Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 октября 2022 14:10

"Простых людей жалко. Но пусть побудут на нашем месте": что говорят жители Донбасса об ударах по энергетическим объектам Украины

Военкор KP.RU Дмитрий Стешин поговорил с жителями Горловки, живущими в аду почти девять лет
Нас ждали в поселке Гагарина, где до линии фронта всего пара километров.

Нас ждали в поселке Гагарина, где до линии фронта всего пара километров.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Вторую неделю идет массированное уничтожение энергетической инфраструктуры Украины. Военкор KP.RU попытался выяснить – что думают об этом люди в Донбассе, у которых поселковый трансформатор главная цель украинских артиллеристов с 2015 года?

«ЧЕРЕЗ «ВОЙНУ» ПОЕДЕШЬ?

Когда стало понятно, что Россия не отступится, пока не лишит Украину энергетики, случилось чудо. Сидящие во время обстрелов в ваннах и подвалах жители городов Украины, давно проклявшие свою родню и друзей с Донбасса, вдруг стали им написывать в мессенджеры, жалуясь на нашу жестокость и бессердечие. Как в старом анекдоте про адвоката: «Прошу снисхождения к моему подзащитному, так как убив своих родителей, он стал круглым сиротой». Им отвечали так: «Вы, наверное, сами себя как-то неаккуратно обстреливаете, цельтесь лучше». Эта фраза - столп украинской пропаганды с 2014 года, еще со Славянска – «обстреляли сами себя». Но, сами украинцы почему-то теперь реагировали на нее нервно, ругательствами. Мой товарищ, военкор Жора Медведев, живущий в Горловке, вместо словесных дискуссий, просто высылал обиженным собеседникам свои снимки и видео последствий украинских обстрелов, с кровью… А такого у Жоры целые гигабайты, только за последний год. Я хорошо помню, как в августе у Жоры родился сынишка, а район Горловки, считавшийся спокойным, украинские войска вдруг начали обстреливать. И он не понимал – что делать, начинать обкладывать дом мешками с песком или вывозить семью в Россию? Я помню его смятение, никому такого не пожелаешь…

Военкор Медведев согласился стать моим проводником по сумрачному миру Горловки и соседних поселков.

Военкор Медведев согласился стать моим проводником по сумрачному миру Горловки и соседних поселков.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Итак, мнение украинцев мы выслушали, оно нас не удивило. Но было важно узнать: как смотрят на происходящее сейчас на Украине люди с Донбасса, живущие в аду уже почти 9 лет? С удовлетворением? Злорадством? Сочувствием?

Военкор Медведев согласился стать моим проводником по сумрачному миру Горловки и соседних поселков. На всякий случай, решил уточнить дорогу. Жора спросил:

- Через «войну» поедешь или в объезд через Енакиево?

Часть трассы Донецк-Горловка уже много лет под контролем врага, лишь 20 километровый отрезок наш, но «находится под огневым воздействием». Жора напомнил:

- Я вчера под Пантелеймоновкой на 30 секунд разминулся с прилетами. Видео у меня в «телеге». Видел?

Часть трассы Донецк-Горловка уже много лет под контролем врага, лишь 20 километровый отрезок наш, но «находится под огневым воздействием».

Часть трассы Донецк-Горловка уже много лет под контролем врага, лишь 20 километровый отрезок наш, но «находится под огневым воздействием».

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Я видел, но поехал как быстрее. Думал еще по пути, что нет смысла гнать, потому что не знаешь в какой точке твоя машина встретится со снарядом. Ты можешь на этот снаряд «наехать» или, наоборот, не доехать до места прилета. Ездишь вот так, а потом не понимаешь, почему у тебя волосы подмышками седые. Жора мне позвонил, когда до его дома по навигатору осталось 140 метров. Он был встревожен:

- Ты где? Сейчас сообщили, что трассу обстреляли.

Но, мне повезло, как и десятку машин, вместе со мной пытавшихся проскочить по этой проклятой дороге в Горловку или обратно.

Военкор KP.RU Дмитрий Стешин поговорил с жителями Горловки, живущими в аду почти девять лет

Военкор KP.RU Дмитрий Стешин поговорил с жителями Горловки, живущими в аду почти девять лет

Фото: Дмитрий СТЕШИН

КАРТОШКА, МОРЕ КРОВИ И УАЗИК

Жора наконец-то обзавелся полноприводным пикапом, купили читатели и участники его гуманитарной миссии. Три прошлые машины, купленные им за свои, просто умерли одна за другой. 50 точек доставки за 2-3 дня, никакой металл не выдержит эти горловские дороги. Но, с новой машиной у Жоры сразу случилась какая-то совершенно библейская и светлая история:

- Когда ее перегоняли из Москвы, на трассе лопнули патрубки охлаждения, сорвало вентилятор, а он пробил радиатор…

Я сочувственно кивал, представляя масштаб бедствия. Машину поставили на ремонт в Каменск-Шахтинском. Мастер постоянно звонил, просил денег на то и на это, причем суммы были не очень большими. Мне все было понятно в этой истории. Мутный автосервис при трассе, «разводят», классический сюжет.

