Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
4 августа 2021 4:00

Егор Гайдар и его команда не работали на КГБ. Они от него бегали

Журналисты Андрей Колесников и Борис Минаев в эфире Радио "Комсомольская правда" рассказали о тайнах жизни и смерти лидера российских либеральных реформаторов первой волны
Первый вице-премьер Правительства РФ Егор Гайдар на пресс-конференции, Москва, 1992 год. Фото Александра Чумичева /ИТАР-ТАСС/

Первый вице-премьер Правительства РФ Егор Гайдар на пресс-конференции, Москва, 1992 год. Фото Александра Чумичева /ИТАР-ТАСС/

В издательстве «Молодая гвардия» вышла новая книга из серии «Жизнь замечательных людей» - про Егора Гайдара, лидера российских либеральных реформаторов первой волны, который привел к исполнению программу «шоковой терапии». В эфире Радио «Комсомольская правда» (92,7 FM) авторы биографии Егора Гайдара, вышедшей в серии «ЖЗЛ», научный сотрудник Московского центра Карнеги Андрей КОЛЕСНИКОВ и известный писатель, журналист, в прошлом сотрудник «Комсомолки» Борис МИНАЕВ рассказали о тайнах жизни и смерти человека, которого до сих пор одни превозносят до небес, а другие считают виновником всех бед девяностых.

ОН ВЗЯЛ АРМАТУРУ И ПРИГОТОВИЛСЯ ЗАЩИЩАТЬСЯ

- Хотя Егор Гайдар чуть больше двух лет был на небосклоне российской политики, с середины 1991-го по конец 1993-го, вспоминают о нем до сих пор много. И противники, и соратники. Остались ли «белые пятна» в его биографии?

Б. Минаев: - Во-первых, это, конечно, печальный эпизод, произошедший в Ирландии в 2006 году - считается, что Гайдара там отравили. Хотя следов токсических веществ вроде бы в его организме не нашли. Но определенно этот инцидент повлиял на его ранний уход из жизни. И до сих пор непонятно, кто его отравил, зачем.

Во-вторых, неясны обстоятельства отставки Гайдара из правительства в декабре 1992 года. Сам Гайдар рассказывал свою версию уже лет через десять после этих событий: мол, была договоренность Ельцина с Хасбулатовым, что Гайдар уходит в отставку, а за это весной власти спокойно проводят референдум по Конституции. И именно поэтому Гайдар согласился уйти, хотя это был очень болезненный шаг для него, потому что реформы он не закончил. Но в итоге по какой-то причине Верховный Совет обманул Ельцина, компромисс по Конституции был сорван. Если бы Гайдар тогда остался главой правительства, то события могли бы пойти по иному сценарию.

- Для многих «белым пятном» остаются обстоятельства прихода Гайдара во власть. Еще накануне выступления ГКЧП Егор Тимурович совершенно неизвестен широкой публике, он член КПСС, а уже в ночь на 20 августа 1991 года его проводят в осажденный Белый дом и там он имеет беседу с Геннадием Бурбулисом, правой рукой Ельцина. О чем они договаривались?

А. Колесников: - С одной стороны, как и любая история, это череда случайностей. С другой стороны, случайности бывают логичными. Гайдар был хорошо известен в экономических кругах. Был человеком со связями. В момент путча он уже работал директором института с двойным подчинением - Академии наук и Академии народного хозяйства при Совмине. У Белого дома он появился вместе с сотрудниками института как защитниками демократии. Причем Гайдар, когда шел туда, подобрал арматуру со словами: «А чем же еще я буду защищаться». Получилось так, что внутри Белого дома тогда был Алексей Головков - общий знакомый и Гайдара, и Бурбулиса. Именно Головков провел Гайдара внутрь здания, в результате чего состоялся разговор с Бурбулисом. На тот момент речь, конечно, не шла о будущем назначении, но явно молодой идейный реформатор произвел благоприятное впечатление на Бурбулиса, и тот, как человек близкий к Борису Николаевичу, впоследствии был мотором приглашения Егора Гайдара в команду Ельцина.

- Есть популярная конспирологическая версия, что либеральные реформы в Советском Союзе были инициированы КГБ, а Гайдар соответственно работал «на Контору»...

