Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Общество18 ноября 2022 6:45

Писатель и контрразведчик Игорь Атаманенко: Женщины-агенты намного изворотливее мужчин

О самых выдающихся российских «шпионах в юбке» рассказал автор книги «Женщины в войне разведок»
Елизавета Зарубина в нацистском рейхе выдавала себя за итальянку. Фото: Пресс-служба СВР

Елизавета Зарубина в нацистском рейхе выдавала себя за итальянку. Фото: Пресс-служба СВР

В этом году исполняется 100 лет подразделению разведчиков-нелегалов СВР: управление «С» было создано 20 декабря 1922 года. В его рядах почетное место занимают женщины. И не случайно.

Вот истории лишь некоторых…

Женщина в войне разведок.

Женщина в войне разведок.

Обрядила разведчиков в рясы

Знаменитая разведчица Зоя Воскресенская демонстрировала поразительную изобретательность в вопросах конспирации. В начале Великой Отечественной войны она подготовила заброс в тыл врага разведывательной группы, которая с ее подачи работала под церковным прикрытием.

А вышло так: Воскресенская узнала, что в военкомат обратился епископ Василий, в миру Василий Михайлович Ратмиров, с просьбой направить его на фронт добровольцем. Зоя Ивановна пригласила его к себе домой и несколько часов убеждала взять под свою опеку двух разведчиков, которых он «прикроет» своим саном.

Полковник внешней разведки Зоя Воскресенская после отставки стала известной детской писательницей. Фото: Wikimedia Commons

Полковник внешней разведки Зоя Воскресенская после отставки стала известной детской писательницей. Фото: Wikimedia Commons

«Больше всего святого отца заботило, не осквернят ли его подручные храм Божий кровопролитием, - вспоминала Воскресенская. - В итоге он дал согласие, и на следующий день в моей квартире началось обучение двоих сотрудников внешней разведки «Васько» (старший группы) и «Михася» ритуалу богослужения: молитвам, обрядам, облачению. 18 августа разведгруппа, которую наши острословы окрестили «Святой троицей», начала вести службы в Покровской церкви Пресвятой Богородицы в г. Калинин, а когда немцы ее разбомбили, перебралась в городской собор. Выполняли задания по широкому фронту: собирали сведения о дислокации немецких штабов, складов и баз; о численности войск и наличии у них новых образцов оружия и т. д. Для связи с Центром к «Святой троице» прикрепили радистку «Марту». Результаты разведдеятельности группы были более чем убедительны…»

Еще до войны именно разведчица Воскресенская готовила аналитическую записку о том, что Германия готова напасть на СССР. «Аналитическая справка вышла довольно объемистой, но резюме - кратким и четким: «Мы на пороге войны», - писала в мемуарах Воскресенская. - Подчеркиваю, это было 17 июня 1941 года. Тогда же начальник внешней разведки П. М. Фитин повез доклад лично И. В. Сталину. Иосиф Виссарионович ознакомился с нашим докладом и отшвырнул его. «Это блеф, - раздраженно сказал он. - Не поднимайте паники. Идите-ка и получше разберитесь!»

К слову, и в сугубо личном общении Воскресенская могла позволить себе импровизацию. Когда в начале ее карьеры в 1936 году резидентом советской внешней разведки в Финляндии (где тогда работала Зоя) прибыл титулованный разведчик Рыбкин, сперва отношения с ним у женщины не задались.

«Мы спорили по каждому поводу. Я решила, что не сработаемся, и попросила Центр отозвать меня. В ответ мне было приказано помочь новому резиденту войти в курс дел, а потом вернуться к этому вопросу», - вспоминала она.

Однажды Рыбкин обмолвился, что очень уважает одного из немецких военных разведчиков, который написал фундаментальный труд «Тайные силы». Зоя взяла эту книгу в посольской библиотеке и, зная о привычке Рыбкина делать обход рабочих кабинетов резидентуры перед уходом домой, «забыла» убрать книгу в сейф, оставив ее открытой на странице, где превозносилась роль женщин-разведчиц. На следующее утро резидент устроил разнос Зое «за халатное отношение к работе с документами». Но и взглянул на нее под другим углом… А вскоре оба запросили Центр: разрешите пожениться. Так в советской внешней разведке появился супружеский тандем. Один из первых…

27 ноября 1947 года полковник Рыбкин погиб под Прагой. Официальная версия - автомобильная катастрофа. Зоя Ивановна в нее не верила и собиралась провести собственное расследование, но руководство запретило. А в августе 1953-го, когда полковнику Воскресенской-Рыбкиной до выхода на пенсию по выслуге лет оставалось 7 месяцев, в своем рабочем кабинете без предъявления обвинения арестовали начальника Четвертого управления НКВД генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, под чьим началом Зоя Ивановна долгое время работала. Она открыто выступила в защиту Павла Анатольевича. На следующее утро ей было объявлено об увольнении «по сокращению штатов».