- Вот и я так подумал, - сказал Жора. - Собрался ехать вызволять машину. Но тут позвонил мастер. И говорит: «Ремонт затянулся, давайте я подарю вам УАЗик, в отличном состоянии, а вы потом его бойцам отдадите на фронт!».

Я аж крякнул от стыда за свои мысли, можно представить, какие эмоции пережил Жора…

Мы заехали в супермаркет, купили немудреный набор продуктов для семьи из трех человек.

Мы заехали в супермаркет, купили немудреный набор продуктов для семьи из трех человек.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Мы заехали в супермаркет, купили немудреный набор продуктов для семьи из трех человек. Погрузились и Жора заметил: «Обычно я уже здесь броник надеваю». Оделись, но каски положили на колени. Нас ждали в поселке Гагарина, где до линии фронта всего пара километров. Горловка, кроме своего исторического ядра вся из таких поселков, возникших возле шахт и заводов. И все это добро опоясывает линия фронта. Жора включился в роль экскурсовода:

- Вот тут на пятак у магазина два «Града» легло. Здесь электрики погибли. Я со знакомыми журналистами был, они все хорохорились, потому увидели просто море крови на асфальте, и больше броню с себя не снимали. А вот тут гуманитарку обычно раздавали, на кольце автобуса, а потом его пристреляли…

Фото: Дмитрий СТЕШИН

С семьей, которая нас ждет, Жора познакомился много лет назад:

- В очереди за картошкой. Раздавали с машины и было понятно, что на всех не хватит. И ко мне подошел дедушка Петя, шахтер на пенсии и попросил: «Хоть немного, несколько штук, внуку сварю». Понимаешь, так попросил, что невозможно было отказать! Бабушка у них медсестра в хирургии, недавно на пенсию вышла. И внук с ними живет, круглый отличник!

В тысячный раз подумал о великой несправедливости, по которой людям, трудившимся честно всю жизнь, выпала такая старость. Спрашивать об этом некого, но есть с кого спросить за такое.

С семьей, которая нас ждет, Жора познакомился много лет назад

С семьей, которая нас ждет, Жора познакомился много лет назад

Фото: Дмитрий СТЕШИН

МЕХАНИЗМ ВЫЖИВАНИЯ

Внук Саша учился по удаленке, писал какой-то реферат. В окошечке его компьютера я прочел: «Обычаи восточных славян». В классе восемь человек, особо по поселку с друзьями не погуляешь. Тут вообще далеко от подвала лучше не гулять. Постороннему глазу заметно, что мальчишка бледный, не достается ему южного солнца. Почему? Окна в этой опрятной хатенке меняли пять раз! Выдавливало взрывной волной. Курицы перестали нестись из-за обстрелов и это самое огорчительное известие, с остальным свыклись, на сколько это возможно. Я не стал темнить с этими людьми и сразу задал вопрос:

- Что думаете об уничтожении украинской инфраструктуры?

Дед Петя аж заволновался:

- Я отвечу. Выбивать нужно! Именно ту, что используется украинской армией. Электроэнергию отключать – обязательно. Мосты бить, особенно по границе с Польшей. Воюют-то они теперь иностранным оружием! Да, будет тяжело. Но ничего, мы тут восемь лет прожили без света, воды и газа.

- То есть, ОНИ это тоже могут пережить?

- Смотря ради чего. Мы знаем, ради чего тут стоим и живем. Я ради памяти отца, он с 14 лет был в партизанском отряде. А я его сын. И опять к нам воевать пришли те же самые…

Лида сердобольно уточнила:

- Простых людей жалко, богатые-то сразу удрали.

Я не стал уточнять, что на Донбассе произошло тоже самое. Спрашивать, почему Лида, Петя и Саша не уехали было глупо. Почему в Горловку ездят «через войну»? А чтобы ОНИ не думали, что их боятся. Ну и короче, конечно.

С пустыми руками нас не отпустили, дед нацедил нам по баклажке домашнего вина, сладкого и ярко-красного, как артериальная кровь. Жора заметил, что очень кстати, ему скоро сына крестить. Стал вспоминать, у кого из друзей и знакомых родились дети в последнее время. Получалось, что много у кого. Почему? Я объяснил:

- Мне в Республике Сербской показывали толпы 10-12-летних мальчишек, они родились сразу же после окончания гражданской войны. У этнической группы, на грани выживания, включились защитные механизмы.

Старую администрацию поселка тоже методично раздолбали. Она переехала в помпезный Дворец культуры.

