Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 июля 2023 0:00

Латышский националист кошмарит успешный бизнес русского патриота: "Скоро нам придется в суде доказывать, что хлеб пекут из муки"

Совладелец хлебопекарной компании настойчиво кошмарит своего компаньона через российские суды нелепыми исками. И по закону ничего с этим поделать нельзя
Сергей Сиренко: - Власти на словах понимают нашу беду, но разводят руками: «Спор хозяйствующих субъектов»...

Сергей Сиренко: - Власти на словах понимают нашу беду, но разводят руками: «Спор хозяйствующих субъектов»...

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Возмутившись началом СВО, латышский националист потребовал от своего российского партнера закрыть успешное отечественное предприятие, на котором трудоустроены 250 местных жителей, распродать оборудование и активы. После же категорического отказа россиянина фактически убивать бизнес за дело взялись московские юристы, которых нанял латыш. Чиновники лишь разводят руками - тот хоть и состоит в ультранационалистической партии, помогающей украинским боевикам, но все же он владелец половины российского предприятия, а значит, происходящее - не более чем «спор хозяйствующих субъектов».

РАБОТУ - МЕСТНЫМ

…Окраина небольшого городка Родники в Ивановской области пропитана манящим запахом свежеиспеченного хлеба. Грузовики с нарисованным на бортах карапузом-пекарем загружаются контейнерами, а водители получают наряды: один пойдет в Москву, второй - в Санкт-Петербург, вон те - во Владимир, Нижний Новгород, Саратов и Самару - география поставок за годы работы компании «Рижский хлеб» охватывает десятки регионов страны, с ней работают практически все известные торговые сети.

В цехах в это время ни на минуту не останавливается работа: рабочие готовят закваску, следят за печами, добавляют семена подсолнечника, кориандра и тмина и деревянным веслом размешивают тесто, которое поднимается в сотнях осиновых бочек.

- Мы не применяем дрожжи, все по старинным технологиям, закваску выращиваем сами, - проводит экскурсию совладелец «Рижского хлеба» Сергей Сиренко. - И если на обычном хлебозаводе от загрузки муки до выпечки готового хлеба проходит максимум полтора часа, то у нас на это уходит до 72 часов, он за это время созревает, а потом долго остается свежим и не плесневеет.

Из хлебозавода выкатываются все новые партии хлеба, а я замечаю, что даже среди грузчиков нет «иностранных специалистов» из Средней Азии.

- Мы считаем, что рабочие места должны предоставляться в первую очередь местному населению, - пожимает плечами Сергей. - И работа эта должна хорошо оплачиваться - зарплаты у нас много выше средних по области. В прошлом году налогов и всевозможных отчислений около 200 миллионов рублей перечислили в бюджет. Обидно будет, если все это накроется. Вдвойне обидно, что препоны компании создает мой компаньон - гражданин Латвии и член националистической и русофобской партии Нормундс Бомис.

Уникальное предприятие и сотни его сотрудников оказались под угрозой по единственной причине: владельцы не сошлись в политических взглядах. А ведь до 2022 года никаких конфликтов не было...

Уникальное предприятие и сотни его сотрудников оказались под угрозой по единственной причине: владельцы не сошлись в политических взглядах. А ведь до 2022 года никаких конфликтов не было...

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ДО 2022 ГОДА ВСЕХ ВСЁ УСТРАИВАЛО

С означенным гражданином Бомисом Сергей Сиренко познакомился в Латвии, где волею судеб он оказался в молодости. Рожденный в УССР в семье военного, он успел пожить с родителями на Байконуре, отслужил срочку в Ухте, а когда ему захотелось стать бортинженером, выбор пал на Рижский институт инженеров гражданской авиации. Едва доучился, как СССР развалился, похоронив вместе с собой мечту Сергея, который к тому времени обзавелся семьей и остался в новой Латвии. Попутно, как и тысячи русскоязычных, став негражданином: так, вопреки всяким европейским декларациям о толерантности и демократии, власти этого государства повелели официально называть всех, в ком не течет «великая латышская» кровь и кто общается на русском языке.

