября 2022 9:37

Честная рецензия на новый русский фильм «Сердце Пармы»: этот мир больше подошел бы Средиземью, чем России

Колумнист Павел Садков оценил новый фильм режиссера "Движение вверх" Антона Мегердичева
Красивые герои живут своей жизнью: воюют, мстят, колдуют… Фото: кадр из фильма

Красивые герои живут своей жизнью: воюют, мстят, колдуют… Фото: кадр из фильма

Писатель Алексей Иванов не снял свое имя в титрах «Сердца пармы», как поступил с экранизацией «Тобола». Вывод очевиден — ему все, или почти все понравилось. Роман, погружающий в полусказочный мир русских княжеств XV века с одной стороны рассказывает о реальных событиях, с другой заново создает время, так как исторические факты немногочисленны и обрывочны. И князь Михаил, и епископ Иона, и вогульский вождь Асыка исторические личности. Но все, что о них известно, поместится в сообщение в «Твиттере». Все остальное Иванов придумал, щедро заселив реки, леса и горы Великой Перми духами, ведьмами и прочей нечестью. В талантливом тексте писатель выстраивает свой собственный мир и тут любая колдунья оказывается на своем месте. А наступающее христианство несет свет, борясь со средневековой дикостью жестко и уверено.

Книга Иванова ближе к эпосу. И перед режиссером Антоном Мегердичевым стояла задача как-то это все это снять.

И начал он со спецэффектов. Дикая и полупустая земля наполнилась огромными городами, размером с Москву, светловолосыми речными жителями с красивыми лицами, в бусах и с луками, бородатыми племенами, где каждый второй ходит с огромным топором, дикими кочевниками, пожирающими что-то, вырванное из тела врагов. Богатый князь бродит по гигантской деревянной крепости и оценивает качество рыбы на прилавках. Это уже сложившийся штамп для русского Средневековья, так ходят все герои фильмов «про Русь», включая «Последнего богатыря». Но Мегердичев штампов не боится. Как и сравнений его выдуманных племен с эльфами, гномами и орками из «Властелина колец».

Все герои околдованы-очарованы юной ведьмой (Елена Ербакова), которая почти всегда появляется голой и всегда прекрасна.

Боевые олени с рогами размером с самого оленя окончательно должны были порвать с реальностью и превратить повествование к сказку.

Все эти красивые герои живут своей жизнью: воюют, мстят, колдуют… Но разгуляй-малину сначала крестом рушит фанатичный, но честный епископ Иона, а потом мечом в руках своих воевод московский князь. Представители Москвы выглядят откровенным злом. Богатыри одеты в броню, лица их закрыты шлемами, они жестоки и беспощадны. Москва железной пятой топчет все самобытное, яркое, свободное.

В книге Иванова, кстати, чувствуется, что Москва и Христианство исторически правы. При общей дикости времени, они несут прогресс и правду, а кровавые обряды и бешеная злость отползают все дальше в темные чащи.

В фильме тоже есть попытка все оправдать появлением великого князя Ивана Третьего, который коротенько объяснил закованному в цепи князю Михаилу суть теории Третьего и Рима. Правда сделал это одетый в парчу Федор Бондарчук в стиле Шуры Балаганова из «Золотого теленка». Помните, тот «довольно толково, хотя и монотонно, рассказал содержание массовой брошюры «Мятеж на „Очакове“».

Великая Пермь полностью зависела от Новгородской республики, а с ее падением вошла в состав Московского княжества. Сопротивлялась, да. Но и у Москвы тогда не было сил посылать огромное войско на край земли, да и там народу жило не так много, чтобы устраивать такие невероятные сражения. Стремление к централизации — важный исторический этап, его прошли все большие страны с разной степенью жестокости. Да и порядок, как ни крути, надо было наводить. И земли новые нужны были не только нам. Это же эпоха великих географических открытий. Что примерно в эти же годы творили испанцы в Новом свете все знают. Да и про крещение «огнем и мечом» не совсем к нам, в те же годы пылали костры инквизиции.

Одним словом, Иван Третий не воевал с эльфами, а Москва не штурмовала Хорнбург в Хельмовой Пади. Вы скажете, сказка, она и есть сказка? Не совсем.

В другом фильме Антона Мегердичева «Движение вверх» тоже придумано почти все. Но именно таким Советский Союз 1970-х хочется запомнить. А вот по XV веку осадочек остался.