Старую администрацию поселка тоже методично раздолбали. Она переехала в помпезный Дворец культуры.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ВАКАНТНОЕ МЕСТО В ПРИЦЕЛЕ

Поселок Гольмовский был для меня памятным местом. С самого начала войны я все ждал с ужасом и смирением, когда после обстрелов люди начнут кидаться на журналистов и винить их во всех бедах. Я знал, что это неизбежно. Летом 2015-го украинская артиллерия серьезно «занялась» семитысячным поселком. Я приехал ранним утром, после ночного обстрела и оказался в центре разгневанной толпы, причем, ровно половина была «за журналистов», а остальные кричали: «Пусть с нами под обстрелами посидят!». В итоге, когда я предложил приехать и провести в Гольмовском ночь в подвале, на меня замахали руками:

- Ты чего, хлопчик! Зачем! А если что случится?

Сейчас в античном портике зияла дыра от снаряда, и сумрачные мужики резали стекла, готовили здание к холодам.

Сейчас в античном портике зияла дыра от снаряда, и сумрачные мужики резали стекла, готовили здание к холодам.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

На въезде в Гольмовское Жора показывает мне местную достопримечательность – трансформаторную будку. Любимую цель украинской артиллерии. В будку попадали столько раз, что ее стены, нерушимой «сталинской» кладки, начали разъезжаться. Старую администрацию поселка тоже методично раздолбали. Она переехала в помпезный Дворец культуры. Я был в нем в феврале, на концерте Юлии Чичериной (а вчера Путин присвоил ей звание «Заслуженной артистки России». - Ред.). Сейчас в античном портике зияла дыра от снаряда, и сумрачные мужики резали стекла, готовили здание к холодам. В Администрацию тянулись горожане – там выдавали гуманитарные электрообогреватели. В Гольмовском шикарная застройка – аккуратные двухэтажные домики с эркерами. По легенде их строили пленные немцы, на самом деле это был просто трофейный проект. Можно было бы умилиться: Гольмовский похож на средневековый городок, вот только домов с целыми стеклами и крышами я не встретил. В администрации мне объяснили:

- Есть дома, где живет всего один человек. Подключать такой дом к отоплению нет смысла, вот, выдаем обогреватель. И льготным категориям тоже. Российского производства, кстати!

В Администрацию тянулись горожане – там выдавали гуманитарные электрообогреватели.

В Администрацию тянулись горожане – там выдавали гуманитарные электрообогреватели.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Я засел возле обогревателей и тут же встретил свою читательницу, выписывающую «Комсомольскую правду» всю жизнь, пенсионера и бывшего библиотекаря Валентину Григорьевну. Спросил про обстрелы украинской инфраструктуры:

- Неправильно это, - сказала вдруг библиотекарь.

- Причем тут простые граждане? Не они развязывали эту войну.

- Хорошо, но вы тоже не виноваты и почти девять лет…

Но, Валентина Григорьевна стояла на своем:

- Да, мы тоже не виноваты. Просто здесь очень много русских, это и объясняет отношение к России.

Не ожидал, что встречу в этом жутком месте образцового, человеколюбивого интеллигента, способного претерпевать, не озлобляясь, без виноватых. Но это было единственное такое мнение.

Глава поселка, Елена Ходусова долго мне рассказывала, как Гольмовский живет в прицеле.

Глава поселка, Елена Ходусова долго мне рассказывала, как Гольмовский живет в прицеле.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Глава поселка, Елена Ходусова долго мне рассказывала, как Гольмовский живет в прицеле. О том, что она уже не помнит, сколько раз и когда прилетало в Администрацию, как на аллее героев погибли два работника-озеленителя. Сколько лет, сложенных из месяцев, у них не было света. И мнение человека с передовой:

- Меня обстрелы Украины совсем не радуют. Понимаете, даже самому лютому врагу нельзя желать зла. Но мы то живем в таких условиях. Поэтому, пусть и они поживут так же, как мы - такое у меня пожелание. Они же не считают, что приносят нам зло? Они думают, что выполняют благородное дело, «освобождают» нас. Вот пусть побудут на нашем месте.

В одном была неправа Елена Дмитриевна – место гольмовцев занять трудно. На Украине наши бьют по инфраструктуре, а по Гольмовскому просто лупят «по площадям».

В одном была неправа Елена Дмитриевна – место гольмовцев занять трудно. На Украине наши бьют по инфраструктуре, а по Гольмовскому просто лупят «по площадям».

Фото: Дмитрий СТЕШИН

В одном была неправа Елена Дмитриевна – место гольмовцев занять трудно. На Украине наши бьют по инфраструктуре, а по Гольмовскому просто лупят «по площадям». «Снаряд сепара найдет,» - писали еще совсем недавно жители Украины своим освобождаемым небратьям. Сейчас уже не пишут. Света пока нет, а когда он появится, теперь зависит только от них.

Фото: Дмитрий СТЕШИН