Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Звезды2 июня 2024 22:00

Черная шляпа против хищника

Наш обозреватель Денис Горелов - о сериале «Мосгаз-10. Метроном»
Сюжет - дурнина дурниной, но на Игоря Золотовицкого посмотреть приятно. Фото: Кадр из фильма

Сюжет - дурнина дурниной, но на Игоря Золотовицкого посмотреть приятно. Фото: Кадр из фильма

Загадочные, с большой вероятностью фальшивые инвалиды.

Мажоры-убийцы и покрывающая их родня. Девушки легкого, хоть и не до конца безответственного поведения. Страшная месть.

Бесстыжую руку сценариста Михаила Зубко следовало угадать уже серии на третьей: все перечисленные мотивы давно отработаны им в заслуженно любимом нацией фильме «Кентавр» и теперь взяты в оборот творческой группой эпоса о майоре Черкасове.

Казалось бы, все, вроде бы уже и нечего придумать о преступном промысле в СССР - ан нет, опять не оскудела кладовая. Чувство народное не покинет франшизу и на десятом сезоне, а значит, быть нам с майором и дальше в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас. Причем это будет наша смерть, ибо майор бессмертен.

На этот раз отставной муровец разматывает серию эффектных смертей околофилармонического жулья, пробавляющегося левыми концертами с дополнительным тиражом неучтенных билетов. Летом последнего брежневского года певца-лауреата поджаривают прямо на сцене, подменив пульверизатор с лаком для волос напалмовой смесью. Экспедитора-фальшивобилетчика топят в пруду. Отставного сыщика-отмазчика стреляют в собственной машине. Директора ДК подвешивают на колосниках. Словом, делают много полезных дел, которые должен пресечь майор со своей малышней, но им, как обычно, мешают злые чекисты и пытающиеся наложить лапу на нетрудовую деятельность воины-афганцы. Слишком настырную Соню замыкают в узилище временного содержания, майора постоянно отвлекают ведомственной борьбой - а негритят тем временем становится меньше и меньше, и только сторож в исполнении Сергея Каюмовича Шакурова все открывает и открывает свой шлагбаум и прикуривает внимательно.

То, что коллектив франшизы и дальше намерен валять ваньку, заявляется уже в первой серии, когда директор Москонцерта (Игорь Золотовицкий), зарубив начинающей рок-группе название «Али-Баба и сорок разбойников», впроброс придумывает новое-звонкое: «Наутилус Помпилиус» - и чернобровый солист, откликающийся на имя Слава, соглашается, что да, так пойдет. С целью закрепления жанра веселой дурнины Соня спрашивает в ближайшей театральной кассе билеты в Таганку на «Мастера и Маргариту». Ловить в кассе билеты на самый - без вариантов, САМЫЙ - спросовый и недоступный спектакль брежневских лет было все равно что в том же киоске выдуривать контрамарку на ближайший концерт «Пинк Флойд» в Лиссабоне. Так кассирша еще присоветовала заплатить перекупщикам втридорога. Учитывая, что билет в театр стоил в тот год рубль 20 копеек, рассчитывать протыриться за 4 рэ на «Мастера» мог только самый наивный инопланетянин.

После таких фокусов полный процессуальный беспредел г-на Зубко и его подельницы Анастасии Роговой уже смотрелся сквозь пальцы, хоть и требовал дотошной каталогизации.

Итак, для всех интересующихся реальностью, а не веселым гоном про майора в шляпе.

У КГБ есть свои изоляторы, и подследственных заключают именно туда, а не в пресс-хаты к уголовницам. Оказаться в одной камере с зэчками опер Соня не могла и так: для провинившихся сотрудников существуют сепаратные тюрьмы и блоки, потому что в обычных их просто убьют. Забрать у ментов дело чекисты просто так не могут - на это есть прокуратура, так что цепочку коррупции следует удлинять. Афганские ветераны в 82-м году и головы поднять не смели - а то б живо без нее остались, Советская власть еще была в силе. И конечно, с найт-клубом «Арлекино», где распевают эстраду блестючие ляльки, авторы попутали лет этак приблизительно на 10 - как и с понятием «дорогой ресторан». В СССР-82 рестораны были трех наценочных категорий, и даже третья была по карману простому труженику, оттого там и мест не было. Фраза «растеряете всю клиентуру» - уже из нашего времени.

Но все это пустые придирки, когда на экране зажигают лично Шакуров, Смоляков, ректор Школы-студии МХАТ Золотовицкий в роли главы Москонцерта и Евгений Антропов в роли директора «Арлекино» - вот так играл-играл лейтенанта Тарасика в саге о Гурзуфе и доигрался: сеть сошлась на том, что десятый сезон только на них с Золотовицким и выехал (дальше справедливо указывалось, что у Гаркуши с Осадчим один мозг на двоих, а Соня оттого такая злая, что у нее велосипеда нет; потом «велосипед» переправлен на «семью», но с велосипедом, ей-богу, лучше).

А метроном все тикает, предвещая скорый закат строя.

Хотя, принимая во внимание «афганских» рэкетиров и найт-клуб с кордебалетом-контрафактом, строй уже давно закатился, и метрономить совершенно нечего.

«Мосгаз-10. Метроном»

2024. 16+

Реж. Евгений Звездаков

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

«Девочка, не бойся этой жизни»: слова Анастасии Заворотнюк просто рвут сердце (подробнее)