А. Колесников: - Ничего подобного. От КГБ Гайдар, Чубайс и другие молодые экономисты «бегали». КГБ их их накрыл еще году в 1985-м. Они потом шифровались и пытались избежать преследований. Правда, в их семинарах уже в конце 1980-х участвовал один человек, который, скорее всего, работал на «Контору» , но он сам быстро отвалился от этой команды со словами: «Ваши реформы возможны только при условии отделения России от других республик. А мне империю жалко». Но на этом все контакты с КГБ были исчерпаны.

КОМАНДА КАМИКАДЗЕ

- Почему все-таки Ельцин выбрал Гайдара?

Б. Минаев: - Здесь нужно разбирать подробно. Никто не ожидал, что в августе 1991-го будет путч. И что он будет подавлен. Было понятно, что что-то назревает, но никто не ожидал, что Советский Союз так быстро потеряет свою главную опору - власть Кремля. Вся ответственность за страну сразу рухнула на Ельцина. Что делать дальше? Он мучительно размышляет. Назначить премьером крепкого хозяйственника? Он хочет это сделать. Предлагает пост председателя правительства Юрию Рыжову, ректору МАИ, известному ученому, депутату. Это человек, который прекрасно знал всю советскую оборонную промышленность. Но Рыжов отказался. И другие хозяйственники - тоже. Ельцин понимает, нужно проводить жесткие реформы, что-то делать с ценами. Ему нужна молодая команда. Их на тот момент ровно три: команда Явлинского, команда Сабурова и команда Гайдара. Они все пишут свои программы, все кладут их на стол. И Ельцин колеблется между тем, кого же выбрать. Но Явлинский ближе к Горбачеву, он не мыслит экономику вне общего Советского Союза. А Советский Союз уже разваливается. Команда Гайдара за независимую Россию, потому что невозможно согласовывать отпуск цен со всеми республиками. Одним словом, Ельцин выбирает, как потом говорили, «команду камикадзе». Тех, кто проведет необходимые жесткие реформы, на которые политическое руководство страны не решалось несколько лет.

- Но все-таки первым кандидатом на роль премьера у Ельцина и у либеральной интеллигенции был Григорий Явлинский, звезда российской экономики на тот момент. Между ним и Гайдаром была профессиональная ревность?

А. Колесников: - Они были хорошо знакомы с конца 80-х. Вместе писали разнообразные программы реформ, прежде всего для Совмина СССР. И у них были очень хорошие отношения. Долгое время они такими оставались, несмотря на отдельные разногласия. По-настоящему испортились отношения только в 1995 году, когда они договорились о демократической коалиции, которая должна была пойти в Госдуму. И последующий отказ Явлинского от этих договоренностей - наутро после соглашения, Гайдар воспринимал как предательство. С тех пор их отношения были очень не простыми.

Кстати, почему Явлинский отказал Ельцину, - тоже большая загадка в нашей новейшей истории. 2 или 3 ноября 1991 года Бурбулис приехал к команде Гайдара в «Архангельское», где на 15-й даче писалась программа реформ, и сказал: «Все, ребята, сворачивайте удочки - Явлинского назначают». А потом, спустя буквально сутки, выясняется, что нет, удочки сворачивать нельзя, потому что именно команду Гайдара будут назначать в правительство. Что-то происходило в эти сутки, и, боюсь, никто из участников тех событий честно теперь об этом не расскажет. Да и многих нет в живых.

Кстати, тогда было множество рисков, ходили слухи о возможном назначении людей старой школы - Скокова или Лобова, но, вероятно, Ельцин, при всей симпатии к этому поколению, понимал, что никаких реформ при них не будет, а состоится дальнейшая деградация экономики.

Б. Минаев: - Думаю, Ельцин очень хотел видеть их обоих в правительстве. Чтобы была система двух центров, чтобы Гайдар и Явлинский критиковали и дополняли друг друга. Но Явлинский на это не пошел. В силу своего известного характера, он хотел диктовать условия, даже начиная с того, что союзное экономическое пространство будет сохранено, чего Ельцин просто не в силах уже был сделать.

КОМПРОМИСС С КРАСНЫМИ ДИРЕКТОРАМИ

- Михаил Горбачев говорит, что Гайдар сильно поспособствовал разрушению СССР. Насколько этот упрек справедлив? Сам Гайдар говорил, что автором текста Беловежского соглашения, по сути ускорившего распад Союза, был именно он.

Б. Минаев: - Это не совсем так. Не его идея. Он просто был в команде, которая туда поехала. Туда поехали Бурбулис, Шахрай, Козырев и он. Они должны были юридическую сторону этих соглашений прописать. Но это уже выяснилось на месте. Никто не знал, к чему приведут переговоры. Главный вопрос тогда: будет ли Украина входить в новый Союзный договор. Кравчук ответил резким отказом. После этого ничего не оставалось. И именно Бурбулис сформулировал идею о добровольном роспуске Советского Союза.

