Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Экономика31 мая 2023 7:00

Как развивать downstream?

Профессор Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Михаил Аким объяснил, почему развитие сектора глубокой переработки сейчас так важно для экономики России
Важнейшие условия развития переработки — близость и доступность крупных рынков сбыта.

Важнейшие условия развития переработки — близость и доступность крупных рынков сбыта.

Фото: Shutterstock

Ситуация на сырьевом рынке

Земля не может производить нефть, газ и уголь с той же скоростью, с которой они потребляются человечеством. В то же время геолого-разведочные компании находят все больше ранее неизвестных запасов энергоресурсов, в частности нефти, что снижает ценовое давление на сырьевой рынок. Вместе с этим повышаются затраты в секторе добычи: производителям приходится вкладывать значительные средства в разведку и бурение в других местах. Итог — инвестиции в добычу хоть и приносят высокую прибыль, но не гарантируют денежной отдачи в долгосрочной перспективе.

Традиционно сырая нефть поступала с Ближнего Востока и из России в Европу и США, то есть глобально — с Востока на Запад. Однако динамика полностью изменилась в связи с падением спроса в сочетании с ростом предложения в Северной Америке. Важной тенденцией стала переориентация поставок российской нефти на азиатский рынок, в частности в Китай и Индию.

Подобные трансформации, а также возникновение и развитие электротранспорта, необходимость развития «зеленых» и энергосберегающих технологий создают другой финансовый рынок и, как следствие, значительно влияют на конъюнктуру в перерабатывающем секторе — downstream.

Инвестиции в переработку в большей степени зависят от рыночной ситуации — на текущую существенно повлияли как пандемия COVID-19, так и геополитические изменения. В нормальных условиях спрос на продукты переработки обычно остается стабильным или растет, что предполагает меньший инвестиционный риск в секторе.

С другой стороны, важнейшие условия развития переработки — близость и доступность крупных рынков сбыта. Именно этот фактор определяет возможность экономии на масштабе — она, в свою очередь, необходима для окупаемости инвестиций.

Поскольку проекты в данном секторе крайне капиталоемкие и продолжительные, стоимость заимствования имеет критическое значение: предприятие, окупаемое в период низких ставок, может оказаться абсолютно нереализуемым при высоких ставках, очевидцами которых мы сейчас являемся.

В предыдущие годы актуальность темы переработки сырья значительно возросла по причине роста спроса различных отраслей промышленности на химическую продукцию, а также необходимости более комплексного использования природных ископаемых в связи с «зеленой» повесткой.

При этом Россия, экспортируя значительные объемы нефтегазового сырья, отстает от мировых лидеров по производству и потреблению продуктов нефтехимии и химии. По итогам 2022 года добыча нефти в стране выросла на 2% — до 535,2 млн тонн в год, а экспорт увеличился на 7,6%, до 242 млн тонн. Однако объем нефтепереработки снизился на 3% и составил около 272 млн тонн, а доля продуктов переработки нефти, газа и угля в валовом внутреннем продукте страны составляет немногим более 1%.

В этой связи встает вопрос о необходимости развития в РФ сектора глубокой переработки. Он требует детального анализа с учетом современных тенденций мирового спроса на нефтепродукты, актуальныхтехнологических, экологических, социальных и рыночных критериев.

Ряд прошлогодних исследований показал, что запланированные темпы развития перерабатывающей отрасли за счет модернизации оказываются недостаточными и требуют дополнительных инвестиций в инновационное развитие и строительство.

Социально-экономические эффекты переработки энергоресурсов

Под продуктом нефте- или газопереработки понимают сырье для производства товаров. Однако нередко продуктом переработки углеводородов называют саму вещь, в составе которой есть такое сырье. Если рассматривать товар как результат многоступенчатого преобразования природного ресурса, такой взгляд представляется разумным.

При этом в обществе за продуктами нефте- и газопереработки закрепилась стойкая ассоциация с топливом и энергией соответственно. В действительности они являются основой множества окружающих человека вещей.

Так, после очистки газа можно получить сырье, которое используют в производстве красок, клея, пластика, оптоволокна, жидкокристаллических экранов и т. д.

В результате первичной переработки из нефти выделяют мазут, керосиновую, бензиновую, газойлевую фракцию и другие компоненты. Следующее, вторичное, воздействие изменяет структуру углеводородов, что влечет создание нового продукта. Например, химическое преобразование мазута позволяет получить парафин, котельное топливо, дистиллятное масло, основу для смазочных материалов и прочее сырье.

В общей сложности из продуктов нефтепереработки можно произвести несколько тысяч конечных товаров. Среди них — косметика и бытовая химия, парфюмерия, продовольствие (например, жевательная резинка), пластиковая мебель, бытовая техника, бутылки и автодетали, в том числе наружные, синтетические ткани (нейлон, акрил и пр.), компьютеры и гаджеты, оборудование, провода, игрушки, фотопленка.