Зое Ивановне дали доработать до пенсии… в ГУЛАГе. Больше года разведчица, свободно владеющая немецким и финским языками и входившая в элиту внешней разведки, служила в Воркутинском лагере (Ворлаге) на должности охранника. Поэтому и пенсию ей назначили по низшему офицерскому - лейтенантскому тарифу.

Произведения Зои Воскресенской

Произведения Зои Воскресенской

Система, которой Зоя Ивановна отдала лучшие годы своей жизни, ударила ее наотмашь. Но она великодушно простила. Целебным снадобьем стал литературный труд. Ее книги изданы тиражом 21 миллион 642 тысячи экземпляров и переведены на 24 языка мира.

Мастер лицедейства

Елизавета Зарубина обладала непревзойденным искусством перевоплощения.

«Она так умела себя подать и очаровывать, что мужики штабелями падали от общения с ней, - рассказывает Игорь Атаманенко. - В нее обязательно влюблялся кто-нибудь из известных людей. Один из них - Блюмкин, тот, кто стрелял в германского посла в 18-м году. Он по уши влюбился в Елизавету».

Игорь Атаманенко. Фото: Личный архив

Игорь Атаманенко. Фото: Личный архив

А в реальности Зарубина одна из самых продуктивных, результативных и самых «проникающих» разведчиц, тонкий психолог. С ее подачи Сталин узнал об атомном оружии... Через ценнейшего источника резидентуры, выходца из России, Якова Голоса (псевдоним «Звук») Елизавета Юльевна вышла на «отца атомной бомбы» Роберта Оппенгеймера и выдающегося физика-ядерщика Лео Силарда, работавшего в той же области.

То, что разведчица сделала в США, еще нельзя назвать «атомной разведкой» в чистом виде, однако она первой вышла на близкие подступы к ней. Основную работу по «Манхэттенскому проекту» проделали другие наши разведчики. Однако заслуга Зарубиной заключается в том, что она первой сумела привлечь внимание руководства СССР к атомной проблеме.

«Она, женщина явно семитского вида (в девичестве - Лиза Иоэльевна Розенцвейг), умудрялась разгуливать по улицам Берлина. Хотя коричневорубашечники брали всех, похожих на евреев, - рассказывает Атаманенко. - Даже при наличии добротных документов пребывание в Германии в годы войны для Елизаветы Юльевны было сопряжено со смертельным риском, ибо в застенки гестапо и в концлагерь можно было угодить из-за пустяка: даже случайные прохожие нашли бы в ее лице семитские черты. Что уж говорить о патрулях».

Чтобы при возможной встрече с ними доказать, что она не еврейка, а «итальянка», Елизавета в авральном порядке выучила итальянский язык (а знала еще четыре). Вспоминала, что несколько раз ее тормозил патруль, но она щебетала на итальянском, вводила в заблуждение и играла, как заправская актриса. Каждое свое появление на берлинских улицах называла «танцем на канате, висящем над пропастью». Всякий раз представала в новом облике. Была «человеком с десятью лицами».

Но вот гримаса судьбы: избежав застенки гестапо, а после войны фэбээровскую тюрьму, Зарубина погибла в возрасте 83 лет дома, в Москве. Причем нелепо, угодив под колеса рейсового автобуса...

Муж по разнарядке

Испанка Африка де Лас Эрас Гавилан (необычное имя ей дал отец, а родилась она в испанском эксклаве Сеуте, окруженном марокканской территорией) стала советской разведчицей в середине 30-х.

«Ноябрь 1936 года, Страсбург, проверка документов у пассажиров экспресса Париж - Берлин. В одноместном купе вагона первого класса молодой пограничник просит эффектную даму предъявить документы, - пишет Игорь Атаманенко. - Фыркнув, протянула канадский паспорт. В те годы паспорт подданного Канады котировался в Европе высоко, багаж его владельца, как правило, не досматривался. По-иному отнесся к документу молодой пограничник: «У меня сегодня, мадам, свадьба, поэтому я добрый и готов закрыть глаза… Никому больше не показывайте этот паспорт, иначе у вас будут неприятности. И потребуйте обратно деньги у тех, кто вам продал эту фальшивку. Торонто, где вы якобы родились, находится в провинции Онтарио, а не в провинции Квебек».

Спесь слетела с лица «канадки». Выхватив паспорт из рук знатока политической географии, стремглав бросилась из вагона. В тот же день там же, в Страсбурге, та же эффектная особа по тому же паспорту вторично пренебрегла опасностью быть задержанной жандармами и пересекла границу на автобусе.

