Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+16°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 июня 2023 11:54

Специальный репортаж из израненного Шебекино: Как мирный русский город стал символом бесчеловечности ВСУ

Военкор "КП" Григорий Кубатьян посетил город, обстреливаемый украинскими военными
Шебекино – город у самой границы с Украиной. Он - как на ладони. Сожжено и разрушено уже больше полусотни многоквартирных домов, не считая частного сектора

Шебекино – город у самой границы с Украиной. Он - как на ладони. Сожжено и разрушено уже больше полусотни многоквартирных домов, не считая частного сектора

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Из-за обстрелов проезд в город Шебекино в Белгородской области сейчас запрещён. Город закрыт, обесточен и практически обезлюдел — горожан вывезли. Но «секретными тропами» с риском для жизни они периодически в Шебекино возвращаются, чтобы проверить, цела ли квартира, и забрать брошенные вещи. С ними рискнул съездить в обстреливаемый ВСУ город и наш военкор.

Из-за обстрелов проезд в город Шебекино в Белгородской области сейчас запрещён

Из-за обстрелов проезд в город Шебекино в Белгородской области сейчас запрещён

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«СОБАКУ ЖАЛКО. И СОСЕДА...»

Подъезжая к Белгороду, я остановился в роскошной придорожной гостинице с армянским ремонтом. Широкие лестницы с витиеватыми балясинами, меблированные банкетные залы, барокко, рококо и прочие излишества. В оазисе гламура, похоже, я был единственным случайным гостем. Остальные номера заняли беженцы из Шебекино.

За завтраком обсуждали покинутый город:

- У соседа Мишки, представляешь, в огород снаряд прилетел. Во такой! Подскочил и не взорвался, лежит теперь. Что с ним делать?

- В 3 часа ночи начали бить «градами». У меня день рождения был как раз. Ни фига себе отпраздновал!

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Когда стреляли, мы в коридоре на пол легли. А сестра всю ночь в туалете просидела, самое защищенное место в доме.

- Я собаку во дворе оставил на цепи. Наложил ей кастрюлю еды, ведро воды поставил. Попросил соседа присмотреть. Собаку жалко. И соседа тоже, не надо бы ему там оставаться.

В гостинице живут энергетики. ВСУ начали обстреливать Шебекино именно с электрических подстанций. Поврежденное оборудование сначала пытались ремонтировать, но потом чинить стало нечего. Компания помогла сотрудникам и их семьям эвакуироваться, сняла для них гостиницу. Пока на неделю. Когда вернутся домой – непонятно...

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«А ТЫ КТО? НЕ ШПИОН?»

Белгородская область – одна из самых красивых и ухоженных в стране. Идеальные дороги, заливные луга, распаханные поля, аккуратные домики. Бывал я во всякой Европе, ухоженностью и порядком она проигрывает Белгородской области! Если бы по укр-ТВ с утра до вечера крутили картинки с видами Белгородчины, Украина мечтала бы присоединиться к ней, забыв Евросоюз как в страшном сне. Но их учили другому, и всё что они хотят – уничтожить красоту.

ВСУ мастерски сражается с беззащитными городами, ведь город – большая и неподвижная мишень, не промажешь, стреляй себе издалека американским снарядом из американской дальнобойной пушки. Весело и безопасно.

Шебекино – город у самой границы с Украиной. Он - как на ладони. Сожжено и разрушено уже больше полусотни многоквартирных домов, не считая частного сектора. Почти все горожане уехали ещё 1 июня. Пожилых, маломобильных и неимущих сейчас эвакуируют на броневиках и везут в центры временного размещения в Белгороде, а потом распределяют по общежитиям.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Город закрыт для посещения. На дорогах блокпосты, машины не пропускают.

- Вы куда? С какой целью? Документы есть? Нельзя! – сказали мне. – Возвращайтесь назад.

Вдоль дороги были припаркованы машины, местные жители задумчиво смотрели на поднимающийся вдали белый дым.

- У меня там квартира, - процедил парень в кепке.

- Эх, какой город был! Ведь только набережную сделали! – вздохнул стоящий рядом крупный дядька.

- А поближе можно город увидеть? – спросил я. – Может сверху откуда-нибудь?

Вдали за полями были видны горы.

- Чего ж нельзя? Можно поближе. А ты кто? Документы есть? Ну, поехали, если не боишься, – ухмыльнулся дядька.

Упавшим штабелем досок грохнул мощный прилёт. Я боялся. Но сказал, что не боюсь. И мы поехали.

«ВЕЩИ — ЧЕРТ С НИМИ. ГЛАВНОЕ – ВНУКОВ ВЫВЕЗ»

С горы открывался вид на Шебекино. В центре города торчала заводская труба, но дымила не она, а всё остальное. От новых прилётов вырастали столбы сизого дыма, потом рассеивались и становились белыми.

В центре города торчала заводская труба, но дымила не она, а всё остальное

В центре города торчала заводская труба, но дымила не она, а всё остальное

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Вон, смотри, город, – показывал дядька. – Там видишь, лесополоса, ещё наша. За ней поле, а дальше лес. Это уже Украина. А вон - на Огурцовой горе - радиовышка, они оттуда стреляют. Ну, или наводчик их там, а они за горой. Эх! Город жалко. Горит. Но моя квартира вроде цела. Вчера ездил проверять.