Перечисленные производные нефтепродуктов — категории, выпуск которых требует наращивания. Это подтверждает статистика: в прошлом году динамика производства компьютеров и электроники снизилась на 64%, автотранспорта — почти на 50%, электрического оборудования — примерно на 45%, чистящих средств и косметики — на 19%, пластмассовых изделий — более чем на 17%. Одна из причин — снижение импорта оборудования и материалов.

При этом сокращение производства на фоне уменьшения поставок — это не единственный вызов для российской перерабатывающей промышленности. Сегодня транспортная и упаковочная отрасли — одни из крупнейших конечных рынков для нефтеперерабатывающей промышленности — претерпевают значительную трансформацию. В частности, более жесткие экологические нормы требуют наращивания производства высокотехнологичных продуктов переработки сырья и композитных материалов.

То же можно сказать и про сектор товаров народного потребления, где растущее число онлайн-покупателей потребует увеличения выпуска перерабатываемой упаковки, которая позволит сократить количество отходов.

В 2018 году свои усилия объединили 13 ведущих мировых производителей розничных товаров, продавцов и упаковочных компаний, которые в совокупности изготавливают более 6 млн тонн пластиковых пакетов, бутылок, контейнеров и т. д. Их цель — к 2025 году перейти на упаковку, пригодную для повторного использования, переработки или компостирования. Успех инициативы преимущественно определяется развитием нефтехимии, усовершенствованием полимеров и развитием технологий мусоропереработки.

Отдельное внимание следует уделить фармацевтической сфере. Сегодня глубина переработки энергоресурсов — важное условие доступности лекарств. Из-за снижения импорта препаратов на 9% возникла потребность в отечественных медикаментах и фармацевтических субстанциях для их производства, например в феноле, который извлекают из нефти и каменного угля. На его основе производятся антисептики и обезболивающие препараты.

В январе 2023 года Минздрав включил 97 препаратов в перечень «потенциально дефицитных». Среди них — ибупрофен, парацетамол, лидокаин и аспирин. На этом фоне беспокойство вызывает снижение объема производства отечественных лекарств и медицинских материалов — в прошлом году его падение составило 6,9%.

При этом у фармацевтической отрасли есть большой потенциал. В России действующие вещества для медикаментов производят около 100 компаний — с их помощью создается более 50% перечня необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Цель на текущий год — увеличить показатель на 10 процентных пунктов. Данное намерение осуществимо только при условии стабильных поставок сырья, в том числе переработанных нефти, газа и угля.

Нельзя также не сказать о необходимости переработки угля, запасов которого в России хватит примерно на 500 лет.

Сегодня доля угля в энергобалансе России составляет порядка 10%, однако его использование как первичного ресурса — для сжигания — может уменьшиться в результате «зеленой» трансформации. При этом рост потребления, по мнению многих экспертов, обеспечится внедрением технологий газификации. Это особенно актуально для угледобывающих стран, где из-за сокращения добычи сырья возникают социальные проблемы.

Согласно оценкам, в результате глубокой переработки угля, ключевую роль в которой играет процесс газификации с получением синтез-газа, можно выпускать до 130 видов химических продуктов и множество товаров в смежных отраслях. При этом воздействие на окружающую среду и здоровье человека становится минимальным за счет отсутствия неиспользуемых отходов.

Другое важное направление — переработка остатков производства. Ежегодно в России накапливаются миллионы тонн золошлаков: их захоранивают на полигонах, что наносит вред экологии. В то же время существуют технологии, позволяющие поступить иначе — синтезировать из остатков производства химикаты и топливо. Однако пока получение синтетического горючего из угля ограничивается себестоимостью продукта, которая выше рыночных цен.

Создание в России высокотехнологичных перерабатывающих предприятий может привести к поддержанию внутреннего спроса на уголь, созданию предпосылок для более динамичного развития всего топливно-энергетического комплекса страны и сохранению рабочих мест в угледобывающих регионах и углеперерабатывающих отраслях.

Если переработка сырья является перспективной инициативой, то экспорт — наименее желательной. Это связано с тем, что он увеличивает нагрузку на всю транспортную инфраструктуру страны.Например, вывоз угля из Восточной Сибири на Дальний Восток значительно усугубляет перегруженность Восточного полигона и косвенно влияет на объем поступлений в федбюджет. Установление высоких квот на транспортировку сырья по железной дороге влечет за собой снижение вывоза черных металлов, алюминия, удобрений. Перечисленная продукция обладает потенциалом получения высокой добавленной стоимости, а значит, и большей доходности при переработке в изделия.

Помимо решения перечисленных проблем, дополнительным преимуществом развития переработки является создание новых и расширение старых предприятий, а вместе с этим появление дополнительных рабочих мест и реальное повышение занятости.

Обновленный в феврале и сохранившийся в марте исторический минимум безработицы не свидетельствует о росте числа трудоустроенных. На показатель в значительной мере повлияло высвобождение рынка труда за счет оттока мигрантов и выезда из страны части россиян.

