Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
18 сентября 2023 21:26

Аргентинский моряк Хуан Рутинелли: «Друзья и знакомые знают, что я поехал на Донбасс, и поддерживают меня»

Морской инженер из Аргентины рассказал корреспонденту KP.RU, как он стал российским волонтером
Российский триколор висит у Хуана в каюте

Российский триколор висит у Хуана в каюте

Фото: Личный архив

Среди тысяч волонтеров, помогающих беженцам с Украины и жителям Донбасса, есть и иностранцы. Один из них — первый инженер (по-нашему, старший механик) трансокеанского круизного лайнера 38-летний аргентинец Хуан Рутинелли. Он уже третий раз проводит свой отпуск, помогая жителям Донбасса.

«МЕНЯ ПРИНЯЛИ, КАК РОДНОГО»

- Хуан, откуда у тебя такой интерес к России, может, есть русские в роду?

- Нет, мои предки - ирландские и итальянские переселенцы. Я вырос в городке Пунта-Альта— это на юге Аргентины, Патагония. Кто читал «Дети капитана Гранта» Жюль Верна, тот помнит этот регион с его сумасшедшими штормами. У нас в городе находится крупнейшая военно-морская база страны, на улицах много военных, поэтому мне с детства близка военная тематика. Лет в 11 я заинтересовался историей Второй мировой войны. И был потрясен, какую огромную жертву принес советский народ ради победы над фашизмом. Вот откуда моя любовь и уважение к России. В Морской академии в Буэнос-Айресе со мной училось несколько русских — хорошие ребята, дружим до сих пор. У нас в городе живет женщина из Санкт-Петербурга - очень много интересного рассказывала про русскую культуру, историю. Я брал у нее уроки русского. А в 2018 году у вас был великолепный мундиаль, с этого времени я стал ездить в Россию каждый год на месяц, иногда дольше — у нас между плаваниями большой отпуск. Останавливался в Москве, ездил в Питер, в другие города. Просто влюбился в Россию. Мне нравится жить в квартире, а не в отеле. Бабушки сидят у подъезда, я здороваюсь с ними, они — со мной. Чувствую себя русским (смеется). Когда я здесь, всегда искренне говорю: «Приехал домой».

Первый инженер (по-нашему, старший механик) трансокеанского круизного лайнера Хуан Рутинелли

Первый инженер (по-нашему, старший механик) трансокеанского круизного лайнера Хуан Рутинелли

Фото: Личный архив

- Как ты оказался в волонтерском отряде?

- С самого начала хотел помогать людям в Донбассе. Сначала нашел в Москве группы, которые собирают и отправляют туда вещи, а потом мне сказали, что лучше присоединиться к тем, кто в Ростове-на-Дону, потому что они ближе к главным событиям. В ростовском чате я прочитал про волонтерскую группу «Неравнодушные» - они работают с первого дня конфликта. И мне слово понравилось. В английском или испанском нет точного перевода, там «не» пишется отдельно. «Неравнодушные» - уникальные люди: открытые, доброжелательные, активные. Со всей России и самого разного возраста. Одной девушке мы отмечали 16 лет. А самому старшему лет 70. В основном из Ростова и Таганрога, но приезжают со всех регионов, даже с Дальнего Востока и Сахалина.

- А иностранцы есть или ты один такой?

- Были две женщины - из Германии и из Франции, но обе русские. И еще девушка с Филиппин в прошлом году на неделю приезжала. А так надолго, получается, только я. Но, думаю, в мире много людей хотят помогать России, просто боятся, что не получится. А на самом деле совсем не трудно.

Ближе к осени волонтеры стали привозить на Донбасс не только продукты, но и обогреватели

Ближе к осени волонтеры стали привозить на Донбасс не только продукты, но и обогреватели

Фото: Личный архив

- Как тебя приняли?

- Как родного! Я еще из Москвы написал им: «Я гражданин Аргентины, хочу помогать». Думал, откажут, все-таки иностранец… Но к моему счастливому удивлению, немедленным ответом были распростертые объятия: «Приезжайте, ждем». Никакой бюрократии. Я снял квартиру в Таганроге, это час езды от КПП Весело-Вознесенка, где находится пункт помощи беженцам. У «Неравнодушных» все четко организовано. Отправляют в чат сообщение: «На завтра очень нужны волонтеры». Сразу откликаются люди. У некоторых машины. Тут же решают, кто за кем заезжает. Я ездил к 7 утра, заканчивал в 7 вечера. Сейчас группа работает в две смены, это до полуночи, а в начале спецоперации, когда было очень много беженцев, то работали круглые сутки.

