Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-11°
Boom metrics
Политика2 апреля 2023 20:23

Владлен Татарский сейчас на другом участке фронта, там, где Тьма сражается со Светом

Военкор «КП» Дмитрий Стешин вспоминает своего коллегу и друга, погибшего при взрыве в кафе в Санкт-Петербурге [видео]
Блогер и военкор Владлен Татарский (Максим Фомин)

Блогер и военкор Владлен Татарский (Максим Фомин)

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Так получилось, что мое место в СВО определил Владлен Татарский, Максим Фомин, воин-проповедник. Буквально взял меня за руку и отвез в батальон «Восток». Определиться было не сложно, я знал командира «Востока» с мая 2014. Мы, сразу же, вместе с Александром Ходаковским съездили в один из донецких храмов, приложились к образу Богоматери «Умягчение злых сердец» и духовно ощутили себя готовыми к боевым действиям. Из храма мы с Максом отправились по городским аптекам – добирать последние оставшиеся в продаже кровоостанавливающие жгуты под народным названием «мармеладки». Они были липкие наощупь и чуть прозрачные, хотелось их лизнуть (и я сделал это украдкой!), но вместо душистой сладости жгуты остро отдавали горькой резиной. Потом начались наши совместные скитания по располагам, мытым или немытым полам, холодным или теплым комнатам и спортивным залам.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Ожидая выдвижения батальона на передок, мы сгоняли с Максом в ЛНР, на те позиции на берегу Северского Донца, к тем людям, с которыми он когда-то начинал воевать. Больше всего меня потряс Костя, командир с позывным «Костер», парень, воюющий без одного глаза и одной ступни. «Костер» погиб первым из моих знакомых, в марте, кажется. Меня потрясло отношение Макса к этой смерти. Отношение воина: «Костя ушел, помолимся за его чистую душу, крепко запомним и отомстим». Не знаю, что творилось у Макса внутри, внешне он никак это не показывал. Но мне он объяснил, что разжигать в себе скорбь, горечь утраты от смерти товарищей – верный способ уйти следом. А если все уйдут на небо, кто тогда победит на земле?

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Макс воевал с 14 года, ушел на фронт прямо из тюремной камеры. Вооруженное ограбление офиса «Приват-банка» в Макеевке. Макс осмыслил эпизод своей биографии, называя сам себя «грабителем дилижансов». Из зоны Макс вынес то, что нужно оттуда вынести нормальному человеку – Веру, любовь к книгам, порядку и чистоте. Все, больше там брать особо нечего. Именно зона дала Максу навык и потребность в саморазвитии в виде чтения книг, иногда очень сложных и тяжелых, но нужных. У нас в лексиконе есть такой позднесоветский презрительный эпитет – «самообразованец». И Макс был этим самым «самообразованцем». Думаю, эпитет этот выдумали там, где выдают картонные корочки дипломов. В богословских диспутах, Макс легко бы уделал любого выпускника семинарии, при этом он толковал Библию не «от пупа», а с точными цитатами – я проверял.

Раннее утро, Макс ждет попутку до передовой, пьет чай и читает последние новости - в окопах связи не будет

Раннее утро, Макс ждет попутку до передовой, пьет чай и читает последние новости - в окопах связи не будет

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Поэтому я и называл его «воин-проповедник». Именно от Макса я взял убийственно-точные характеристики командиров: «Пастор», «Некрофил», «Барыга». Первый может убедить словом любую толпу и повести ее в бой. Второй любит положить бойцов в бессмысленных штурмах, а потом устроить им красивые похороны с салютом и тризной. У третьего типажа в подразделении есть все, даже птичье молоко, но воюет оно редко – все заняты товарно-денежными операциями и организацией снабжения. Или, тоже его цитата: «наша любимая кадровая политика – замена дурака на дурака».

