Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 августа 2023 0:00

Полосатые воротнички: В России заключенных все активнее привлекают к труду

Разбираемся, где они работают, в каких условиях, сколько получают и много ли денег приносят экономике
Деньги, конечно, стимул хороший. Но еще и то важно, что работать - все лучше, чем сидеть взаперти.

Деньги, конечно, стимул хороший. Но еще и то важно, что работать - все лучше, чем сидеть взаперти.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

НА ВОЛЕ НЕ ХВАТАЕТ РУК

На заре перестройки занесло меня как-то в Рязань. Переделав все необходимые дела и коротая время до прихода поезда, бродил среди привокзальных киосков. В одной из будочек взгляд выхватил необычный складной нож - крепкий, с изящными, лаконичными линиями. На черном пластике рукоятки - затейливая инкрустация из нержавейки.

Тяжелая рукоятка легла на ладонь как влитая. Остро заточенный клинок легко разрезал на весу лист бумаги.

Выяснилось, что эту «пацанскую мечту» делают в одной из местных колоний. Неофициально, конечно. Клинок этот служит мне верой и правдой уже 35 лет. Незаменимая вещь.

А вспомнил я про него не случайно. Умельцев за колючей проволокой - хоть отбавляй. А всего сидельцев - более 400 тысяч человек. Но работой загружены далеко не все, хотя по закону осужденные обязаны трудиться. В советские времена система исполнения наказаний была в числе лидеров по объемам выпуска продукции. А сейчас, я подсчитал, на одного работоспособного осужденного в год приходится примерно 100 тысяч рублей произведенных товаров и услуг - это почти в 20 раз меньше, чем в среднем по стране.

- Производственная база в исправительных учреждениях была серьезно подорвана в 90-е годы, - рассказал «КП» известный правозащитник, член общественного совета ФСИН Александр Брод. - Многие производства в колониях закрылись. И только последние лет 15 стали подниматься, но выбор небогатый: в основном швейное производство или деревообработка. А есть колонии, где вообще никакого производства нет.

А тем временем на воле не хватает рабочих рук.

- Самая напряженная ситуация - в строительстве, - сказал «КП» председатель комитета по строительству «ОПОРЫ России» Дмитрий Костровский. - Не хватает как инженерно-технических работников, так и рабочих. В такой ситуации надо привлекать к труду осужденных. Уверен, они справятся.

ФСИН и Минюст тоже так думают - уже не первый год они агитируют коммерческие предприятия брать к себе на работу осужденных к принудительным работам.

Труд осужденных, по замыслу властей, должен в первую очередь помочь им встать на путь исправления. Фото: Художник Константин СОБОЛЕВСКИЙ

Труд осужденных, по замыслу властей, должен в первую очередь помочь им встать на путь исправления. Фото: Художник Константин СОБОЛЕВСКИЙ

НА РАВНЫХ СО СВОБОДНЫМИ

Компания «Гофрон» из подмосковной Каширы - крупнейшее в регионе предприятие по производству гофрированного картона. Оно первым в Московской области стало привлекать осужденных на принудительные работы.

- Мы уже три года работаем в этой программе, - рассказал «КП» исполнительный директор предприятия Алексей Белодворцев. - Поначалу была опаска: как уживутся наши работники с осужденными. Какие там порядки в тюрьме, никто у нас, к счастью, не знал. Но пришли нормальные адекватные ребята. Сейчас у нас трудится более 60 таких работников, это около 10% от списочного состава. Работают в тех же бригадах, где и остальные сотрудники, нет никакого разделения.

При этом никаких конвойных и «руки за спину».

- Первое время от ФСИН каждый день приезжал их сотрудник в середине смены, смотрел, все ли на местах, - продолжает Белодворцев. - Но у нас все спокойно, и вот уже больше года никто не ездит, а только звонят мастеру участка, спрашивают, все ли в порядке.

Исправительный центр, где живут осужденные к труду, находится в поселке Ожерелье, в бывшем здании лесоплодопитомника. Оно было передано ФСИН в безвозмездное пользование. Разместиться в двухэтажной постройке могут 110 - 115 человек.

- По сути, это казарма, - рассказывает Белодворцев. - Спальные помещения человек на 30 - 40. Где-то двухъярусные кровати, где-то одноярусные. Порядок - армейский. Есть комната для приема пищи, спортзал, комната отдыха, телевизор, душевые кабинки, стиральные машины. Два блока - женский и мужской.

Женщины здесь в дефиците: их всего десять на сотню мужчин.

На работу в «Гофрон» постояльцев исправцентра возят на корпоративном автобусе - без конвоя. В общем, центр - это еще не семейный дом, но уже и не колония с вышками. И дышится вольнее.