Фото: Личный архив

«ХАРАМ, ТУТ СВИНИНА!»

- Что конкретно ты делал?

- Как все. Около КПП есть кафе, люди по пути в Донбасс или из Донбасса могут там перекусить, есть здание для отдыха и ночлега - две комнаты примерно по 5 человек. Мы даем людям российские сим-карты, чтобы выйти в интернет, связаться с родными. Зарядку для телефона, одежду, лекарства, средства личной гигиены. Все бесплатно. Даже корм для животных есть. Бывает, что прибьется с беженцами бездомной котенок или щенок — волонтеры его отмоют, откормят и отдают в добрые руки. Помогаем беженцам находить родственников. Помню бабушку одну - ее дом разбомбили, телефон и документы пропали, дочь уехала раньше, но где она, бабушка не знает, номер не помнит. Одна, старенькая, больная, без дома, без денег. Таких много.

Фото: Личный архив

А вообще, на КПП не только беженцы, сейчас беженцев меньше стало. Военные едут в обе стороны — на фронт и с фронта на ротацию. Жители Донбасса — к родственникам или к врачам в Ростове и Таганроге. Много стало строителей — в основном, из Средней Азии. Мариуполь, я там был, восстанавливается прямо на глазах, и люди возвращаются.

Бывают ситуации, когда нужно быстро реагировать. Например, сразу несколько автобусов с беженцами из Херсона или с детьми из Артемовска. Надо раз-раз накрыть столы, подготовить еду, разложить порции. Как-то вечером пришел майор, а с ним человек 20, если не больше, они выходили с фронта на ротацию. А нас только двое — я и девушка из Краснодара. Но ничего, быстро все организовали. Суп, гречка, салат, кофе…

Фото: Личный Архив

- Откуда у вас продукты?

- Люди присылают со всей страны. Это огромная и хорошо организованная управленческая работа — найти товар, организовать доставку. Москва, Питер, Воронеж — отовсюду приходят коробки. На некоторых есть надписи. Помню очень трогательная посылка была от школьников из Новосибирска. Внутри - конфеты, письма солдатам. Еще местные предприятия помогают. Хлебный завод в Таганроге привозил нам каждый день хлеб, рулетики, зефир. Вот с фруктами не так хорошо, потому что они могут испортиться. Но лимон для чая почти всегда есть. А так еда на КПП простая — суп, борщ, салаты с капустой, огурцами, помидорами. Бутерброды с колбасой, с ветчиной. Я уже знаю, если солдат из Дагестана, например, я говорю: «Харам: тут свинина!» И он: а, понял, давай другое что-нибудь. Когда строителей из Узбекистана кормили, тоже это учитывали.

Фото: Личный Архив

Но у группы много и других дел. Помогают в госпитале в Таганроге, где раненные лежат, пожилым людям в мариупольском доме престарелых, ищут их родственников. Еще маскировочные сети плетем, делаем окопные свечи-горелки... И я рад, если мой труд оказался полезен. Прошлой осенью я провел там почти два месяца, этой весной - месяц и летом тоже около месяца.

Фото: Личный архив

«РОССИЙСКИЕ СОЛДАТЫ — ЭТО ОСВОБОДИТЕЛИ»

- Что самое важное для себя ты понял в этих поездках?

- Я увидел своими глазами, что происходит на Донбассе. Помню, как одна бабушка сказала: «Когда Северодонецк освободили...» Это очень важно: люди воспринимают российских солдат как освободителей.

Помню, девушка-беженка зашла в палатку, попросила чай. А потом зашли трое ребят в форме, молодые, чуть за 20. Тоже попили чай, какими-то веселыми фразами с девушкой перекинулись, и пошли дальше — на ту территорию. Так спокойно, с открытыми и смелыми лицами. Мне очень хотелось, чтобы они остались живы, и я им вслед нарисовал по воздуху католический крест двумя пальцами, у нас такой обычай. А девушка увидела это, у нее слезы выступили на глазах, и говорит: «Господи, если бы они только знали, как мы им благодарны!» Это то, что я сам видел и слышал, никакая не пропаганда.

