Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Звезды3 ноября 2022 22:06

Станислав Ростоцкий - о фильме «...А зори здесь тихие»: Я монтировал его, а слезы капали. Не мог удержать

4 ноября исполняется 50 лет со дня премьеры одного из самых популярных советских фильмов про войну
Андрею Мартынову было всего 26. Но благодаря гриму и актерскому перевоплощению он сумел сыграть 32-летнего, постаревшего от войны старшину Васкова. Фото: Кадр из фильма

Андрею Мартынову было всего 26. Но благодаря гриму и актерскому перевоплощению он сумел сыграть 32-летнего, постаревшего от войны старшину Васкова. Фото: Кадр из фильма

Изначально героями книги Бориса Васильева были мужчины - раненые солдаты, охранявшие станцию на направлении Петрозаводск - Мурманск. Они всемером сражались с десантным отрядом немецких диверсантов, пытавшихся взорвать железную дорогу. Эту историю Васильев почерпнул из заметки в «Известиях». Но в сюжете чего-то не хватало. И Васильев подумал: а что если бы немецких диверсантов перехватили в лесу? И в отряде под началом сержанта были девушки? «На фронте было, я специально проверял, 350 тысяч женщин. Как они воевали? И без тылов? Так и появились «Зори», - рассказывал писатель..

ЗАЙЦЕВА ШЛА В МАССОВКУ, А ПОЛУЧИЛА БОЛЬШУЮ РОЛЬ

Повесть мгновенно превратилась в сенсационный спектакль Театра на Таганке. Потом - в телеспектакль, вышедший на Ленинградском ТВ. А потом ее решил перенести на большой экран Станислав Ростоцкий. Как и Васильев, он был фронтовиком, так что тема оказалась ему очень близка. История пятерых девушек и старшины Васкова растрогала его до слез (вообще слово «слезы» в рассказах о съемках фильма звучит беспрестанно).

Ростоцкий мечтал о неизвестных широкой публике актрисах - так и получилось. Единственным исключением стала роль Жени Комельковой. Ее Ростоцкий почти отдал Нине Руслановой; но тут ему позвонила и предложила свою кандидатуру Ольга Остроумова. Ростоцкий снимал ее в «Доживем до понедельника», и она прославилась на всю страну. Пришлось утверждать. А перед Руслановой потом, говорят, он долго извинялся.

Риту Осянину сыграла Ирина Шевчук - актриса студии имени Довженко, успевшая сыграть пару эпизодических ролей. Остальные актрисы были дебютантками. Екатерина Маркова (Галя Четвертак) работала в Московском ТЮЗе. Елена Драпеко (Лиза Бричкина) оканчивала Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Ирина Долганова (Соня Гурвич) была выпускницей Саратовского театрального училища.

«Шестая в квинтете» Людмила Зайцева, появившаяся на экране в небольшой роли старшего сержанта Кирьяновой, до «Зорь» успела мелькнуть на экране в «Истории Аси Клячиной». После Щукинского ее никуда не брали. Когда она услышала о съемках «...А зори здесь тихие», отправилась на киностудию, рассчитывая устроиться в массовку и заработать хоть немного. Но Ростоцкий ее заметил и сказал, что ему нужна именно такая актриса.

Андрей Мартынов тоже играл свою первую роль в кино. Ему было всего 26 лет, а его герою, старшине Федоту Васкову, - 32 (причем почему-то кажется, что он еще старше). С первого взгляда он подходил мало. Но Ростоцкий попросил его почитать вслух несколько страниц из сценария. В итоге оба разрыдались. Мартынова утвердили. И внешне (с помощью усов и грима), и внутренне он для роли трансформировался очень сильно.

