Общество31 июля 2021 6:58

Сталин носил в сапоге иконку Николая Чудотворца

Многие исследователи уверены, что «отец всех народов» Иосиф Сталин был убежденным атеистом. Так ли это на самом деле
Многие исследователи уверены, что «отец всех народов» был убежденным атеистом. Так ли это?

Многие исследователи уверены, что «отец всех народов» был убежденным атеистом. Так ли это?

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Я давно слышала о том, что у Сталина была своя персональная икона, но лишь недавно раскопала эту историю, - рассказала «КП» кинодокументалист Лана Паршина, которая вместе с правнуком вождя Селимом Бенсаадом пишет книгу «Сталины. Портрет семьи». - Про то, что у Иосифа Виссарионовича была своя иконка, знали в его семье. Знала об этом его любимая внучка Галина Джугашвили, которая после смерти отца Якова Джугашвили воспитывалась в семье Сталина. Она рассказывала домашним о том, что Сталин был верующим, но это не афишировал.

Я считала, что иконка (о которой ходили легенды в семье) утеряна, как многое из личных вещей Сталина. И отнеслась как к чуду, к тому, когда подруга Галины Тинатин Эгнаташвили (заслуженный работник культуры РФ, троюродная сестра Александра Бурдонского, внука вождя) показала мне иконку Сталина. И приоткрыла одну из тайн «вождя народов». А именно то, что да, у него была иконка - еще с молодых лет, со времен учебы в духовной семинарии. И она прошла с ним весь его путь, до последнего дня. Истомина (сестра-хозяйка (экономка) при И. В. Сталине в 1935 - 1953 годах) после его смерти обратилась к Галине Джугашвили (внучке) и сказала ей, что чудом удалось вытащить иконку с дачи, где умер вождь. Им же ничего забрать из личных вещей не дали, но она сумела самовольно.

Иконка деревянная, старая, Николая Чудотворца. Он ее носил в сапоге, о чем знали домашние. Незадолго до смерти любимая внучка Сталина Галина Джугашвили передала раритет своей подруге, в надежные руки. Почему ей? Видимо, доверяла. А сейчас Тинатин перепоручила иконку Сталина его правнуку. Я лично держала ее в руках. Представляете, еще с духовной семинарии у Сталина была эта иконка! А это значит, он все равно продолжал веровать. И об этом знали родные.

Та самая иконка, которая, по версии семьи Иосифа Виссарионовича, была с ним всю жизнь. Фото: РГАСПИ

Та самая иконка, которая, по версии семьи Иосифа Виссарионовича, была с ним всю жизнь. Фото: РГАСПИ

- Но непонятно, почему Сталин, если он веровал, допустил те ужасы, которые творились при советской власти, когда рушили храмы, преследовали священнослужителей?

- Это началось еще при Ленине.

А Сталин во время Великой Отечественной войны встречался с Патриархом Алексием I, о чем есть свидетельства, чтобы обсудить, как можно поднять патриотический дух народа.

Вырезка из «Правды», где описывается встреча Сталина с тремя архиереями РПЦ. Фото: РГАСПИ

Вырезка из «Правды», где описывается встреча Сталина с тремя архиереями РПЦ. Фото: РГАСПИ

Есть множество свидетельств, что во время войны с гитлеровскими захватчиками по всей стране вновь начали открываться храмы. С ведома и разрешения Сталина.

Как сказано в документах, 4 сентября 1943 года в Кремле состоялась знаковая встреча «отца народов» с тремя митрополитами Русской православной церкви. Сохранилась в архиве записка полковника НКГБ Георгия Карпова, который организовывал эту встречу. Полковник Карпов привез из эвакуации патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия и поселил его в Москве. Сюда же приехали митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский). А митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич), присутствовавший на встрече со Сталиным, жил в Москве с октября 1941 года.

Время свидания с генеральным секретарем было назначено буквально за несколько часов. А итоги непродолжительной беседы окрылили духовенство - им разрешили готовить новых священников и издавать собственный журнал Московской патриархии, они получили право на открытие новых храмов и восстановление старых, право добиваться амнистии для осужденных священников.

Главным же вопросом было то, что на встрече священнослужители известили Сталина о намерении созвать собор архиереев для избрания Патриарха Московского и всея Руси и образования при Патриархе Священного синода. «Отец народов» ответил, что со стороны правительства не будет к этому препятствий.

В своей записке полковник НКГБ Георгия Карпов пишет: «Митрополит Сергий ответил, что архиерейский собор можно будет собрать через месяц, и тогда товарищ Сталин, улыбнувшись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы?» Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то собор мог бы быть собран и через 3 - 4 дня».

Исследователи едины во мнении, что в период войны реально началась первая «оттепель» во взаимоотношениях РПЦ и советской власти. Первым заметным шагом, как считают эксперты, стало празднование Пасхи в апреле 1942 года (религиозные праздники были традиционно под запретом в Стране Советов). А в 1943 году открывались храмы, советская власть проявила лояльность к религиозной деятельности. Однако мотивы, почему Сталин пошел на уступки церкви, трактуют исследователи по-разному. Наиболее часто встречающееся мнение, что он это делал исходя из сугубо прагматических целей. Ему докладывали, что немцы на оккупированных территориях приветствуют религиозную жизнь крестьян, и Сталин решил перехватить инициативу, дав послабление там, где еще недавно был строгий запрет.

«Жаль, что не стал священником»

Мать Сталина, которая для него много значила, веровала и не случайно прочила будущее священника любимому сыну.

«Она была очень набожна и мечтала о том, чтобы ее сын стал священником, - писала Аллилуева в своей книге «Двадцать писем к другу». - Она осталась религиозной до последних своих дней, и, когда отец навестил ее незадолго до ее смерти, сказала ему: «А жаль, что ты так и не стал священником»… Он повторял эти ее слова с восхищением; ему нравилось ее пренебрежение к тому, чего он достиг, - к земной славе, к суете…».

Факт, что мать будущего вождя отдала сына в православное духовное училище. Причем, чтобы Иосиф Джугашвили смог поступить в Горийское духовное училище, необходимо было знать русский язык. Поэтому в 1886 - 1888 годах маленького Сосо обучали русскому дети священника Христофора Чарквиани. Ввиду бедственного положения матери и выдающихся способностей Сосо назначили три рубля стипендии ежемесячно.

Оценки семинариста Джугашвили. Фото: РГАСПИ

Оценки семинариста Джугашвили. Фото: РГАСПИ

В сентябре 1894 года Иосиф был зачислен в Тифлисскую духовную семинарию. Начал обучение как отличник, но к третьему классу стал превращаться в отстающего ученика. А в четвертом его оставили на осень для переэкзаменовки. По версии некоторых экспертов, отчислили Сосо из-за задолженности за обучение. По другой версии, он увлекся революционными идеями и забросил учебу. Официальная формулировка причины отчисления Иосифа Джугашвили из семинарии: «За неявку на экзамены по неизвестной причине». Отучился в семинарии четыре года, не завершив полного курса.

Документалист Лана Паршина призывает самонареченного внука Сталина Якова Джугашвили пройти ДНК-экспертизу