Фото: Личный архив

Запомнилась женщина из Мариуполя - при упоминании батальона «Азов» у нее прямо лицо менялось. «Это не люди, а садисты», - говорила она. Я слышал и от других беженцев из Мариуполя, что украинским войскам там был приказ убивать местных. Женщина показывала нам снимки машин с надписью «Дети» и с пробоинами от автоматных и пулеметных очередей. Она рассказывала, что посылала эти фото своим родственникам в Днепропетровске, а те не верят…

Или другая беженка - женщина с сыновьями 12 и 7 лет. Пили чай, и вдруг над нами низко пролетели военные самолеты с очень сильным звуком, они там часто летают, - и ее лицо мгновенно стало абсолютно белым. Так бывает от сильного стресса. Думаю, это посттравматический синдром — с таким ревом самолеты заходят на атаку, она пережила это и сейчас снова услышала тот звук. Я видел похожую реакцию у многих беженцев, когда пролетали самолеты. Некоторые даже падали на пол, обхватывали голову руками. Это первая неконтролируемая реакция, потом они понимали, что уже на территории России, и это российские самолеты.

И когда приходят к нам такие люди, то дать им еду или симку — этого мало. У нас была девушка-волонтер из Мурманска, Лера — просто ангел. Она всегда поговорит с человеком, у нее дар трогать сердца людей, и с ней делились. Люди приходили грустные, а поговорят с Лерой и меняются в лице, улыбка появляется.

https://www.kp.ru/share/i/4/2651484/wr-960.jpg

https://www.kp.ru/share/i/4/2651484/wr-960.jpg

«НА ЭТИХ ЛЮДЕЙ Я СМОТРЮ СНИЗУ ВВЕРХ»

- Ты же и в прифронтовую зону ездил…

- Я был в Мариуполе, Мелитополе, Новоайдаре, Лисичанске, Рубежном… Мы доставляли туда гуманитарную помощь — еду, одежду, постельное белье, медикаменты, книги и школьные учебники на русском языке. Меня поразили люди. Я увидел то, о чем читал в книгах – русский характер. В трудных ситуациях русские становятся только сильнее. Города в развалинах, а многие все равно не покидают свои дома. У кого-то разбомбило квартиру - соседи или родственники берут жить к себе. Вокруг руины — а у людей никакого уныния, за стол приглашают, угощают, хотя у самих с едой не так хорошо. Песни поют!

Кружка в каюте напоминает о Донбассе

Кружка в каюте напоминает о Донбассе

Фото: Личный архив

- Опасно было в этих поездках?

- Ну что я, штатский волонтер, буду говорить об опасности, когда есть настоящие герои, которые воюют, совершают подвиги и при этом очень скромно держатся – вот, на кого я смотрю снизу вверх. Но отголоски войны ощущались. В Рубежном боев уже не было, но были слышны пулеметные очереди. Мы обязаны на таких территориях носить каски и бронежилеты. Однажды мы вышли из полуразрушенного дома, где ночевали, и уже на улице среди развалин продолжали возиться с застежками бронежилетов. Мимо проезжала машина с военными. Увидели наши старания, остановились и крикнули: «Эй, малышня! Учитесь!» И помогли застегнуться.

Нас предупреждали, что очень много мин, я видел, как работают саперы. На моих глазах никто не подрывался, но рассказывали, что такое бывало. Как уберечься - смотреть под ноги и доверять интуиции. Однажды, извини за подробность, захотелось в туалет и о, радость - среди развалин вижу уцелевший домик. Женская дверь приоткрыта, а мужская плотно закрыта. Я подошел и спросил: «Есть кто-то?» Никто не ответил. Вокруг ни души. Мелькнула мысль: была-не была, дерну дверь! Но тут же, будто в реальности, увидел: срабатывает растяжка, взрыв, домик со всем содержимым разлетается на куски и я вместе с ним.

- И?

- Пошел в женский (смеется).

- А какие-то проблемы с военными у тебя возникали — за шпиона не принимали?

- Никаких проблем! Когда мы выезжали в Донбасс, у меня на КПП военный попросил паспорт. Посмотрел и воскликнул: «О, аргентинец! Что вы делаете здесь?» - «Я волонтер.» - «О, волонтер? Прекрасно! Месси, Марадона, «рука бога» (в матче с Англией на ЧМ-1986 Марадона забил гол рукой, судья не заметил, а после игры в ответ на прямой вопрос журналиста футболист уклончиво ответил, что это была рука бога. — Ред.)! Спасибо, что помогаете». И пропустил. А на обратном пути уже чеченский военный проверил мой паспорт, тоже очень обрадовался, спросил про Месси и подарил мясные консервы халяль.

