Политика25 июня 2021 16:39

Записки киевлянки: Киев не перестает быть большим русским городом, но нашим надеяться здесь не на кого

Корреспондент "Комсомолки" Марина Реброва рассказывает о жизни в столице соседнего государства
В Киеве всё русское под запретом, а люди говорят на языке Пушкина.

В Киеве всё русское под запретом, а люди говорят на языке Пушкина.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Тут всё русское под запретом, а люди говорят на языке Пушкина. В Донбасс западенцы никогда не ехали, но сегодня бомбят, как в 41-м. Да и медикам навязывают мову, а те просто уходят с работы. Но под определённым углом, город, как будто, не изменился.

ВРАЧИ УВОЛЬНЯЮТСЯ ИЗ-ЗА ЯЗЫКА

На днях покупала себе новые очки в подземном переходе на Подоле, и хотя уличная торговля запрещена, многие киевляне чтоб выжить, торгуют чем придется. Уличным продавцом оказалась весьма красивая, пожилая дама лет 70-ти, элегантно одетая с серебряными украшениями на все еще тонких пальцах и приятная в общении. Женщина стала подсказывать какие выбрать очки и заодно решила проконсультировать по поводу стремительно ухудшающегося зрения. Консультация оказалась весьма профессиональной: очки мы подобрали со специальным затемнением, что сразу принесло облегчение глазам. Выяснилось, что пожилая дама - бывшая врач-окулист. Она всю жизнь проработала в больнице тут недалеко и лишь недавно решилась торговать на уличной раскладке.

- Вообще-то мне не нравится, что вы торгуете, а не лечите больных: из–за коронавируса к окулисту попасть – большая проблема. Вы могли бы еще поработать, - посетовала я в разговоре.

- И не подумаю. Меня принудили проходить аттестационный цикл на украинском языке, сдать потом на сертификат, хотя всю жизнь, почти 40 лет проработала окулистом, да еще и работать требуют на украинском языке. Мне это не надо и я уволилась. Не хочу, - искренне ответила мне продавец-врач или врач-продавец.

Она посоветовала капли для глаз, витамины и рекомендовала лакомиться шелковицей. Натощак по полстакана. Оказывается, она не хуже черники улучшает зрение.

- Вы обязательно расскажите, как вам новые очки, если будете в этих краях, - попрощалась Зоя Николаевна.

Буду на Подоле в другой раз, найду ее и скажу обязательно. Здесь все время живешь с опаской в ожидании подвоха или очередной политической дискуссии, в которой нужно все время оправдываться. Но сейчас не тот случай.

ВСЁ РУССКОЕ ТУТ ПОД ЗАПРЕТОМ

Даже если европейской мечтой киевлян было - отказаться от всего русского, то заданная программа не сработала. А по деталям, отдельным разговорам, как вспышкам, все- таки заметно, что Киев - большой русский город и не перестает таковым быть.

Старый Подол практически весь говорит на русском. Только возле Киево-Могилянской академии от некоторых молодых людей слышишь украинскую мову, хотя там и английский привычен.

Если снизу посмотреть на кружева Андреевской церкви, отреставрированный фонтан в виде фигуры Самсона, разрывающего пасть льву, старинное подворье, где останавливался Пётр Первый, кирпичные крыши домов Нижнего вала, реку Днепр, который течёт плавно тёмной водой и при этом созерцательно наблюдать за происходящим, то может показаться, что в Киеве ничего и не изменилось.

В разгар лета повсюду цветут пышные розы, а ещё на каждом углу продают чёрную черешню, а девушки покупают белое мороженое, с наслаждением поедая его прямо на улице. Вот только особняк, в котором много лет находилась миссия «Россотрудничества», расположенный на уютной улице Подола закрыт по решению президента Украины и уже не откроется, видимо, никогда.

Здесь больше не будет Олимпиад для школьников, не будет работать детский клуб «Абэвэгедейка», куда ходили малыши учиться русскому языку и не проведут концертов классической музыки и литературных вечеров. Все русское тут под запретом. Причем, этих запретов, зачастую совершенно неадекватных, все больше, а преследований за пророссийское мнение – меньше не становится.

Хороший город Киев, если не знать ничего про него и смотреть сквозь нужные очки.

