Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 июня 2023 15:48

Продукты и вещи выдают всем желающим, бессовестных здесь нет: как волонтеры помогают беженцам и военным под Белгородом

Военкор Григорий Кубатьян рассказал о волонтерах в Белгородской области
Благотворительную группу «Белгородские ангелы» основали пограничники.

Благотворительную группу «Белгородские ангелы» основали пограничники.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Да, область, которую нещадно бомбят и атакуют террористическими рейдами с украинской стороны, живет по-особому. Девушка-косметолог валит бревна для блиндажей, ЧОПовец вывозит из-под обстрелов мелкого жулика, а вчерашний беженец помогает сегодняшнему. Волонтерство тут обрело эпический размах.

ЦЕНТР БЕЖЕНЦЕВ

Здание «Центра молодёжных инициатив» в Белгороде. У входа толпа, но молодежи в ней мало. Это беженцы из Шебекино и приграничных сёл, попавших под обстрелы украинской армии. Общее число беженцев – до 40 тысяч человек. Часть уехала к родне в другие города, часть отказалась от эвакуации, несмотря на то что жить в зоне артиллерийских прилетов опасно.

Многие бежали в Белгород, оставшись без жилья, имущества, работы и понимания, что делать дальше. Им в круглосуточном режиме оказывают медпомощь, размещают, кормят, трудоустраивают. Всем нуждающимся выдают воду, продукты, постельное бельё, одежду.

Лене 17 лет, учится в художественной школе. Её из-под обстрелов вывез дядя, у которого была машина – он работает в такси.

Лене 17 лет, учится в художественной школе. Её из-под обстрелов вывез дядя, у которого была машина – он работает в такси.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

МОЙ ДОМ — МОЯ КРЕПОСТЬ

Среди волонтёров именно молодёжь, причём много ребят из самого Шебекино.

Лене 17 лет, учится в художественной школе. Её из-под обстрелов вывез дядя, у которого была машина – он работает в такси. Лена успела взять с собой только документы и кошку. А здесь помогает своим шебекинцам, многих знает лично.

Саше – 18, он из приграничного села Новая Таволжанка, в котором ситуация ещё тревожнее, там случаются не только обстрелы, но и боестолкновения, атаки бронетехники.

Саше – 18, он из приграничного села Новая Таволжанка, в котором ситуация ещё тревожнее, там случаются не только обстрелы, но и боестолкновения, атаки бронетехники.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Саше – 18, он из приграничного села Новая Таволжанка, в котором ситуация ещё тревожнее, там случаются не только обстрелы, но и боестолкновения, атаки бронетехники. Саша снимает квартиру в Белгороде и часто навещает родителей.

- Я был у них за день до обстрелов, а следующей ночью всё началось, - рассказывает он. - Утром родители позвонили главе села, тот на своей машине отвез их к эвакуационным автобусам, обычные уже не ходили. Глава всех вывозил. Ему звонили, и он за каждым приезжал. Теперь родители и сестра живут в моей квартире в Белгороде. Тесновато, но пока так. Бабушка с дедушкой в Безлюдовке. Их сложно уговорить уехать, не хотят хозяйство бросать. Там тоже обстрелы. Мы привыкли. Еще с прошлого года слышим звуки взрывов, вылетов. Я волонтерствую с 2019-го. Если бы беда случилась с другим районом, всё равно был бы здесь. Свободное время есть, а с учебой пока непонятно. Я в Шебекинском техникуме учусь, последний год перед выпуском. Но сейчас все разъехались, техникум поврежден.

Елене – 24, она профессионально занимается молодежной политикой и считается госслужащей.

Елене – 24, она профессионально занимается молодежной политикой и считается госслужащей.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Елене – 24, она профессионально занимается молодежной политикой и считается госслужащей. Поэтому у неё сохраняется зарплата, несмотря на стремительный отъезд из Шебекино.

- Я живу в общаге у подруги. Она сразу пустила, без вопросов. Родители приехать не смогли, у нас есть хозяйство, они сейчас в Шебекино.