На московской кухне Хуан рассказывает о том, что видел и пережил

На московской кухне Хуан рассказывает о том, что видел и пережил

Фото: Владимир ПЕРЕКРЕСТ

В Донбассе военные не раз останавливали меня для проверки. Я нормально реагирую - у меня на любой вопрос есть документ. Некоторые звонили на КПП - там подтверждали: да, есть такой. И все военные после проверки спрашивали: «Месси знаешь?» А когда я говорил, что только по телевизору, были очень разочарованы.

- Домашние знают о твоих поездках?

- Я не рассказывал, они будут переживать, особенно мама. Говорю, что в Москве. До круизного лайнера я ходил на нефтяном танкере, рыболовецких судах. Бывали штормы, пожары. Я об этом тоже дома никогда не рассказываю. Иногда, через какое-то время, да и то, когда сидим за столом, и все видят, что я жив-здоров. Про поездки на Украину тоже обязательно расскажу, но когда все это закончится. Уверен, что мои близкие не будут меня осуждать.

«КТО НА РУССКИХ — ВСЕХ ПОРВЕМ!»

«О, так это же аргентинский сыр - я дома тоже ем такой!»

«О, так это же аргентинский сыр - я дома тоже ем такой!»

Фото: Владимир ПЕРЕКРЕСТ

- Как на Западе относятся к СВО?

- Многие из тех, кому я рассказал, куда еду, меня поддерживают. Мой друг Хорхе, морпех, даже сделал так (тут Хуан рванул на груди воображаемую тельняшку и страшным голосом зарычал: «Кто на русских - всех порвем!»). Только одна знакомая девушка в Аргентине меня не поддержала, и она уже не моя знакомая. Но, к сожалению, на западе больше таких, brain-washed — у кого промытые мозги, кто не понимает ситуацию и не хочет понять. Да и образование не у всех хорошее. Не знают историю, не знают, с чего все началось. По телевизору CNN и BBC выступают против России – люди верят телевизору. А тех, кто думает по-другому, даже слушать не хотят. Когда я рассказываю то, что видел своими глазами, некоторые затыкают уши и говорят: это российская пропаганда. К счастью, не все такие, особенно в Латинской Америке, где к США многие относятся без особой симпатии, и наоборот, после чемпионата мира 2018 года просто очарованы Россией.

- На корабле обсуждают события на Украине?

- Компания американская, команда — из разных стран. У нас в инженерной службе есть и русские, в том числе, с Крыма и Донбасса, и украинцы — примерно по 10 человек тех и других. Большинство русских (а среди тех, кто с Донбасса и Крыма, то все) поддерживают спецоперацию, только одна девушка из Перми сказала, что против. По окончании рейса она даже не стала возвращаться в Россию, поехала в Турцию. А украинцы, как и поляки, — против русских. Много таких и среди хорватов, западных европейцев. Я их спрашиваю: «Но вы понимаете, что НАТО расширяется на восток, и России не оставили шанса?» Да, понимают. Но все равно против русских, а не против своих правительств.

Вместе с автором интервью Владимиром Перекрестом

Вместе с автором интервью Владимиром Перекрестом

Фото: Владимир ПЕРЕКРЕСТ

- До драк не доходит?

- Нет, ну это же флот, дисциплина. Но конечно, чувствуется напряжение, между русскими и украинцами нет такого свободного, открытого общения. В курилке, например, если вместе окажутся, молча дымят и смотрят в разные стороны. Так же напряженно относятся друг к другу и сербы с хорватами, особенно, те, кто застал войну (конфликт во время спровоцированного США распада Югославии 1991-95 г.г. - Ред.)

- А ты можешь на корабле открыто говорить о своих взглядах?

- На работе не до политических разговоров, да и не принято это, но если к слову придется, никто меня за это не уволит. Механизмы работают нормально, правила противопожарной безопасности соблюдаются, а остальное — личное дело. Но ты прав, не все так просто. У меня две каюты: личная и офис. В личной я спокойно хожу в майке с символом Z, кружка такая же на виду стоит. Но в офисе я такой символ использовать не могу - это против внутренних правил. Зато и в офисе и в личной каюте у меня висит российский флаг — и ничего.

- Как думаешь, скоро закончится конфликт?

- Это конфликт не Украины и России, а Запада и России. К сожалению, на Западе многие уже привыкли, что он стал частью повседневной жизни и не осознают, насколько это опасно, ведь в противостояние может втягиваться все больше стран. И все же я надеюсь, что скоро все это закончится, и надеюсь, что в пользу России.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Армия с фашистским мышлением: ВСУ отправляют российских пленных на минные поля (подписаться)