Получается, в долгосрочной перспективе наиболее предпочтительный способ снижения безработицы — создание новых рабочих мест компаниями, ориентированными на качество и высокую производительность труда. Очевидно, к ним относятся предприятия, стремящиеся к эффективному использованию углеводородных ресурсов страны, разработке и внедрению инноваций.

Бюджет страны и переработка углеводородов

По данным Минфина, в 2022 году нефтегазовые доходы составили 41,6% федерального бюджета. Остальная часть казны сформировалась из налогов, акцизов и пошлин. Наибольший интерес представляет внутренний налог на добавленную стоимость, на который пришлось 23,3% федбюджета.

База для расчета НДС — добавленная стоимость, то есть рыночная цена продукта за вычетом расходов на материалы. Чем больше стадий обработки пройдет товар, тем чаще будет получать добавленную стоимость — она нанизывается на каждом участке производственной цепочки. Очевидно, что многоэтапная переработка сырья создаст двойной положительный эффект: повысит доходы бюджета от внутреннего производства и уровень валового внутреннего продукта, который, к слову, в 2022 году снизился на 2,1%.

Значительно на сокращение ВВП повлияло падение индекса физического объема добавленной стоимости в ряде сфер. Одной из причин его уменьшения стал уход с российского рынка зарубежных брендов, а также снижение объема поставок импортной техники и материалов для предприятий — базовых товаров, созданных из продуктов нефте- и газопереработки.

Без отлаженного производства собственной «базы» невозможно развитие новых высокотехнологичныхотраслей промышленности. Это связано с тем, что разработка инноваций требует серьезных вложений: постоянной модернизации производства, поставки высокотехнологичного оборудования и применения качественного сырья. Однако такие затраты успешно окупаются и в конечном итоге положительно сказываются на ВВП страны.

Таким образом, в текущей ситуации устойчивость российской экономики и рост доходной части бюджета во многом зависят от уровня независимости отечественного рынка. При этом успех импортозамещения будет определяться объемами переработки добытого сырья и динамикой производства товаров из него. Безусловно, сегодня ряд проблем решается за счет параллельного импорта, однако это лишь временная мера, не дающая ответов на структурные вызовы экономики.

Оборудование и технологии

Хотя исследования по влиянию разрыва технологических цепочек на возможность строительства заводов в данном секторе на момент подготовки материала были неизвестны, можно руководствоваться результатами аналогичного исследования смежных видов бизнеса, в частности горно-металлургического направления, — его провела консалтинговая компания «Яков и партнеры», бывшее российское подразделение американской McKinsey, совместно с группой «Цифра».

Согласно аналитическим данным, более половины опрошенных менеджеров российских компаний ожидают технологического разрыва с партнерами из «недружественных» стран через четыре-пять лет. При этом наиболее серьезным вызовом, по мнению бизнеса, является уход западных импортеров, особенно сильно ограничения проявляются в поставках цифровых решений и автоматизированных систем управления технологическими процессами.

Традиционно их значительная часть поставлялась из-за рубежа. В основном это было обусловлено экономикой масштаба, которая привела к тому, что в ряде отраслей осталось два-три доминирующих мировых поставщика.

Также возникает необходимость в оборудовании для отслеживания и переработки токсичных химикатов. Данные системы критически важны для предотвращения техногенных и экологических аварий на предприятиях, которые развивают производственные мощности по глубокой переработке.

Новый вектор развития сырьевого рынка

Последствия текущей геополитической ситуации подтвердили бесперспективность сырьевой модели экономического развития — она работает лишь в краткосрочной перспективе, маскирует реальные проблемы и, как следствие, тормозит развитие отечественного рынка. В частности, данное торможение связано с «голландской болезнью» — негативным эффектом на экономическое развитие, оказываемым укреплением реального курса национальной валюты в результате высоких цен на экспортируемое сырье. При этом страдают несырьевые отрасли экономики из-за роста себестоимости, предприятия закрываются, что увеличивает безработицу в стране.

Принятое властями решение об активном импортозамещении, в том числе в высокотехнологичных сферах, потребовало смещения вектора в сторону развития производства. Однако реализация подобной инициативы требует оптимизации сырьевого потенциала. Глобально углеводороды выступают материалом для производства необходимых товаров, в частности ресурсом для создания инноваций, от которых зависят технологический суверенитет России и устойчивость ее экономики.

Вывод очевиден: ориентация на поиск новых стран — импортеров российского сырья — это не способ развития рынка, а возврат к модели, оказавшей деструктивное влияние.

Модернизация производств, активизация ресурсного потенциала страны, привлечение капитала в сферу переработки и высокотехнологичные отрасли, поддержка предпринимателей — вот те меры, которые могут стимулировать устойчивое развитие современной экономики России, обеспечивающее социальное благополучие и защиту окружающей среды.