- Несмотря на то, что Шебекино обстреливается?

- Несмотря на то, что неделю не было ни света, ни воды, ни связи. Они выезжали в ближайшее село, чтобы позвонить и сказать, что с ними всё хорошо. Со вчерашнего дня в их районе появился свет. В Новой Таволжанке у меня тоже остались родные. Старшее население не выезжает, люди воспитаны так: мой дом – моя крепость. Некоторые даже не выходят в подвалы при обстрелах: ну, прилетит и прилетит.

Здание «Центра молодёжных инициатив» в Белгороде. У входа толпа, но молодежи в ней мало. Это беженцы из Шебекино и приграничных сёл, попавших под обстрелы украинской армии. Общее число беженцев – до 40 тысяч человек. Часть уехала к родне в другие города,

Здание «Центра молодёжных инициатив» в Белгороде. У входа толпа, но молодежи в ней мало. Это беженцы из Шебекино и приграничных сёл, попавших под обстрелы украинской армии. Общее число беженцев – до 40 тысяч человек. Часть уехала к родне в другие города,

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

ДВА СНАРЯДА В ОДНУ ВОРОНКУ

В зал, где выдают гуманитарку, волонтёры впускают по несколько человек, чтобы сохранять порядок. Имена записывают, но выдают продуктов и вещей столько, сколько люди просят. Кто берёт ещё на мужа, кто сразу на большую семью. Волонтёры верят на слово, не боясь, что выйдя из зала, человек побежит продавать полученные вещи на рынке – таких бессовестных здесь нет.

У каждого пришедшего своя особенная история.

Мальчишка-волонтёр Даня рассказал, что 3 года назад получил водительские права, но никогда не водил машину. А после страшных обстрелов папа сел за руль «газели» и повез дочерей, а сыну доверил легковой «форд» - везти маму. Куда деваться? Пришлось начинать водить в экстремальных условиях.

Мальчишка-волонтёр Даня рассказал, что 3 года назад получил водительские права, но никогда не водил машину. А после страшных обстрелов папа сел за руль «газели» и повез дочерей, а сыну доверил легковой «форд» - везти маму. Куда деваться?

Мальчишка-волонтёр Даня рассказал, что 3 года назад получил водительские права, но никогда не водил машину. А после страшных обстрелов папа сел за руль «газели» и повез дочерей, а сыну доверил легковой «форд» - везти маму. Куда деваться?

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Светлана – беженка из села Архангельское.

- У меня старенький домик, он пережил Великую Отечественную войну, - рассказывает она. - Мою бабушку разорвала немецкая мина, осколки в стенах сохранились с тех времен. А теперь к нам во двор летят бомбы. Один снаряд, начинённый гвоздями, не разорвался. Мы вызвали сапёров, они забрали его с собой. Только уехали, через час ещё один снаряд во двор прилетел. Размером ещё больше. Мы испугались, и решили уехать. А кошки с собаками остались... Куда их возьмешь? Вот езжу их кормить, хоть и страшно очень.

Данил работает в частном охранном предприятии. Он пришёл помочь родителям эвакуировавшимся из Шебекино донести мешки с гуманитаркой до машины. А сам возвращается под обстрелы в Шебекино регулярно. Он патрулирует город в составе группы быстрого реагирования, чтобы не было мародёрства. Во время дежурства парни, если замечают людей, которым нужна помощь, забирают их с собой.

- И много случаев мародёрства было?

- Всего один. Алкаш пошёл в магазин, увидел, что дверь не заперта. Зашёл, видит: никого нет. Набрал сигарет, коньяка. Пошёл домой. Потом решил вернуться. Начал в пакет бутылки складывать, а тут люди в магазин пришли, обрадовались, что открыт, издалека шли. Он сделал вид, что тут работает, начал торговать. Хорошо, мы мимо ехали и знали, что магазины не работают в Шебекино. Скрутили его и вывезли из города.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

БОБРЫ С ПЕРЕДОВОЙ

С начала СВО Белгород находится практически на переднем крае, поэтому так развито волонтёрство. Отправляют одежду и продукты на передовую, помогают беженцам, строят оборонительные сооружения. По области таких организаций - под сотню.

