Общество5 сентября 2021 7:05

Трое на льдине, не считая собак: почему историю выживания советских полярников засекретили на полвека

В 50-х годах ХХ века трое исследователей Арктики без связи, почти без припасов, несколько месяцев дрейфовали в Восточно-Сибирском море
Остров Генриетты, на котором робинзоны коротали бесконечную полярную ночь... Фото: В. Снегирев/РИА Новости

Остров Генриетты, на котором робинзоны коротали бесконечную полярную ночь... Фото: В. Снегирев/РИА Новости

За время работы над сериалом «Русские робинзоны» удалось пролить свет на очень многие героические истории выживания наших соотечественников на островах, в море, в тайге... Но самую удивительную историю провидение припасло напоследок...

Узнал я о ней абсолютно случайно. Фотограф и писатель Вадим Штрик, будучи недавно в гостях совместной программы Радио «КП» и Русского географического общества «Клуб знаменитых путешественников», обмолвился, что бывал в местах, где развернулась беспрецедентная борьба за вживание трех советских полярников в 50-х годах ХХ века.

Автор полярного дневника Александр Кузнецов через несколько лет после пережитого приключения. Фото: личный архив

Автор полярного дневника Александр Кузнецов через несколько лет после пережитого приключения. Фото: личный архив

Унесенные ветром

Судя по невероятными подробностями - один двухмесячный дрейф на льдине чего стоит! - я был абсолютно уверен: это такой же плод литературного ума, как и приключения Сергея Лисицина, описанные в книге конца ХIХ века «Русский робинзон» (подробно мы рассказывали об этом на kp.ru). Сомнений в реальности подкинул и факт, что все эти эпизоды были описаны в повести некоего Александра Кузнецова.

Однако жизнь, как всегда, оказалась ярче всех наших самых смелых фантазий. Тем более что книга Кузнецова - это не повесть. Это настоящий дневник, который Александр вел на протяжении всей полярной одиссеи, аналогов которой в мире не было и уже не будет...

Началось смертельно опасное приключение в обыкновенный день 5 апреля 1951 года, когда группа из трех полярников с метеостанции острова Четырехстолбовой отправилась на замеры льда Восточно-Сибирского моря. Коллектив состоял из молодого начальника - гидрометеоролога Саши Кузнецова всего 21 года от роду, еще более молодого помощника Вити Пысина и единственного «взрослого» - 40-летнего каюра Николая Данилова.

За несколько дней группа дошла до открытой воды. Правда, Николай уговаривал повернуть обратно при первом же ухудшении погоды. Но молодой начальник рискнул. И - сильно пожалел. На обратном пути троица с ужасом увидела, что дорогу к земле преградила пусть не широкая, но непроходимая полынья. Полярники попытались ее обогнуть, но с еще большим ужасом обнаружили, что оказались на льдине, которую ветер угонял все дальше на север...

Отчаяние полярников трудно представить и еще сложнее описать...

Главными врагами полярников были вечно голодные белые медведи. Фото: Steven J. KAZLOWSKI/Global Look Press

Главными врагами полярников были вечно голодные белые медведи. Фото: Steven J. KAZLOWSKI/Global Look Press

Без связи, почти без припасов, с весьма слабой надеждой на спасение... Пока их хватятся, пока свяжутся с Большой землей, пока прибудет поисковый самолет... В общем, даже если они останутся в живых, их все равно будут считать погибшими, - ведь никто никогда не выживал в подобных условиях...

Медведь-спаситель...

Итак, что у них было? Нарты с дюжиной собак, бочонок керосина, примус, пара карабинов с патронами, палатка и продовольствия на десять дней, которое они растянули почти на месяц. Рацион постоянно урезали, и парни таяли вместе со своей льдиной. От отчаяния они начали есть собак - несмотря на бултыхавшихся поблизости нерп, охота не клеилась. Но тут наконец повезло. Точнее - не повезло: на льдину выбрался оголодавший медведь и напал на лагерь. С невероятным трудом матерого зверя удалось завалить... На льдине оказалась целая гора мяса. Ну а позднее наконец научились бить и нерпу.

Голодная смерть больше не грозила.

Но положение все равно оставалось незавидным - льдина дрейфовала в сторону полюса, унося несчастных все дальше от советских полярных баз...

По пути люди еще несколько раз пересекались с властелинами Арктики, но победы над ними давались более дорогой ценой - большая часть собак погибла на этой охоте...

Остров по курсу!