К слову, обитатели центра в Ожерелье работают не только на «Гофроне». Кто-то - на предприятии «Каригуз», которое подушки выпускает, кто-то - в местной управляющей компании.

Но если не оправдал - отправляйся обратно на нары. Бывали такие случаи и на «Гофроне». Несколько человек попались на принятии наркоты - тут же в колонию.

- В подавляющем большинстве у нас работают осужденные по статье 228 - это наркотики, - объяснил наш собеседник. - Но есть и коррупционеры, и хулиганы.

За решеткой порой такую красоту ваяют - хоть на выставке показывай! И это фото как раз с выставки продукции, которую производят в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Фото: t.me/fsinrussia

За решеткой порой такую красоту ваяют - хоть на выставке показывай! И это фото как раз с выставки продукции, которую производят в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Фото: t.me/fsinrussia

«ЖЕНИЛИСЬ И ОСТАЛИСЬ»

Деньги - едва ли не самый больной вопрос в привлечении осужденных к труду.

- Большинство не имеют квалификации и трудятся разнорабочими, - говорит Белодворцев. - А женщины (они тоже отбывают сроки за наркотики) - уборщицами и кладовщицами. Зарплату поначалу определяем 19 тысяч рублей в месяц. Меньше закон не позволяет - это МРОТ для Московской области, а больше - не заслужили пока. Видим, нормально человек к работе относится - повышаем до 30 - 35 тысяч. У специалистов - электриков, водителей автопогрузчиков, машинистов - заработок повыше, может и до 70 тысяч доходить. Деньги выплачиваем на карточку. Из них удерживается то, что положено по постановлению суда - алименты, долг за квартиру, возмещение вреда, еще что-то - в бухгалтерии на каждого есть исполнительный лист от службы судебных приставов. Кроме того, с каждого переводим примерно 1500 рублей в исправцентр на коммунальные услуги, а остальное - работнику.

Как сообщили «КП» в пресс-бюро ФСИН, на руки трудящийся осужденный должен получать не менее 25% от заработка, а пенсионеры и женщины, у которых дети содержатся в домах ребенка исправительного учреждения, - не менее половины.

Выходит, что на первых порах осужденный на труд может после всех вычетов получать не больше пятерки в месяц.

- Это совершенно не мотивирует к труду, - сказал «КП» профессор Финансового университета при правительстве РФ Александр Сафонов, соавтор исследования о трудовом потенциале осужденных.

Но есть и другое мнение: деньги - не главное.

- Если человека лишили свободы и ему предлагают не за колючей проволокой находиться, а получить профессию, зарабатывать честным трудом, то нужно хвататься за такую возможность, - убежден Костровский. - К тому же срок-то все равно идет.

Главным достижением в работе с осужденными руководство «Гофрона» считает то, что люди после освобождения остаются работать на предприятии.

- Чуть ли не каждый десятый остался, - говорит Белодворцев. - Как срок окончился, женились на наших девчонках и живут своими семьями, все хорошо у них.

СУДЫ НА ЗАЩИТЕ ОСУЖДЕННЫХ

Еще один проблемный трудовой вопрос: а почему это все должны трудиться на низовых должностях? Ведь сидят же и люди с высшим образованием, и начальники, и бизнесмены, сенаторы, губернаторы!

- Характер труда тоже входит в систему наказания, - рассказал «КП» известный в свое время высокопоставленный человек, осужденный когда-то по статье «мошенничество». - Я заведовал клубом в колонии, вел культмассовую работу среди осужденных. Вдруг кто-то наверху спохватился, что слишком легкая жизнь у меня. И мне дали сколачивать деревянные лотки для хлеба. На один лоток - 30 больших гвоздей. Норма 35 лотков - 1050 гвоздей за смену! Очень тяжело.

Сейчас времена иные, может, на передовом «Гофроне» пересмотрели традиционную концепцию и стали привлекать занимавших когда-то отдельные кабинеты осужденных и к управленческим решениям?

- Коррупционеров? Ни в коем случае, - убежден Белодворцев. - А зачем - чтобы еще раз украли? Было у нас несколько директоров предприятий, силовики с хороших должностей - спокойно работали разнорабочими. А куда деваться? Откажешься - обратно на зону поедешь, выбор небольшой. Здесь в любом случае лучше, чем в тюрьме.

В целом ситуация с деньгами двойственная. С одной стороны, ФСИН деньги нужны. С другой - исправительное ведомство за ними особо не гоняется.