- Даже оппоненты признают, что Егор Гайдар в критические моменты вел себя решительно, брал на себя ответственность, бросался на амбразуру. Но не переходила ли в нем эта уверенность в самоуверенность? По сути, до 1992 года он был чистым теоретиком, и ничем кроме исследовательской команды никогда не руководил.

А. Колесников: - С тем хозяйством, которое Гайдар получил в конце 1991 года, - разрушенными государственными институтами и пустой казной - трудно быть самоуверенным. Но делать что-то нужно было. Более того, нужно было принимать сотни решений чуть не каждый час. Иногда, при всей своей решительности, и Гайдар шел на компромиссы. В середине 1992 года он пошел на серьезный компромисс с «красными директорами» - начали печатать деньги, чтобы профинансировать ряд отраслей, и из-за этого пошла гиперинфляция. Гайдар шел на компромиссы по кадровым вопросам. Членов его команды начали снимать еще весной 1992 года, и он терпел.

Конечно, он проявил решительность осенью 1993 года, когда позвал народ на площадь перед Моссоветом. И когда народ вышел поддержать Ельцина и Черномырдина в противостоянии с Верховным Советом, это произвело большое впечатление на военных, которые, на самом деле, до того не знали, чью сторону занять.

Если так можно сказать, самоуверенность проявлялась у него в те моменты, когда он уже был ученым. Он никогда не сомневался в точности своих выводов. Но как правило, он и не ошибался. Например, он предсказал тяжелейший экономический кризис 1998 года, когда многие еще не понимали, как ситуация будет развиваться, и кризис 2008 года, когда в него мало, кто верил.

Март 2011 года. Мемориальная доска Егора Гайдара в Газетном переулке на здании Института экономической политики в Москве.

Март 2011 года. Мемориальная доска Егора Гайдара в Газетном переулке на здании Института экономической политики в Москве.

Фото: Иван ПРОХОРОВ

- В 1992 году, когда Гайдар был премьером, цены в стране выросли в 25 раз. Это он тоже предсказывал?

Б. Минаев: - У правительства Гайдара, конечно, были свои ошибки. Но любая программа реформ в то время подразумевала отпуск цен. В этом смысле большая инфляция была ожидаема. Но необходимо было держать государственные расходы на низком уровне. И здесь Гайдар продержался только полгода. А потом он предложил Геращенко на пост главы Центробанка, и тот немедленно начал печатать деньги, чтобы кредитовать предприятия. Это привело к раскручиванию гиперинфляции. Многие экономисты именно назначение Геращенко считают самой большой ошибкой Гайдара.

А. Колесников: - Борис Немцов в своих воспоминаниях приводит такой эпизод. В начале 1992 года Ельцин приехал в Нижний Новгород и решил по пути следования кортежа посмотреть, какие же цены в гастрономе. Увидев, был ошарашен. И первым делом поинтересовался у Немцова, кто же это сделал. На что Немцов, конечно, тут же ответил: «Вы же и сделали, Борис Николаевич», имея в виду указ о либерализации цен. То есть самому Ельцину было очень сложно понять, к чему приведут рыночные реформы. Во всяком случае, он надеялся на меньшие социальные издержки.

КУДА ПРОПАЛИ ДЕНЬГИ ИЗ СБЕРКАСС

- Одно из самых тяжких обвинений, которое предъявляется Егору Гайдару, это уничтожение сбережений советских граждан в сберкассах. Почему Россия платила по долгам СССР странам Запада, но не стала платить по долгам собственным гражданам?

Б. Минаев: - Потом много говорили, что нужно было выпускать некие государственные облигации взамен сгоревших вкладов. Может быть, этот путь был возможен. Гайдар отрицал это, он говорил, что это будет просто ворох бессмысленных бумаг, по которым никто ничего не получит. В реальности ведь в сберкассах никаких денег не было.

А. Колесников: - Да, к моменту прихода Гайдара денег на счетах уже не было, были только записи на счетах. Существенная часть ушла на оплату долгов Советского Союза западным странам. То есть взять физически эти деньги Гайдар нигде не мог. Другое дело, что до сих пор даже люди из команды Гайдара говорят, что все-таки нужно было объявить: мы эти долги потом вернем. Хотя бы психологически успокоить людей, сформулировав некую схему компенсаций. Но Гайдар слишком не любил необоснованных обещаний. Да и времени на то, чтобы подумать над этим именно в 1992 году у него толком не было.