ПОЛИТИКА РУШИТ СЕМЬИ

По случаю даты начала Великой Отечественной войны 22 июня, столицу наводнили передвижные выставки. Они объясняют украинцам, кто победитель, а кто - жертва. Нам старательно пытаются внушить, что война для Украины началась не в 1941-м, а в 1939-м году. Здесь не первый год все делают для того, чтобы окончательно вырубить генетическую память, помогают отречься от дедов и прадедов. Пояснить, как те не то строили, загружают мозги «подвигами» Бандеры и Шухевича и под это дело судят страну–агрессора. Даже таблички на вагонах метро, где указано, что те произведены в России - сейчас повсеместно снимают. Это задание нашего мэра, который стал оголтелым русофобом.

Уличные выставки объясняют украинцам, кто победитель во второй мировой, а кто - жертва

Уличные выставки объясняют украинцам, кто победитель во второй мировой, а кто - жертва

Фото: Марина РЕБРОВА

К слову, отношения между Украиной и Россией становятся все хуже и хуже. В этот затянувшийся конфликт удалось втянуть кучу обывателей, которые политические распри по-прежнему переносят в семьи, в отношения с родственниками, друзьями, знакомыми.

- Украину не устраивают «Минские соглашения», это тупик, - говорит Юлия Тимошенко на всех телеканалах, поправляя причёску и дергая плечиками, как девушка с неврозом.

Нет здесь пока никого. Не на кого надеяться русским в Киеве.

ДОНЕЦКИЕ ТУТ — ВТОРОЙ СОРТ

На лавочке возле дома, где я пристроилась отдохнуть, аккурат в день встречи российского и американского президентов, ко мне подсела пожилая женщина, предварительно спросив разрешения. Её застенчивый вид говорил о какой-то неуверенности, её личном, внутреннем беспокойстве:

- Знаете, люди разные бывают. Некоторым не нравится, когда рядом кто-то сидит на лавке. А я что? Все дома и дома сижу. Телевизор один, а там Байден-Путин, Путин-Байден, - начала пожилая женщина беседу.

- Мы тут с сыном семь лет обретаемся и снимаем квартиру, а свои оставили в Донецке ещё в 2014-м. Сын устроился на работу, внучка тоже работает в Киеве, а я вот на пенсии.

Женщина явно ждала какой-то моей реакции, но её не было и поэтому та решила продолжать:

- И в Донецк мы не вернёмся, хотя мне тут государство Украина почти ничем не помогает. Нам даже голосовать тут не дали ни разу. Мы, донецкие, тут — второй сорт.

Я вот, например, сама родом из Курахово, и помню как мы при немцах жили, в оккупации. Донбасс был весь разрушен и только потом, после Победы, его восстановили. Я войну пережила и знаю, как это страшно. А теперь опять наш край бомбят. А какой нормальный человек захочет там жить? Донбасс, он такой, что в шахтах не все могут. Привозили к нам с Западной Украины людей, но они в шахтах не могли работать, а русские - работали.

- Нет, нет и нет у меня никакой надежды, - горестно рассказывала свою биографию пожилая женщина. - Если бы такую судьбу мне кто-то нарисовал и что нас будут убивать - не поверила бы ни за что.

…ИЛИ ЕСТЬ НАДЕЖДА?

Есть сейчас здесь переход границы, называется: «Три сестры». Это КПП, где три бывшие республики граничат и сходятся в одном месте. Теперь это название звучит даже странно. Но когда ты смотришь на стенды выставок, по случаю 22 июня, где осознано нивелируется подвиг советского народа, а институт Национальной памяти поясняет, что если бы не союзники, то войну СССР не выиграл бы, да и президент говорит вслух, что 22 июня 1941 года нацистская Германия напала на Украину, то поневоле напрягаешься от оголтелых искажений нашей общей истории.

- Что мы и кто без России и русских людей? Надо мириться - лишь изредка, с опаской быть неправильно понятым тут кто- то скажет и сразу же осечется. И несмотря на то, что много киевлян так полагает, власть не разрешает так думать и тем более произнести подобное вслух

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Записки киевлянки: Одессу травят на протяжении семи лет

Наш колумнист Марина Реброва о том, как на Украине проходит очередная годовщина страшной трагедии (подробности)