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

В первых числах марта мы на несколько месяцев приземлились во втором классе сельской школы в 15 километрах от окраины Мариуполя. Бережно сложили весь детский учебный инвентарь к стене и заняли места на полу, головами к капитальной стене. Справа от меня спал Татарский, слева легендарный Админ, один из первых «вагнеровцев» и профессиональный спецназовец – для меня он навсегда зримый образец русского офицера из прошлого. У входа спали военкоры Жора Медведев и Влад Евтушенко. Мы быстро стали если не друзьями, то близкими людьми, которые едят вместе, из одного котла, а вкусняшки в магазине покупают на всех. Оставалось только попасть вместе в какой-нибудь замес, чтобы окончательно узнать друг друга. Это случилось быстро. В только что освобожденном поселке Талаковка я попал вместе с Максом под артобстрел, получил свой позывной, а Макс первый раз оказался в моем репортаже:

«За селом невидимые батареи без остановки отправляли снаряды по каким-то неведомым позициям. Бойцы переговаривались: «Приятно послушать, обычно укропы по нам так наваливали без остановки, а теперь помалкивают». Но слово «помалкивают» было преждевременно. Постепенно по селу начала приходить ответка, все ближе и ближе. Снаряды ложились с треском раздираемого полотна, вздрагивала земля и наконец, я учуял совершенно необъяснимый запах тротила — горько-сладкий. Скосил глаза в кювет и вдруг увидел уютнейший бетонный водоотводный желоб, куда можно было лечь боком и лежать там спокойно, хоть до Страшного суда. Владлен Татарский, перехватил мой взгляд и одобрительно заметил:

— А ты разбираешься, Старый!

Так я получил свой позывной».

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Макс с Админом ушли с головой в авиаразведку, достигнув в ней таких профессиональных высот, что даже гастролировали по братским подразделениям, берущим Мариуполь. Я занимался военной журналистикой и встречались мы только после захода солнца. В нашей комнатухе начинались вечерние диспуты такой увлекательности, что писать репортажи было совершенно невозможно. Я как-то поймал себя на том, что вместо написания текста машинально стенографирую пламенный спич Татарского… Макс разминался таким образом, готовился к своей обязательной программе «Вечерний Владлен».

Ближе к маю нас стало шестеро, к нам присоединился Арни, Андрей Рахов, доброволец из Питера. Вошел в нашу фронтовую «семью»… как будто был с нами всегда. И казалось, так всегда и будет. Но, боевые действия не любит этого слова – «всегда». Первым погиб Арни, Андрей Рахов, в феврале подорвался на мине под Угледаром. Возвращаясь из авиаразведки, слетел с расквашенной колеи в черноземе и попал на мину.

Теперь ушел Владлен Татарский, Максим Фомин.

Из шести обитателей той самой комнатки, осталось четверо. Но, зато, наше Небесное воинство получило пополнение, отборных бойцов. Макс не раз говорил мне, что основные сражения идут на небесах, там, где Тьма бьется со Светом. Буду думать, что Макс просто перешел на другой участок фронта. Да так оно и есть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Полная хронология и детали взрыва в кафе в Санкт-Петербурге, где погиб военкор Владлен Татарский

Страшная трагедия произошла в Петербурге 2 апреля 2023 года - прогремел взрыв в кафе на Университетской набережной. В этот момент там проходила творческая встреча с Владленом Татарским (подробности)

«Ее могли использовать»: Что известно о девушке, подарившей статуэтку со взрывчаткой Владлену Татарскому на встрече в Петербурге

Предположительно, бомба была в статуэтке, которую Татарскому подарила молодая девушка, пришедшая на встречу (подробности)

Хохмил до последнего: Очевидец рассказал, как в кафе Петербурга взорвали военкора Владлена Татарского

"КП-Петербург" узнала, как все происходило в кафе из первых уст (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мы слышим страшные вещи»: Захарова прокомментировала Радио КП реакцию прозападных блогеров на убийство Владлена Татарского (подробнее)