Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
14 февраля 2023 16:00

Юридический парадокс: российский суд обязал пенсионера платить вооруженным силам Украины

Россиянин Николай Корсун больше 20 лет выплачивал с пенсии "ущерб" ВСУ
Пенсионер Николай Корсун: "Я в заявлении написал, что финансирование ВСУ считаю финансированием терроризма, прошу прекратить с меня взыскание".

Пенсионер Николай Корсун: "Я в заявлении написал, что финансирование ВСУ считаю финансированием терроризма, прошу прекратить с меня взыскание".

Фото: Личный архив

Военный пенсионер Николай Корсун вскидывает руками и еще раз водит по строчкам того самого определения Мурманского облсуда: «Корсун Н.В. просит прекратить исполнительное производство по взысканию с него в пользу в/ч А-1231 республики Украина неуплаченного остатка денежных средств...» И в конце: «...Суд определил: заявление Корсуна Н.В. оставить без удовлетворения».

- По нему, получается, я должен и дальше спонсировать бандеровцов? Абсурд же! Вдвойне обидно, потому что я ни в чем не виноват! - снова возмущается он и вспоминает, как много лет назад оказался «преступником».

«НАС НАСИЛЬНО ПЕРЕВОДИЛИ В ВСУ»

Все началось с болезни его отца в 1991 году. Эскулапы развели руками: тяжелая онкология, счет пошел на месяцы. Родителя было решено перевезти на родину, в Винницкую область Украины, а вскоре туда же засобирался и Николай Корсун: начальник службы горючего 4-й воздушной армии подполковник Евгений Некрасов пообещал подсобить и перевести мичмана-торпедиста с Северного флота поближе к отцу - в воинскую авиачасть под Винницей. Здесь Николай Васильевич вскоре стал начальником хранилища склада ГСМ. Советский Союз к концу года хоть и развалился, однако часть, хотя и находилась на территории Украины, какое-то время по-прежнему подчинялась Москве. И он остался в ней дослуживать.

- Знал бы тогда, что будет дальше, вернулся бы в Мурманск, - невесело вздыхает он.

Летом 1993-го права на все военное имущество, включая стратегические бомбардировщики, вдруг заявила «самостийная». И военных начали переводить в состав ВСУ.

- Я сразу сказал: дважды присягать нельзя, - вспоминает он. - А потом принесли приказ и заставили в нем расписаться, не присягая. Под угрозой уничтожения личных дел. И не только - против тех, кто отказывался, начались самые натуральные репрессии: сослуживцы, почувствовавшие себя украинцами, давили, угрожали вплоть до поджогов, а на руках у многих маленькие дети, жены и идти особо некуда… Так я оказался в ВСУ.

ДЕЛО ПАХНЕТ КЕРОСИНОМ

Украина активно начала осваивать доставшееся нахаляву имущество и в части появились ревизоры из Киева. Пришли и на склад к Николаю.

- Я предъявил им акты приемки, которые сделал, когда пришел на должность: сколько было списано, остатки, - говорит он. - Был абсолютно спокоен: цифры в акте совпадали с реальным количеством топлива. Был спокоен, даже когда нашли другую бумажку в бухгалтерии — акт о списании естественной убыли авиакеросина в количестве 136 тонн, его мой предшественник сделал, еще до моего перевода в часть. А подписывал тот самый подполковник Некрасов. Подумал тогда — ничего себе они там «насписывали»: топливо естественным путем, конечно, пропадает в результате отстоя, перегонки в расходные емкости, испарения, но не в таких же масштабах!.. Но на этом дело не кончилось: акт о пропавших до меня 136 тоннах вдруг исчез, при этом эту цифру включили в баланс, будто они существовали на момент моего прихода, а исчезли уже при мне.

- А как же акт о вашей приемке?

- Он тоже вдруг пропал из бухгалтерии...

События разворачивались стремительно: в 1995-м следствие возбудило в отношении Корсуна дело о халатности (мол, недоглядел, и те самые 136 тонн через трещины в баках утекли в землю), а чтобы не сбежал, посадили на два месяца в СИЗО, назначив адвоката, который уговаривал во всем сознаться. Супруге же в это время постоянно шли угрозы: пусть признается, хуже будет.

- Все эти два месяца она ночевала в разных местах. А потом был суд, который признал меня виновным в халатности и освободил от наказания по амнистии, удовлетворив гражданский иск части. Так и оказался ей должен 114 тысяч ихних карбованцев.

- Пытались оправдаться?

- Конечно! Жена даже отличного адвоката нашла, он обнаружил множество нестыковок в деле. Но посередине пути он вдруг отказался заниматься моим делом. Встретили его потом как-то на улице и он рассказал: давили и на него, намекали на дочь и ее малолетнего ребенка, мол, будешь дальше копать - не жалуйся потом. И я понял, что ничего не докажу. Но вины так и не признал...

Еще через пару лет супруги Корсун, прихватив нехитрый скарб, по сути, убежали в Мурманск. Повезло: украинский офицер в военкомате отдал на руки личное дело, где и выслуга, и поощрения. Все члены семьи получили российское гражданство, Николай Васильевич, как теплотехник по образованию, устроился на хорошую работу и потихоньку стал забывать ту историю. Как оказалось, зря…

20% С ПЕНСИИ В ПОЛЬЗУ ВСУ

- В 2002 получаю повестку из суда, - вспоминает он. - Прихожу, но там одни секретари: судьи, говорят, отсутствуют, ждите повторную повестку. И я с сыном уехал на месяц на юга. Возвращаюсь — а у меня уже исполнительный лист. Оказывается, та самая в/ч А-1231 вдруг вспомнила обо мне и обратилась в суд по месту проживания с «ходатайством о разрешении принудительного исполнения приговора на территории России». Наш суд все это принял, сослался на какое-то постановление Верховного Совета СССР от 1988 года и Минскую конвенцию от 1993 года («О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам»). И решил: 20 процентов с моей пенсии будет перечисляться на счет украинской в/ч А-1231, пока не выплачу 674 тысячи 242 рубля и 67 копеек. Обращение к юристам местного военкомата не помогло: сроки обжалования и решения Мурманского облсуда и приговора украинского гарнизонного суда были пропущены.