Но должно же им было когда-нибудь повезти по-настоящему! К исходу второго месяца на горизонте показалось что-то вроде острова. Верить боялись - вдруг обман зрения или мираж. Дни шли, а остров не исчезал - только становился больше. Значит, земля! Но принесет ли она спасение? Судя по карте, которая была у Александра, это мог оказаться один из островов Де-Лонга. Но какой? И ответ был жизненно необходим! К этому моменту группа уже несколько раз переходила со льдины на льдину, пересекала гигантские ледяные поля. Тут тоже решили действовать, и когда до острова оставалось километров 30, отправились к нему через гигантские торосы...

Судя по форме, это мог быть остров Генриетты. Хоть бы он! Ведь именно там несколько лет назад работала большая и хорошо оснащенная метеорологическая база...

Вскоре троица ступила на твердую землю. Но до конца полярники так и не были уверены, тот ли это остров. Никаких построек вокруг, ни одного признака жизни...

Александр отправился на другой край земли. И побоялся поверить своим глазам. Может, чудится? Подошел поближе... Нет - правда. Несколько домов на берегу. Целых. Крепких. База. Спасены!

Счастье - есть. И пить. И жить

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

Чудеса любого острова сокровищ меркли с теми несметными богатствами, что обнаружились на базе. Это было бинго, джекпот и божественное провидение вместе взятые. И это было настоящее чудо: льдина принесла к единственному на тысячи морских миль клочку земли, на которой было все для выживания. И еще одно чудо - базу не закрыли, а именно законсервировали. А значит, с нее не вывезли ничего, кроме самых ценных приборов и людей. Зато остались запасы продуктов на несколько лет, одежда, разного рода снаряжение и прочее-прочее-прочее. Три человека могли жить здесь хоть три года. А если затянуть пояса и уповать на охоту - то и все пять. Единственная проблема - из-за непогоды проломилась крыша будки генератора. Техника накрылась снегом и «крышкой» - об электричестве можно было забыть, как и о связи. Но несколько тонн керосина и дров, десятки килограммов свечей решали вопрос тепла и света...

Теперь уже можно было не просто выживать, но и просто жить, причем даже с комфортом...

Делу - время

Отдохнув несколько дней, окрепшие полярники начали готовиться к долгой зимовке на острове Генриетты... Тем более что надежду в них вселили важные события - дважды за месяц на небе показывался самолет. Однажды даже сбросил мешок, который, к сожалению, упал в море и утонул. Какое послание он хранил, ребята так и не узнали...

Дни шли за днями. На остров надвигалась полярная ночь. Александр и Николай активнейше готовились к зимовке - охотились на нерп и песцов, запасали птичьи яйца с ближних птичьих базаров, тренировали родившихся щенков, запасали дрова. А вот третий член команды, Виктор, все больше отлынивал от работы и опускался в пучины депрессии. Друзья насильно заставляли выходить на прогулку, что-то делать... Но он предпочитал больше лежать, отвернувшись к стене...

Особенно тяжко стало парню полярной ночью, когда ударили морозы под сорок и выйти на улицу не было возможности.

Александр в это время спасался шитьем одежды, ведением дневника, о котором не забывал ни на день, и классическим чтением (благо библиотека была на базе достойная - в том числе оказался и «Робинзон Крузо»). Николай тоже шил, а еще стряпал, кормил собак, мастерил нарты и находил тысячу мелких, но нужных для дальнейшего выживания дел.

Ну а Виктор так же бездействовал. Особенно худо ему стало к исходу многомесячной тьмы. Почти перестал вставать, ослабел, избегал разговоров. Все попытки товарищей встряхнуть его натыкались на депрессию и агрессию...

Мы его теряем!

Только по окончании полярной ночи Николай и Александр узнали, что чуть не остались вдвоем. Не в силах больше терпеть суровые испытания, Виктор задумал самоубийство. И подгадав момент, когда никого не было дома, приставил дуло карабина к подбородку...

Спасло его - как и очень часто в этой истории - чудо. Перед смертью парень решил в последний раз взглянуть в окно. И вдруг заметил где-то там - на самом краю тьмы - у самого горизонта - лучик света. На несколько мгновений показалось солнце. Но этого хватило, чтобы Виктор резко пришел в себя и отбросил вместе с ружьем все черные мысли...

С этого момента - вместе с солнцем - к парню начала возвращаться жажда жизни...

Безумство храбрых

Та самая метеостанция на Генриетте до консервации. Фото: Anton Dit/Wikimedia Commons

Та самая метеостанция на Генриетте до консервации. Фото: Anton Dit/Wikimedia Commons

Узнав о едва не случившейся трагедии, полярники крепко задумались. Да, они могут по запасам протянуть на острове не один год. Но не сойдут ли они к этому времени с ума? Тем более что так и не ясно было, что за весточку им послали с Большой земли? Когда ждать спасения? И ждать ли вообще?

