Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 ноября 2022 15:15

Что простые россияне думают о власти, Украине и мобилизации: правда раскрылась во время путешествия автостопом

Журналисты KP.RU Владимир Ворсобин и Иван Макеев продолжают рискованное путешествие автостопом от Калининграда до Владивостока

Фото: Иван МАКЕЕВ

Журналисты KP.RU Владимир Ворсобин и Иван Макеев едут автостопом от Калининграда до Владивостока. Они выехали 4 ноября, чтобы через бесконечные разговоры с простыми людьми, случайные встречи и сотни километров дорог увидеть, чем живет и дышит настоящая, нетелевизонная Россия. Предыдущие репортажи

КАК С НАМИ СВЯЗАТЬСЯ

Наш телефон - 89037993422. Все мессенджеры включены «на прием». Ждем от вас темы репортажей, рассказы о жизни родного города. А если вы водитель - будем рады, если вам с нами по пути!

О том, где мы сейчас - читайте в трансляции. Здесь же - наш маршрут на карте.

СМОТРЯЩИЙ В НЕБО ДА ДОЙДЕТ

Избавьтесь от иллюзий. И вы пойдете так же легко, свободно, радостно, пиная шишки и любуясь красно-синим переливом туч, как я.

Планы в России - ерунда. Особенно надежды. Их сломает первый же день. В России надо расслабиться и довериться Богу.

Идем, к примеру, мы сегодня через лес, по стерильной дороге. Единственный населенный пункт, до которого часов шесть пути, - поселок с невозможным именем Будогощь.

Что от тебя зависит? Ничего. Дал тебе Бог направление. Будогощь. Дал крест. Так иди вперед, припевая.

Помню, во время Великорецкого крестного хода оказалось - неделя пути под силу лишь тем, кто не смотрит под ноги, а блаженно таращится в небо. А у нас вверху сосны, нудный дождик, нахлобученное прямо на сосны небо и щедро разлитая тишина.

Рядом, правда, опять ворчит Ваня Макеев… Что надо быстрее дойти до Владивостока, что в Москве семья, дети, скоро Новый год. Не понимает… Думаю, ближе к Уралу расслабится, растворится.

Журналисты "Комсомольской правды" Владимир Ворсобин (слева) и Иван Макеев (справа).

Журналисты "Комсомольской правды" Владимир Ворсобин (слева) и Иван Макеев (справа).

Фото: Иван МАКЕЕВ

КОД ЖИРИНОВСКОГО

Перебираю в памяти наших добрых водителей - калининградских, псковских, новгородских. И чувствую - чего-то не хватает. И спотыкаюсь…

О господи.

Никто из двадцати трех водителей (кроме, пожалуй, одного), подвозивших нас, не упоминал власть. Ни по имени, ни по должности, ни по матери, ни в хорошем смысле, ни в плохом.

Русский человек рационален. У него каждый рубль расписан, поделен между женой, сыном, старенькой мамой и заначкой «на мотоцикл». Он не доверяет никому, только себе. Это тысячелетняя генетика.

Даже фамилию собственного губернатора русский человек вспоминает натужно.

И когда уже я, мысленно крестясь, все-таки затаскивал русского в политические разговоры, обнаруживалось: об экономике - есть мнение, о международных отношениях - еще какое. О своей власти - скучно становится… И только о Жириновском скажет с улыбкой: прикольный был мужик! (Похоже, Вольфович расшифровал-таки народ, но унес код с собой в могилу.)

Жириновского простые россияне вспоминают с теплотой.

Жириновского простые россияне вспоминают с теплотой.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Калининградский водитель коммунального грузовика даже меня спросил:

- А когда мы зависели от местной власти? Вот так, чтоб власть хорошая - и живем хорошо, плохая - и нам плохо. Нет такого.

БЛИЗКИЙ КРУГ - МОЯ СТРАНА

И уже здесь, под Новгородом, когда я, продолжая «водительский» спор, сгоряча упрекнул народ в равнодушии: мол, выходит, мы все чертовы индивидуалисты, нам плевать на общественное, каждый сам за себя, водитель «Волги», педагог техникума Виктор Михайлович, выдвинул свою версию.