Жизнь шла своим чередом, Сергей открыл небольшой бизнес, став поставщиком муки на местные хлебозаводы, попутно экспериментируя с выпечкой. Тогда-то он и встретился с хозяином небольшой пекарни Нормундсом Бомисом, с которым стали приятелями и наладили сотрудничество. Бизнес потихоньку расширялся, в какой-то момент компаньоны начали засматриваться в сторону России и потихоньку искать землю под хлебозавод, которую в итоге и нашли в полусотне километров от Иванова, в городе Родники. Запущенное в 2006 году предприятие Сиренко и Бомис назвали «Рижский хлеб», став в нем учредителями в равных долях.

- Один из секретов рижского хлеба - вода, и именно здесь она оказалась идеальной для нашей продукции, - поясняет Сергей в офисе, на стенах которого уже не хватает места под всевозможные грамоты и дипломы, полученные за высокое качество продукции (в 2018 году, например, выпекаемый здесь хлеб вошел в сотню лучших товаров России). Сергей вскоре получил российское гражданство и окончательно переехал под Иваново, а Бомис остался в Латвии. Бизнес развивался, и всех всё устраивало вплоть до начала 2022 года.

«ОН ОБЪЯВИЛ НАМ САНКЦИИ»

- Через два дня после начала спецоперации на Украине Бомис мне позвонил, - вспоминает Сергей Сиренко. - «Все распродавай, переводи активы в «битки» (биткоины. - Ред.), закрываемся!» Я, разумеется, отказался.

- То есть ваш партнер потребовал ликвидировать успешное предприятие и выгнать на улицу 250 работников?

- Ну да, вот так ультимативно, будучи несогласным с политикой моей страны, он, по сути, объявил нам свои экономические санкции. В том числе по идейным соображениям - он же давно состоит в национальном объединении «Всё для Латвии!» - «Отечеству и свободе» (это правая национал-консервативная политическая партия Латвии, созданная в 2010 году. - Ред.) и даже баллотировался от него в местный сейм.

«Объединение» и впрямь интересное. Его деятели не раз засветились в антироссийских акциях националистического толка, почитании латышских эсэсовцев, признавая их за «борцов за свободу», в сносе памятников погибшим красноармейцам. В прошлом году один депутат от этого же «объединения» вообще предложил создать для тех, кто придет 9 Мая с цветами к памятнику Освободителям Риги, концлагерь: «Всех с цветами нужно было впустить, а выход закрыть. После чего установить охранные вышки, туалеты, привезти кашу и выпускать только тех, кому посольство России купило билет в один конец - в Москву!» Всё согласно декларируемой миссии партии: «запретить московскую пропаганду», «выслать граждан, поддерживающих политику Москвы», «обязать муниципалитеты убрать объекты, прославляющие советскую оккупацию», «переселим русских в Россию»… Впрочем, все эти слоганы и лозунги в современной Латвии давно перекочевали в основы государственной идеологии.

- Мало того, когда началась СВО, Бомис не остался в стороне, начав помогать националистам на Украине, - продолжает Сергей. - В одном из своих помещений в Латвии он устроил для них небольшой реабилитационный центр. А на сайте его пекарни под Ригой долгое время висел баннер, окрашенный в жовто-блакитные цвета, он вел на некое «латвийское общество поддержки Украины», где собирают деньги на дроны для ВСУ.

- Может, стоило предложить ему выкупить его долю и разойтись по-хорошему?

- Так я это сразу и сделал: хочешь уходить - уходи, закажем экспертизу, она оценит стоимость бизнеса, и я отдам тебе половину его стоимости. Он в ответ заявил, что санкции через пару месяцев уничтожат Россию и его доля может ничего не стоить. Я предложил временно передать его долю в ООО, где было бы два учредителя - я и «Рижский хлеб», но он заартачился: распускай людей, распродавай оборудование, и все тут. Думал: успокоится немного, а потом поговорим. Кроме того, в это время у нас проходили сразу две проверки, налоговая и прокурорская, вообще не до этого было. Но Бомис успокаиваться и не думал… Те его угрозы я тогда всерьез не воспринял, а вскоре он приступил к их реализации.

«ИСКИ НЕЛЕПЫЕ, НО ОН ИМЕЕТ НА ЭТО ПРАВО»

Спустя время в офис «Рижского хлеба» пришло уведомление, из которого выяснилось: Нормундс Бомис уполномочил московских юристов представлять его интересы как собственника 50% предприятия, выписал им соответствующую доверенность, и теперь он хочет провести собрание учредителей и аудит компании за несколько лет.