Режиссер на полгода вывез съемочную группу в карельскую тайгу. Фото: Семейный архив С. Ростоцкого

Режиссер на полгода вывез съемочную группу в карельскую тайгу. Фото: Семейный архив С. Ростоцкого

«Я СИДЕЛА В БОЛОТЕ, ПОКА У МЕНЯ ВСЕ НЕ РАСПУХЛО»

Съемки начались в 1972 году в карельской деревушке Сяргилахта на берегу Сямозера и длились чуть ли не полгода. Группе страшно мешали комары - и не только тем, что кусали: они все время норовили пролететь в сантиметре от объектива камеры (и портили кадр, потому что выглядели с такого расстояния как вертолеты). А девушки прошли точно такое же обучение, какое проходили их героини. Им приходилось таскать тяжеленные вещмешки. Их обувь была неудобной - потому что и девушкам на фронте не всегда доставались подходящие по размеру сапоги…

И всем пяти актрисам пришлось сыграть смерть своих героинь, причем Ростоцкий хотел сделать эти эпизоды как можно более реалистичными. Актрисы не играли, а всерьез проживали свою смерть - их неопытность тут была на руку. Героине Екатерины Марковой, Гале Четвертак, фашисты стреляют в спину; пиротехники вшили ей в костюм мини-бомбочки, чтобы гимнастерка сзади разорвалась как бы от пуль. Но чего-то не рассчитали - и произошел не мини-, а вполне себе серьезный взрыв, актриса отлетела в сторону, кожа на спине была обожжена и содрана…

Да и самый знаменитый эпизод фильма, где Лиза Бричкина тонет в болоте, снимался с трудом. В интервью Евгению Додолеву Елена Драпеко рассказывала: «Мне главное было - сидеть до последней секунды под водой, потому что Ростоцкий попросил. Ему надо было, чтобы пузыри сровнялись на поверхности. В общем, я сидела, сидела, пока у меня не распухло все внутри, и после этого стала выкарабкиваться: руку вытянула, но голову поднять из-под воды у меня не получалось. Вот меня за руку и вытаскивали… С полным ртом грязи сидела до последнего, терпела. Хороший получился дубль, его даже не резали».

Ах да, была еще более знаменитая сцена: в бане. Там пятеро девушек немыслимым для советского кинематографа образом разделись догола. Репетировали эпизод в купальниках, а когда дошло до съемок, с площадки выгнали всех мужчин, кроме режиссера и оператора Вячеслава Шумского. Но был еще один мужчина, второй оператор, в самый ответственный момент выскочивший, как чертик из коробочки. Драпеко рассказывала: «Славу Егорова с конвасом - это такой переносной маленький киноаппарат - спрятали в бочке, в углу, и мы его не видели. И он в середине кадра вдруг из бочки вылез и стал снимать укрупнение. Мы не могли прервать съемку, доиграли до конца, но после этого бросились на Славу и отлупили его мочалками…»

Ольга Остроумова (слева) уже во время съемок была известной всей стране актрисой. А Екатерину Маркову и Ирину Шевчук мало кто знал. У обеих роли в фильме Ростоцкого так и остались самыми важными в карьере. Фото: Кадр из фильма

Ольга Остроумова (слева) уже во время съемок была известной всей стране актрисой. А Екатерину Маркову и Ирину Шевчук мало кто знал. У обеих роли в фильме Ростоцкого так и остались самыми важными в карьере. Фото: Кадр из фильма

«СТАСИК ОЧЕНЬ СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РЕЖИССЕР»

Когда картина вышла на экран, ее ждал триумф. Показ на кинофестивале в Венеции. Номинация на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». 66 млн зрителей в СССР. И слезы, слезы, слезы. Рыдали все. Екатерина Маркова сейчас говорит, что не может смотреть фильм по телевизору: «Слезы начинают литься градом»

И только Борис Васильев говорил, что ему ближе не трехчасовые, широкоэкранные, роскошно снятые «Зори», а другая картина, поставленная Марком Осепьяном по его дебютной повести и сразу положенная на полку: «черно-белый, скромненький, серенький, грязненький «Иванов катер».

- Стасик Ростоцкий прекрасный, но часто очень сентиментальный режиссер. Я этого боялся с самого начала. Ведь «...А зори здесь тихие» не сентиментальная история, а жестокая. Стас сам фронтовик, потерял на войне ногу. Он мне признавался: «Боря, прости, я не мог иначе. Я монтирую, а слезы капают, и не удержать». И я смирился с тем, что получилось немного сентиментально. Хотя там великолепный актер в главной роли старшины. И девочки все тоже очень хороши. Но…