Егор Гайдар у портрета своего деда.

Егор Гайдар у портрета своего деда.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Насколько нынешние финансовые власти страны - от Силуанова до Набиуллиной с Кудриным - являются наследниками идей Гайдара?

А. Колесников: - Отчасти. С одной стороны, они применяют нормальные рыночные практики, к которым стремился Гайдар. Не должно быть дефицита бюджета, должен быть фонд на черный день, нельзя печатать необеспеченные деньги, невозможно производить то, на что нет спроса, частная экономика эффективнее государственной.

Но либералы ли они в «гайдаровском» смысле слова? Я думаю, что нет. Финансовая политика у нас сейчас не либеральная, а отчасти бухгалтерская, в хорошем смысле - то есть рациональная. Но реальных либеральных экономических шагов никто не делает. Хотя, конечно, Кудрин был младшим коллегой питерских экономистов-реформаторов, а Набиуллина - ученица Евгения Ясина, и все они вышли из «команды Гайдара».

- В таком случае сам Гайдар в последние годы жизни считал свое дело выигранным или проигранным?

Б. Минаев: - В нашей книге мы приводим воспоминания людей о своих последних встречах с Гайдаром. И они говорят, что боль о незавершенности либеральных реформ в России у него была. Это точило его изнутри, и тоже повлияло на его психологическое состояние и ранний уход из жизни. Думаю, он считал, что многое не доделал.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Он отдал страну в руки криминала, спекулянтов и иностранцев»

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации:

- Первое преступление Гайдара - это либерализация цен прежде малой приватизации. Всем экономистам тогда было очевидно, что нужно все делать в обратном порядке. Сперва передать в частные руки малый и средний бизнес (магазины, кафе, парикмахерские) и только потом отпускать цены. Приватизация изъяла бы лишние деньги с потребительского рынка, снизила долю монополий в экономике, создала бы ресурсы для внутреннего развития. А младореформаторы отдали страну в руки криминала, спекулянтов и иностранцев.

Говорят, что был страшный дефицит и медлить с либерализацией цен было нельзя? Так Гайдар же дефицит и способствовал! 18 октября 1991 года он на пресс-конференции заявил, что через два половиной месяца цены отпустят. Разумеется, все торговцы, которые могли придержать товар, тут же перестали его выставлять на продажу в ожидании лучших цен. И большинство фотографий с пустыми полками и очередями в магазинах, которыми сейчас стращают либералы, были сделаны в эти два с половиной месяца, в самом конце 1991 года. Уверен, это был сознательный шаг Гайдара, который таким образом боролся за власть.

А вот назначение Виктора Геращенко главой Центробанка не было ошибкой. Дело в том, что его предшественник, гайдаровский ставленник Георгий Матюхин довел ситуацию до полноценного банковского кризиса, к маю 1991-го, в стране ни у кого не было денег, разъяренная толпа могла просто смести власть. Геращенко в этой ситуации был вынужден дать денег предприятиям, и, конечно, эти средства тут же оказались на валютном рынке. За август-октябрь 1991 года рубль обесценился в три с половиной раза. Но зато удалось спасти промышленность. И спад в промышленном производстве в 1992 году был не такой большой, как, например, в 1994 году, после расстрела Белого дома. И стрельба на улицах у нас началась именно в 1993 году. Когда здоровые мужики, остаются без средств к существованию, какие у них выходы? Алкоголь, петля или криминал.

Гайдару оказался совершенно безразличен к человеческим жизням, его цель - реформы любой ценой. Была реальная альтернатива: если бы в 1992 году на его месте оказался кто-то из крепких хозяйственников - тот же Черномырдин, или Юрий Скоков, или Георгий Хижа, да любой человек, который понимает как устроен завод - а экономическим советником у них был бы Явлинский (он бы точно сперва провел приватизацию малого бизнеса, а потом только цены отпускал), то этот период Россия бы прошла мягче. Да было бы тоже трудно, но это были бы спасенные сотни тысяч жизней.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Егор Гайдар подобрал с земли арматуру и сказал, что будет драться": Вышла первая полная биография либерального реформатора

С разрешения издательства «Молодая гвардия» и авторов, Андрея Колесникова и Бориса Минаева, «Комсомолка» публикует фрагменты этой книги (подробнее)