- Не страшно вам туда ездить?

- Мне-то? Я в Чечне воевал! – хмыкнул он, сел в машину и уехал.

На горе было оживлённо. Стояли люди с телефонами и сообщали родным, что у них всё нормально, нет электричества, были прилёты, но мимо, а у Васьки сгорела новая «камри». Связь была только на горе, да и то не у всех операторов, мой телефон молчал.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Что ты там всё записываешь, фотографируешь. Не шпион? – строго спросил меня пожилой, но крепкий мужик в рабочей одежде, похожей на военную «горку». Увидев красное редакционное удостоверение, которое для простоты демонстрации я подумывал повесить на шею на веревочке, смягчился.

- Ну, раз журналист, напиши, чтобы бензин и солярку в посёлок привезли. Мы замучились за 40 километров за ними ездить. Когда электричество пропало, все генераторы накупили. А чем заправлять? Без электричества холодильники не работают, продукты портятся.

У Алексея (имя изменено) в Шебекино осталась квартира. Квартиру было жалко, и он каждый день ездил в город, чтобы убедиться, что ещё цела.

- Вещи… да, чёрт с ними! Главное – внуков вывез, - признался он. - Но боюсь, как бы квартира не сгорела. Внукам-то где жить потом? Сегодня её не проверял ещё.

- Съездим? – предложил я. – Только осторожно, чтобы на мины-«лепестки» не наехать. Говорят, ВСУ ими город закидало, уже две машины без колёс остались. А можно – и без ног.

- Поехали. По дороге я тебе такой прилёт покажу, его ещё по телевизору не показывали.

Мы спустились с горы и поехали на моей машине. Алексей сел за руль.

- Ты меня извини, но как ты водишь, мы с тобой вообще никуда не доедем, - ворчал он, выжимая газ на виражах. – Вон там, смотри, за забором машины от обстрелов прятали. Так прямо туда и прилетело! Шесть машин в хлам.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«СМЕРТИ ХОТИТЕ? ВАЛИТЕ ОТСЮДА!»

На большой скорости мы влетели в город. Улицы были пустые, но машины в город просачивались. Водители с бледными лицами торопились добраться до своих квартир, чтобы забрать что-то настолько важное, что были готовы рискнуть жизнью.

- Вон яма от прилёта. Вон дома сгоревшие. А здесь такая дура влепилась, что бетонный бордюр улетел. Вон в «Чунга-Чангу» (оказалось, это местная пицерия. - Авт.) попало, – показывал Алексей, будто делая инвентаризацию родного города. – Сюда сейчас только тероборона ездит на броневиках. Эвакуируют тех, кто остался, по квартирам прячется.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Мы заехали во двор в центре города, в нескольких сотнях метров от администрации. Алексей вышел из машины, чтобы проверить свою квартиру.

- Эй! Вы чего припёрлись, смерти хотите? Валите отсюда быстрей! – донеслось из-за гаражей. Оттуда выглянул растрёпанный мужичок, тащивший в руках какое-то нелепое барахло.

- Ты посмотри на него! – фыркнул Алексей. – Пойдём я тебе ещё следы от прилётов покажу, ты таких не видел. А там, дальше, хвостовики ракет из асфальта торчат.

На выезде из Шебекино в сквере на лавочке я заметил еще одного мужичка. Он сидел на солнце и приятно щурился, не обращая внимания на дымящийся город...

Навстречу нам попался грузовой микроавтобус, в кабине сидело трое. Автобус остановился.

- Не знаете, сильно стреляют сейчас? – выглянула из окна взволнованная женщина.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Алексей успокоил пассажиров, что по городу стреляют «обычно», в «пределах нормы».

- Коммерсы, - посмотрел им вслед Алексей. – Поехали склад вывозить или магазин.

Он был в этот момент похож на Настасью Филипповну, наблюдающую как мелочные люди пытаются достать голыми руками из камина пачки горящих банкнот:

- Ерунда это всё – вещи, барахло. Да пусть сгорит, тыщу лет не нужно. Ты лучше напиши про наших парней, которые в город ездят и людей из горящих домов эвакуируют! Вот они - герои.

И я пообещал, что обязательно напишу про них тоже.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Звериный фашизм: Солдаты ВСУ устраивают из обстрелов Шебекино игру на тотализаторе

Жители белгородского приграничья рассказали журналисту «КП», как солдаты ВСУ устраивают из обстрелов мирных городов и сел игру на тотализаторе (подробности)

Дома сгорают на глазах, ВСУ бьют по случайным мирным целям: как живет Шебекино под украинскими обстрелами

Журналист Иван Панкин рассказал, что происходит в Шебекино (подробности)

А я Шебекино люблю: Почему люди остаются в родном городе даже с риском для жизни

Методичное уничтожение артиллерией мирного 40-тысячного города - это военное преступление. Почему Запад не одергивает ВСУ? Он это одобряет? (подробности)

«Отстрою Шебекино и жду в гости»: За что награжден Орденом Мужества глава атакованного Украиной города

Военкор Александр Коц вспомнил «взрывную» историю своего знакомства с главой Шебекинского городского округа (подробности)

Телефонные террористы ВСУ звонили шебекинцам - убеждали не бояться обстрелов

Люди покидали город в одних тапочках, побросав все нажитое (подробнее)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

США признались, что помогают Украине искать слабые места в обороне России (подробнее)