- Приехали, и все, казалось бы, прошло мирно: мы согласились предоставить им всю интересующую их документацию - вон она, смотрите сколько угодно, - вспоминает Сергей. - И они уехали. Но тут друг за другом стали приходить требования предоставить им копии документов. Первый раз пришлось откопировать более миллиона листов - вся бухгалтерия, юрслужба и отдел кадров бросили текущую работу, только этим и занимались, сломали четыре профессиональных ксерокса! Тут нам в ответ: не хотим копии, хотим оригиналы. Потом еще 30 тысяч копий затребовали и еще. И мы плюнули на их капризы: пусть в исках четко поясняют, что им надо. Все это парализовало компанию месяца на два - ведь нужно постоянно заниматься текущей бухгалтерией, формировать заказы, оформлять поставки и накладные, а мы все время копируем и готовимся к судебным заседаниям…

Если в очередном иске Бомис засомневается в том, что для выпечки хлеба нужна мука, придется снова доказывать, что хлеб именно из муки и производится.

Если в очередном иске Бомис засомневается в том, что для выпечки хлеба нужна мука, придется снова доказывать, что хлеб именно из муки и производится.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Донимают постоянно, - добавляет директор «Рижского хлеба» Елена Улитина. - Один из исков о том, что якобы нет документов о нашей работе с транспортной компанией (хотя все акты выполненных работ есть), а если они и есть, то они в них сомневаются. Или начинаются вопросы от представителей Бомиса: почему за эту услугу заплатили так дорого? Или: а зачем на эту услугу деньги потратили? Приходится снова терять время и объяснять очевидное. Мы уж тут шутим, что, если в очередном иске Бомис засомневается в том, что для выпечки хлеба нужна мука, суд это тоже примет и будет рассматривать. И нам придется снова отвлекаться и доказывать, что хлеб именно из муки и производится.

- Серьезно?

- Увы, иски хоть нелепые и смешные, но Бомис, как собственник половины этого российского бизнеса, имеет право знакомиться с финансово-хозяйственной деятельностью компании, а у судов нет законных оснований не принять исковых заявлений от представителей Бомиса, - добавляет начальник юридического отдела «Рижского хлеба» Анна Тегина. - Даже с учетом вышесказанного. Нет ни одного изданного документа, который позволяет нам привести в суде в качестве аргумента довод о том, что латышский националист намеренно хочет осложнить бизнес в России. Поэтому суд будет руководствоваться действующим законодательством, в котором все это отсутствует.

«ПОТОМ ПОТРЕБУЕТ ЗА МИСКУ СУПА ВКАЛЫВАТЬ?»

От очередного иска у сотрудников компании сначала глаза на лоб полезли: да ну, не может быть… Но документ был серьезнее некуда: Бомис вдруг возмутился тем, что у директора (и по совместительству главного бухгалтера) Елены Улитиной с 2020 года существенно увеличилась зарплата. Мол, его как совладельца об этом не спросили, никаких собраний на эту тему не проводилось, а «разумной», по его мнению, должна быть сумма в 38 тысяч рублей в месяц. «…Увеличение зарплаты… несоразмерно и наносит ущерб обществу». Иск сейчас рассматривается в Арбитражном суде Ивановской области.

- Очередное убийство наших нервов и времени, - вскидывает руки Сергей Сиренко. - Такого рода решения не делаются в одно лицо, и понятно, что оно было согласовано с Бомисом, на эту тему есть переписка, в которой он не возражал против повышения зарплаты высококлассному специалисту. Вдумайтесь: член русофобского и националистического объединения требует, чтобы русский человек не получал заработанного своим трудом! Потом, что, за миску супа потребует работать? И весь этот бред снова будут рассматривать российские суды!

ПОМОЩЬ БОЙЦАМ - «РАСТРАТА»

Осенью прошлого года несколько сотрудников «Рижского хлеба» были призваны на СВО. Компания в стороне не осталась и решила выделить солидные средства на приобретение амуниции для них.

- Мы должны были спросить на это согласие Бомиса и известили его об этом, он письма получил, но отмолчался, - продолжает Елена Улитина. - И мы на деньги общества купили бойцам снаряжение, а их семьям выделили денежную помощь. Так представители Бомиса узнали об этом и пригрозили нам уже уголовным делом: мол, согласия от него на это не получали, значит, «растрата».