В попытках добиться справедливости, Николай Васильевич еще несколько раз съездил в те края, и бывшие сослуживцы вдруг разоткровенничались на тему загадочной пропажи 136 тонн авиакеросина: один рассказал, как по приказу начтыла заправлял коммерческие рейсы в обмен на водку, другой — как во время следствия ему дали задание расширить трещины в уже пустых емкостях хранения, третий признался, что именно подполковник Некрасов приказал все на него повесить, а бухгалтер объяснила, почему пропали акты, которые доказали бы его невиновность: «Коля, извини, меня тоже запугали». До кучи выяснилось, что нет больше в природе не только в/ч А-1231, но и гарнизонного суда, который выносил приговор.

И он махнул рукой, продолжая платить и время от времени удивляясь: как-то, например обнаружили, что с 2019-го деньги из-за отсутствия взыскателя зависли в российском банке.

ПО 7000 РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ

Специальная военная операция вынудила его вновь обратиться в суд. «Это что же получается — каждый месяц с меня почти по 7 тысяч снимают в пользу бандеровцев?» - возмутился он, попросил прекратить исполнительное производство и вернуть ему накопившиеся в банке, но так и не переправленные на Украину 175 тысяч рублей.

- Я в заявлении написал, что финансирование ВСУ считаю финансированием терроризма, прошу прекратить с меня взыскание.

Но не тут-то было.

«Доводы заявителя о возможности в качестве квалификации финансирования терроризма и экстремистской деятельности факта перечисления им денежных средств в пользу воинских формирований Украины после объявления в РФ 24 февраля 2022 года специальной военной операции признаются судом несостоятельными, поскольку перечисление денежных средств взыскателю на основании выданного судом исполнительного документа не образует состава общественно-опасного деяния», - успокоил Николая Васильевича Мурманский облсуд. И отказал.

- Я, естественно, обжаловал его, - говорит он. - Решения я пока не видел, но надеюсь, что очередной российский суд не заставит меня платить нацистам.

«Законодательство не успевает за реалиями»

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Яна Котловская, адвокат:

- Это настоящая правовая коллизия, - говорит адвокат Яна Котловская. - Я ссылалась на закон о противодействии экстремизму и терроризму, с учетом того, что ВСУ сплошь и рядом совершает военные преступления и теракты, считая, что перечисление им денег может рассматриваться как финансирование терроризма. Мы не признали ВСУ террористической организацией, в этом и проблема. Кроме того, суд первой инстанции указал: поскольку Корсун делает это не по своей воле, а деньги с него удерживаются принудительно, то он не подпадает под финансирование терроризма.

Суд ссылается на Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 1993 года, откуда не вышли ни мы, ни Украина. А значит, по логике суда, надо продолжать ее выполнять и платить. Проблема в том, что законодательство, по которому мы живем, не соответствует быстро изменяющимся реалиям. Раз уж у нас сложились такие отношения с миром и Украиной, то и законодательство нужно менять. Боевые действия ведутся, а конвенция, которая продолжает регулировать наши отношения, продолжает действовать. Получается, что формально мурманский суд прав. Но только формально.

- И что делать? Выходить из Конвенции?

- Там же не только Россия и Украина, но и другие страны. И она предполагает и имущественные, и наследственные, и уголовные дела, выйдем — все посыпется, у простых людей начнутся проблемы. Нужно прорабатывать этот вопрос в отношении с Украиной. Как я понимаю, работа в этом направлении ведется. Депутат ГД Ярослав Нилов по нашей просьбе обратился в Минюст, чтобы тот высказал свои предложения по таким ситуациям и они не повторялись.

Второй Апелляционный суд, в котором мы обжаловали решение мурманского суда пришел к выводу, что заявление о прекращении данного исполнительного производства подлежит удовлетворению. Мы пока не получили решение, в релизе сказано, что «складывающиеся международно-политические правоотношения государства-взыскателя и государства-должника не свидетельствуют о дальнейшей возможности исполнения требования исполнительного документа». Очень обтекаемая формулировка, хотелось бы почитать ее полностью. Банк, который также был привлечён к участию в деле, определение Второго апелляционного суда уже получил, как и заявление Николая Васильевича о возврате хранящихся на счёте 175 тысяч рублей. Ждём ответ на это. Следует отметить, что в декабре 2022 года часть этих денег ему уже была возвращена — та, что хранилась на счёте невостребованных сумм более трёх лет. Поэтому надеемся, что и остальные средства также будут возвращены.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Когда этот материал был подготовлен к публикации, от Николая Корсуна пришло сообщение: он получил на руки решение Второго апелляционного суда, согласно которому он больше ничего не должен выплачивать украинской стороне. Как рассказала "КП" его адвокат Яна Котловская, суд решил: поскольку прекращено действие договора о дружбе и сотрудничестве между Россией и Украиной, введены санкции против российской банковской системы, то получение денежных средств взыскателем объективно невозможно.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

Сможет ли Россия завершить спецоперацию до конца года (подробнее)