Ольга с позывным «Медведица» работает косметологом в салоне красоты. Это по будням. А по выходным координирует группу по заготовке дров для солдатских печей и бревен для блиндажей.

- Зимой ребята военные мерзли. Они стояли на границе, и мы возили им то носки, то горячие пирожки. Оказалось, что нужны и дрова. Область выделила нам кусок леса. Для топки хорошо идут дубы, а для блиндажей – сосна. Мы пилим и таскаем. Сейчас в нашей группе 6 тысяч участников, а одновременно в лесу работает до 150 человек. Берем только сухостой, живые деревья не трогаем. Стараемся думать о лесе, чтобы детям было где гулять, хотя бывает страшно, что леса вовсе может не стать.

«Бобры» работают больше года, отправляя на передовую до 25 машин в день. Бревна идут не только на границу области, но и в соседнюю Курскую и даже в Луганскую.

«Бобры» работают больше года, отправляя на передовую до 25 машин в день. Бревна идут не только на границу области, но и в соседнюю Курскую и даже в Луганскую.

Участники группы называют себя «бобрами». Девчонки таскают бревна наравне с мужчинами. Дети работают с родителями, самому маленькому волонтёру 2 года, и он тоже носит ветки, помогает маме. Самому пожилому – за 70. Помочь заготовителям бревен приезжают из Москвы, Тулы и даже с Камчатки. Каждое бревно дети расписывают надписями типа: «Ребята, ждем вас!», «Вернитесь живыми!», «Белгород с вами!».

«Бобры» работают больше года, отправляя на передовую до 25 машин в день. Бревна идут не только на границу области, но и в соседнюю Курскую и даже в Луганскую. А благодарные бойцы присылают фотографии блиндажей из крепких расписных бревен, выдержавших прилёты снарядов.

АНГЕЛЫ ГРАНИЦЫ

Благотворительную группу «Белгородские ангелы» основали пограничники. Раньше граница проходила, в том числе через Белгород, где на железнодорожном вокзале останавливались поезда, идущие с Украины. Теперь таких поездов нет, а железнодорожных пограничников отправляют охранять рубежи области. Они отлично знают, что нужно бойцам, свою волонтерскую группу основали еще в марте 2022-го, через 2 недели после начала СВО. Помогают не только пограничникам, но всем военным, кто обращается за помощью. Помещение для хранения гуманитарки безвозмездно дала железная дорога.

- У нас есть всё: от носков до серьезных вещей, - рассказывает сотрудник погрануправления и по совместительству руководитель «ангелов» Александр. – Сейчас в наличии три тепловизора, думаем, кому отдать. Любой скажет, что ему нужна «птица», тепловизор или дронобойка. А по факту, бывает, привезёшь, а люди не знают как этим пользоваться, не могут даже зарядить тепловизор, не пристреливают. Их нужно обучать... Или тыловые бойцы просят дульный тормоз компенсатор (служит для уменьшения отдачи при стрельбе. - Авт.) просто для красоты, потому что «все носят».

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Какая сейчас ситуация на границе Белгородчины? Вы как пограничники, наверное, это лучше всех знаете?

- Насмотревшись украинской пропаганды в интернете, мне иногда звонят знакомые и спрашивают: «Ну, что, Саша, всё? Пора? Пора уезжать из Белгорода?» Я им говорю: «Ну, вам может и пора». Моя семья останется. Я считаю, граница защищена надежно. Прорывы бывают. Врага недооценивать не нужно. Но каждый, кто зайдет на нашу территорию, в лучшем для него случае будет изгнан обратно, в худшем – останется лежать здесь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Захват Новой Таволжанки диверсантами оказался очередным украинским фейком: "Прилеты и танки видели, но военных не встречали"

Военкор KP.RU Кубатьян сообщил, что "захват" Новой Таволжанки оказался украинским фейком (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Дмитрий «Гоблин» Пучков: Украине кранты при всех раскладах (подробнее)