- Может, это и есть главная черта русского человека? - предположил он. - В экстремальной ситуации он окукливается и старается не контактировать с внешним миром. Случись какое лихолетье, он запасается продуктами и уходит в себя - хуторской метод выживания. Мир у бедного, закредитованного человека съеживается до семьи, детей и самых близких. Близкий круг - и есть его настоящая страна.

Москва. Во время уборки снега с крыш зданий Кремля.

Москва. Во время уборки снега с крыш зданий Кремля.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Но при этом власть верховная не просто не оспаривается. Она как данность.

А если кто-то даже и подумает вдруг, то ему тут же прилетит возмущенное - это ж опять революции, перестройки, бардак? Тебе нужна вся эта …? И разговор заканчивается.

На то он и закон русский. Просто верить.

Так и живет народ.

«ПРЯТАТЬСЯ НЕ БУДУ»

- Разве не говорят люди о боях на Украине? О мобилизации? - конечно, спросите вы.

Удивитесь. Ничего.

Полторы недели я слушал народ. Не торопился. Долго пытался выяснить: не ошибаюсь ли?

Представьте. Едем. Говорим за 3 - 4 часа пути обо всем. Семья, дети, женщины, НЛО, анекдоты, работа, о местном дураке мэре, опять о работе…

Десять водителей позади. Пятнадцать.

Не говорят люди об Украине! Лишь единицы нечаянно тронут тему и застынут. «Быстрее бы это закончилось», - и уходят в себя.

И только в Новгороде водитель сам начал разговор.

- До чего же, - говорит, - мы все разные! Сестра моя готова сама пойти на фронт. Она медработник - такие там нужны. А одноклассник, наоборот, ругает власть на чем свет стоит. Мой старый дворовый друг пошел добровольцем. 52 года, с переломанным позвоночником. У него в спине скоба стоит.

Его военкомат раз завернул, два… На третий взял. Представляешь, упросил взять!

- У жены родственник недавно из Донбасса вернулся. Артиллерист, - рассказывал в Чудове охранник, с которым мы убивали тифозный дождливый вечер. - Я к нему: «Как? Что?» А он спокойненько так: «Нормально. Воюем. Сейчас квартиру оформлю (с документами какая-то возня) и назад, на фронт, поеду». Говорит: если бы не начали операцию, «укры» ворвались бы в Донбасс, мол, деваться некуда. Воевать надо…

- И вот что меня удивило, - охранник задумывается. - Его деловитость и спокойствие. Он собрался назад, на фронт, как на работу… С другой стороны, я получаю 25 тысяч, а там… Чего не поехать?

При слове «мобилизация» мужики не то что нервничают. А как-то быстро говорят: «Прятаться не буду». Словно это пароль.

Свердловская область, Еланский военный учебный центр. Призванные из запаса во время частичной мобилизации проходят огневую подготовку на стрельбище.

Свердловская область, Еланский военный учебный центр. Призванные из запаса во время частичной мобилизации проходят огневую подготовку на стрельбище.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Словно, если они скажут другое, возникнет подозрение - не трус ли? А для жителей маленьких городков и деревень пока еще важно, что соседи скажут…

ЛУЧ СВЕТА

Из дорожной релаксации меня вывел радостный рев Вани Макеева.

- Ты слышишь? - восторженно кричал он, напоминая Робинзона, увидевшего вдалеке дымок парохода.

Тьму где-то там, вдалеке, щупали фары.

И это был уже не автостоп - битва за выживание. Оттаскиваю Ваню с центра дороги. Он был готов на нее лечь.

- Давай, - говорю, - сделаем вид, что у водителя есть выбор.

На нас ехал грузовик с белорусскими номерами.

Ну, не подведите, братья-сябры…

Уникальная экспедиция продолжается. Впереди - сотни километров и десятки попутчиков.

Уникальная экспедиция продолжается. Впереди - сотни километров и десятки попутчиков.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Все части. Продолжение следует...

ТРАНСЛЯЦИЯ

Как живет настоящая Россия: Журналисты Ворсобин и Макеев едут автостопом от Калининграда до Владивостока

Через бесконечные разговоры с простыми людьми, случайные встречи и сотни километров дорог корреспонденты KP.RU прокладывают новый путь к русскому сердцу (подробности)