Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Происшествия
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 августа 2023 12:00

Бизнес-джет Евгения Пригожина: Полет ради одной жизни

Военкор «КП» Александр Коц вспомнил, как разбившийся самолет вывозил журналистов из Афганистана – чтобы спасти человеческую жизнь
Военкор "Комсомолки" Александр Коц у бизнес-джета Евгения Пригожина.

Военкор "Комсомолки" Александр Коц у бизнес-джета Евгения Пригожина.

Фото: Личный архив

Так получилось, что однажды я летел именно этим самолетом. Осень 2021. Кабул. С группой коллег мы освещали уход американцев из Афганистана и последствия прихода талибов к власти. Жили мы на территории российского посольства и подпадали под соответствующий режим безопасности. А это, помимо прочего, означало, что выехать из страны по земле мы не могли. Только самолетом.

Но вот беда — в страну победившего Талибана мировые авиакомпании не спешили. И мы куковали в Кабуле в ожидании оказии. Вместе с нами был и журналист РИА ФАН Кирилл Романовский — редкой въедливости репортер, с которым я был знаком с 2014 года. Потом пересекались в Сирии, одними дорогами ездили в Ливии. Кирилл долго боролся с опухолью в голове, делал операции…

В Афганистане у него случился рецедив. Головные боли, провалы в памяти. Он ходил на обезболивающие уколы в поликлинику посольства, но там могли только снимать симптомы. Для лечения нужна была специализированная помощь. И тогда мы связались с руководством РИА ФАН, которое в свою очередь доложило о ситуации Евгению Пригожину. И тот отправил за репортером в Кабул тот самый бизнес-джет — я специально сейчас проверил бортовой номер: RA-02795.

Воспользоваться оказией предложили и остальным журналистам. Отказываться никто не стал. Почти три месяца в ожидании — и на тебе, кожаные диваны, кресла, стюардесса, разносящая напитки и закуски… Подумал еще тогда — отчаянный экипаж. Хотя где он только ни был. Через посадку в Ташкенте на дозаправку (в Кабуле это сделать было невозможно) мы долетели до Петербурга. Кирилла прямо с самолета увезли на скорой помощи. Он ушел чуть позже, болезнь оказалась сильнее. Но в тот шумный, чего уж там, полет я, пожалуй, впервые за всю командировку увидел его улыбающимся.