И тогда в их головах родился храбрый до безумия план. Самостоятельно преодолеть больше тысячи километров по пока не растаявшему льду обратно до своей базы.

Теоретически - возможно! Количество подросших собак позволяло запрячь обе новые нарты и загрузить их припасами. За полярную ночь были сшиты новая одежда по типу якутской, которая позволяла выдерживать морозы и не стесняла движений, то же самое и с новой обувью... Чем ждать у моря погоды, надеясь непонятно на что, лучше уж действовать!

Тем более что, глядя на Виктора, становилось ясно: следующую полярную ночь он точно не переживет...

Троица начала спешные приготовления...

19 апреля 1952 года - чуть больше года спустя с начала одиссеи - Александр, Николай и Виктор тронулись в обратный путь.

Поначалу все шло более чем удачно. Собаки, полные сил, тянули нарты, как черти. Погода стояла солнечная, торосы не утомляли ни высотой, ни количеством...

Однако чем ближе была цель путешествия, тем опаснее становилось вокруг.

И когда казалось, хеппи-энд совсем близок, судьба

достала из внутреннего кармана самые главные испытания.

Черная полоса

Когда до базы на Четырехстолбовом оставалось менее двухсот километров, путешественники оказались... опять на оторванной льдине!

Ночью в снежную бурю их поднял бешеный лай. Бросились к месту, где оставили нарты, и увидели, что путь преградила метровая полынья. Перепрыгули на ту строну и начали перетаскивать нарты с собаками, думая, что спасают их. Одну партию смогли переправить через расширяющуюся промоину. Вторая упряжка вырвалась и бесследно пропала в пурге... Лишь перепрыгнув с риском для жизни обратно, троица поняла, что натворила. На самом деле нужно было не собак эвакуировать, а самим к ним присоединиться. Потому что крепкий лед остался на той стороне, а несчастные полярники - добровольно - на оторванной льдине.

Несколько дней их носило туда-сюда, пока не прибило к новому твердому ледяному полю. Группа продолжила путь на одной нарте, но в тумане они разминулись с Четырехстолбовым - на целых 70 километров. И не вернешься уже - велика вероятность снова оказаться на оторванной льдине.

Но они не отчаивались, поскольку до Большой земли оставалось всего-то полсотни километров. Путешественники уже вовсю обсуждали, к какой из материковых полярных станций им лучше держать путь - Амбарчик или Раучуа, чтобы побыстрее добраться до аэродрома...

Последний лагерь соорудили, когда до берега осталось всего пару часов ходьбы. Решили вступить на Большую землю красиво - днем, со свежими силами... Если бы они знали, что ждет утром, то бросились бы вперед со всех ног, несмотря на усталость и темноту...

Сутки назад они столкнулись с медведицей в сопровождении медвежат, а потому пожалели ее. А она не пожалела... Утром хозяйку Арктики почувствовали собаки и, вырвав плохо закрепленную нарту, бросились следом...

Нарта застряла в первом же торосе...

Когда полярники прибежали на место, медведица уже разорвала всех лаек, кроме самой трусливой и слабой...

Наскоро отремонтировав нарту, путешественники двинулись к берегу. Чтобы получить еще один страшный удар - поднявшийся ветер разогнал припай и теперь от берега их отделяло 200 метров чистой воды. Непреодолимых метров. Расстояние постепенно увеличивалось...

Это конец...

Нет, это еще не конец!

Итак, они снова оказались на дрейфующей льдине. Без собак, без припасов, без надежды на спасение...

Прошла неделя... Вторая... Их снова относило на север...

Но недаром говорят, что самый темный час - перед рассветом. 24 июля утром из тумана в трех километрах юго-западнее выступили очертания корабля.

Собрав все шкуры с нарты и облив их остатками керосина, полярники запалили последний костер.

Через полчаса к льдине подошла шлюпка.

Так просто и незамысловато завершилось это страшное и прекрасное путешествие...

Ну а почему же о нем так никто и не узнал? Потому что после спасения со всеми героями имел долгую беседу офицер НКВД, который приказал забыть всю историю. И устроил так, что официально все эти долгие месяцы Александр, Николай и Виктор якобы ударно трудились на своей родной метеобазе...

Только уже в середине 80-х, в перестройку, когда, разбирая старые вещи, Александр Кузнецов наткнулся на старые дневники, он решился рассказать о своем приключении миру.

Но этот рассказ почти не заметили. Мир был занят совсем другими приключениями...