- Труд осужденных не преследует своей целью получение прибыли, а рассматривается лишь как средство их исправления и важнейший элемент их трудового воспитания и профессионального обучения, - сообщили нам в службе.

По поводу оплаты труда у осужденных и администрации нередко возникают споры.

- Нарушения происходят постоянно - и касаемо условий труда, и невыплата зарплаты, - рассказал «КП» Александр Брод. - Например, по Свердловской области было за последнее время много обращений в суды в связи с невыплатой денег за работы - и суды поддерживали обращения осужденных. Это касалось и исправительных центров, и промзон в колониях. Больше жалоб все-таки на нарушение прав в промзонах - это и понятно: там недостаточно общественного контроля, поскольку закрытый режим. Трудовой кодекс там не очень действует…

Глядя на эту работу неизвестного сидельца, так и хочется перефразировать слова из фильма: был у меня знакомый, он Берию за полчаса так изваяет - не отличишь от настоящего! Фото: Кирилл КАЛЛИНИКОВ/РИА Новости

Глядя на эту работу неизвестного сидельца, так и хочется перефразировать слова из фильма: был у меня знакомый, он Берию за полчаса так изваяет - не отличишь от настоящего! Фото: Кирилл КАЛЛИНИКОВ/РИА Новости

OZON СО СБЕРОМ ТОЖЕ ВПИСАЛИСЬ

Теоретически к исправительным работам может быть привлечено порядка 180 - 200 тысяч человек, то есть половина осужденных.

- Это не решит проблемы нехватки кадров в стране, - убежден Сафонов. - Людей нужно в разы больше.

Но по факту даже такое количество загрузить работой пока не получается.

- Сейчас на различных предприятиях трудится более 27 тысяч осужденных к принудительным работам, - сообщили «КП» во ФСИН. - Они работают в строительстве, сельском хозяйстве, легкой промышленности, мебельном производстве, на лесозаготовках и деревообработке, в машиностроении, химической промышленности, в сфере ЖКХ и благоустройства, добывают полезные ископаемые. Труд таких осужденных пользуется значительным спросом среди работодателей.

Осужденные трудятся у более чем 1700 работодателей, среди которых такие известные компании, как Сбербанк, Ozon, сетевой гипермаркет «Лента». Недавно и бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил компаниям активнее нанимать приговоренных к исправработам.

Однако дело тормозит нехватка центров, где должны жить привлеченные к труду. Сейчас действует 381 такой центр, сообщили во ФСИН. Этого мало.

- Предприятиям экономически невыгодно строить на свои деньги такие центры, - говорит Сафонов. - Это дорогие капитальные вложения, как минимум на 20 млн руб. Они имеют смысл, когда горизонт планирования составляет хотя бы 5 лет. А сейчас никто не может сказать, понадобятся ли завтра эти 100 -200 человек.

Сафонов предлагает перейти на индивидуальный формат взаимодействия - когда в одном месте будут концентрироваться не 100 - 200 осужденных, а меньше. И строить не капитальные здания, а использовать вагончики. Некоторым, кто заслужил, даже дать возможность жить в семье, но исправно выполнять трудовую повинность. Вопрос, готова ли ФСИН устроить осужденным такую малину.

ОФИЦИАЛЬНО

От сосисок до спецавтомобилей

В колониях производится более 100 тыс. наименований товаров.

«В 2022 году учреждениями уголовно-исполнительной системы (УИС) произведено продукции, выполнено работ и оказано услуг на сумму более 43 млрд руб., - сообщили «КП» в пресс-бюро ФСИН. - Учреждения УИС производят более 100 тысяч видов товаров. Среди них форменное обмундирование, спецодежда, обувь, офисная, корпусная, садовая мебель, пиломатериалы, контейнеры для ТКО (твердые коммунальные отходы), ограждения различных типов, металлоконструкции, малые архитектурные формы, различные сувениры, мясная, овощная, молочная продукция, мука, крупы, хлебобулочные изделия, консервы, корма для животных и др.

Примерно треть учреждений занимаются животноводством и выращивают птиц. В большинстве исправительных учреждений культивируют и перерабатывают сельхозпродукцию. В прошлом году объем производства сельскохозяйственной продукции и продуктов питания составил более 7 млрд руб.

Одно из популярных и востребованных среди населения направлений производственной деятельности - изготовление сувенирной продукции. Это изделия художественной обработки дерева, металла и камня, декоративные изделия легкой промышленности, в том числе и сувенирные ножи. Оригинальные и эксклюзивные изделия может приобрести любой желающий.

Информация об ассортименте и ценах размещена на официальных сайтах территориальных органов ФСИН России».

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему подорожал бензин и что будет дальше с ценой на топливо (подробнее)