В общем, рисковой пассажиркой была Африка, выполнявшая поручение резидента НКВД в Испании генерала Фельдбина - везла крупную сумму наличности в иностранной валюте в Берлин…

Африка де Лас Эрас Гавилан и Джованни Антонио Бертони уже в зрелом возрасте создали в Уругвае семью с подачи руководства внешней разведки и под чужой фамилией Маркетти, однако «конспиративный брак» оказался в итоге счастливым… Фото: Личный архив

Африка де Лас Эрас Гавилан и Джованни Антонио Бертони уже в зрелом возрасте создали в Уругвае семью с подачи руководства внешней разведки и под чужой фамилией Маркетти, однако «конспиративный брак» оказался в итоге счастливым… Фото: Личный архив

В январе 1946 года Африка легализовалась в Париже под псевдонимом Мария Луиза де лас Эрас, выдав себя за беженку из Испании. Она не знала про своего коллегу, итальянца Джованни Антонио Бертони («Марко»), который после очередного курса спецподготовки получил в середине 50-х новое назначение: резидентом в Уругвае, куда к тому времени перебросили и Африку.

«По замыслу руководства внешней разведки, в перспективе они должны были стать мужем и женой для последующего глубокого оседания в Латинской Америке. И то была не кабинетная импровизация, а взвешенное решение, в основе которого лежал многолетний практический опыт, - сообщает Атаманенко. - На Лубянке считали, что сильной стороной внешней разведки являются супружеские разведывательные пары, которых от обычных брачных союзов отличают абсолютная психологическая совместимость мужа и жены. Анализ работы разведывательных пар - Елизаветы и Василия Зарубиных, Михаила и Елизаветы Мукасей, Зои и Бориса Рыбкиных и ряда других - подтвердил правомерность такого мнения. Создавали их не в массовом порядке, а по мере надобности».

Африка и «Марко» были самыми подходящими кандидатами для брачного союза. Оба опытные нелегалы. Оба, став гражданами СССР, обрели новую родину и искренне любили ее. Но при всех званиях, регалиях и материальных благах не имели семейного очага и тяготились одиночеством. Африке исполнялось 47 лет, а «Марко» - 50. По расчетам начальства, эти обстоятельства должны были способствовать реализации внутриведомственного плана, закодированного как «Супружество».

Но члены намеченного брачного союза не то что лично не знакомы - даже не подозревают о существовании друг друга! Ничего, дело поправимое, важно другое: выяснить, готов ли морально каждый из кандидатов к супружеским отношениям.

Начали с «Марко». Детально ознакомили его с оперативной обстановкой на предстоящем «поле брани» - в Уругвае. Подчеркнули, что он направляется туда для оказания помощи действующей там Африке, показали ее фото, рассказали. В заключение сообщили, что для повышения КПД уругвайской резидентуры считали бы целесообразным объединить их в супружеский разведывательный тандем. Как он к этому относится? «Марко» ответил просто: «Согласен. Ведь танго в одиночку не танцуют!» Реакция разведчика оправдала надежды начальства: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».

Чтобы выяснить отношение Африки к возможному замужеству, запустили пробный шар. В мае 1956 года она приняла радиограмму из Москвы с предписанием прибыть в Геную для встречи с «итальянским коллегой». Дело привычное - необычными были заключительные фразы депеши: «Допускаем, что ваши рабочие отношения с итальянским коллегой могут дополниться личными. Ваше мнение?» «Что это? - размышляла. - Для приказа форма слишком деликатная…»

На провокационный посыл Центра ответила аргентинской поговоркой: «Никогда не приглашай на танец сидящую женщину - она может оказаться хромой»…

И все же вскоре появился новый разведывательный тандем. Обвенчавшись в Кафедральном соборе Монтевидео, они стали супругами Маркетти. Приобрели надежное прикрытие, получив лицензию на торговлю антиквариатом. В элитном районе столицы купили дом, первый этаж приспособили под магазин, а на втором оборудовали фотолабораторию и радиостудию. Выполнили ряд важных заданий Центра, в том числе провели конспиративные встречи с Сальвадором Альенде, в ту пору сенатором парламента Чили, и с Эрнесто (Че) Геварой накануне его отплытия на яхте «Гранма» в составе отряда Фиделя Кастро для захвата власти на Кубе.

Брачный союз повенчанных по воле Центра для реализации сверхзадач оказался не только дееспособным, но и счастливым: восемь лет в нем царил дух взаимной любви и уважения. Счастье оборвалось со смертью супруга.

Полковник Африка де Лас Эрас Гавилан, за годы службы не допустившая ни одного провала, избежавшая предательства и репрессий, в течение 60 лет была обречена на публичное небытие. Ее имя рассекретили лишь в 1997 году. Имя, но отнюдь не операции, в которых она участвовала, и не все страны, где она выполняла задания Центра, - они еще лет 50 будут оставаться под грифом «Совершенно секретно».