- Если сложить все его действия, то прямо получается, что он хочет нас утопить, - говорит Сергей. - Постоянно требует распределить средства на счетах среди учредителей. А как предприятие функционировать будет, за счет чего будут закупаться мука, сырье, поддерживаться работоспособность оборудования и выплачиваться зарплата? Не говоря уж о продвижении товара и прочих расходах… Мы уже боимся тратить деньги на улучшение условий труда и повышение зарплат - велика вероятность того, что Бомис подаст новый иск с требованием признать эти траты «ущербом обществу». Это же натуральная диверсия против России! А как иначе назвать действия человека, который делает все, чтобы предприятие рухнуло, российский бюджет недополучил деньги, а люди остались без работы? Насколько мне известно, с этого года компетентные органы закрыли ему въезд в Россию, но это не мешает ему вредить дистанционно. И подвижки в этом направлении у него, к сожалению, есть...

«ПАРТНЕРЫ ОПАСАЮТСЯ СВЯЗЫВАТЬСЯ»

Мои собеседники показывают еще несколько бумаг. Изучив взаимоотношения «Рижского хлеба» с контрагентами, юристы от имени Бомиса пишут уже им: Бомис инициировал аудит, мы знаем, что у вас есть договоры с «Рижским хлебом», но директор документы не отдает, поэтому предоставить их должны вы.

- Бизнес так устроен, что, как только контрагенты видят, что у партнера начинаются несуразицы, они объявляют это «риском» и просят пересмотреть условия договора с нами, - поясняет Сергей. - Не в нашу пользу. Есть много специализированных ресурсов, где можно узнать всю биографию компании, ее владельцев, сколько судебных исков против нее подавалось и на основе этого сделать выводы о ее репутации. До недавнего времени у нас все было хорошо, но если сейчас туда зайти, то выделяется красная строчка: «ведутся корпоративные споры с учредителями». Для потенциальных партнеров это риск - во-первых, как заключать долгосрочные контракты, если судьба компании под вопросом, во-вторых, а вдруг потом и они тоже будут вовлечены в этот спор с вытекающей отсюда бумажной и судебной волокитой? И желание связываться с такой фирмой пропадает.

P.S. «Комсомолка» написала Нормундсу Бомису электронное письмо, чтобы узнать его точку зрения. Но ответа мы так и не получили.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Нужна защита

- А власти как на это смотрят?

Сергей тяжело вздыхает:

- На словах все всё понимают, сочувствуют, но разводят руками: законы, говорят, не позволяют им вмешиваться в «споры хозяйствующих субъектов», а все происходит «в рамках правового поля».

И какое-то время мы с Сергеем долго пытаемся понять однобокость государственного подхода к подобным проблемам. Наши чиновники любят задорно рассказывать и отчитываться наверх о привлечении инвестиций, создании новых рабочих мест, льготах предприятиям, налоговых потоках, которые бурными речками идут в бюджет. И по этой логике государство прямо заинтересовано, чтобы эта курица и дальше несла золотые яйца. Но происходит почему-то наоборот - как только дело доходит до проблем, включаются дежурные фразы про «спор хозяйствующих субъектов», в который-де они не имеют права вмешиваться, и о строгом соблюдении законодательства, которое, увы, не поспевает за резко изменившимися реалиями.

- …Куда мы только не писали, но все наши просьбы о помощи заканчивались одинаково, - резюмирует Сергей Сиренко и тут же вспоминает историю своего товарища из Латвии: как только власти узнали, что тот стал гражданином России, заблокировали все его счета, лишив возможности вести бизнес, а вскоре и вовсе пустили его имущество с молотка, не дав ему ни цента.

- Предлагаешь взять с них пример и ответить симметрично?

- Ни в коем случае! Мы не воры и не должны себя вести, как они! - убежден он. - Но какие-то специальные меры защиты таких небольших компаний, как наша, должны быть разработаны. Не важно, паспорт какой страны у ведущего в России бизнес иностранца, пусть работает на здоровье. Но как только он пытается причинить урон российской экономике - всё: пусть продает бизнес по разумной цене и уходит, ликвидации же компании допускать нельзя! Бомис же тем временем подкинул нам новую задачку: теперь он согласен уступить свою долю, но по какой-то фантастической цене, откуда он взял эти цифры - непонятно. Мы заказали независимую оценку реальной стоимости бизнеса и после подсчетов предложим ему честную половину. Даже кредит взять готовы, чтобы этот «развод» наконец состоялся...