Общество20 сентября 2021 7:00

Какой станет школа будущего: учителя свергнут с пьедестала

В эфире Радио "Комсомольская правда" обсудили с экспертом, нужно ли ломать систему образования и подстраиваться под новые поколения
Образование может прийти к тому, что дети будут учить детей.

Образование может прийти к тому, что дети будут учить детей.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Профессор Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения НИУ «Высшая школа экономики» Олег Прикот точно знает: альтернатива традиционной классно-урочной системе есть, и нынешние дети сами подсказывают, какая школа им нужна. Откуда он это знает? Олег Георгиевич не только один из ведущих ученых страны в области управления образованием, но еще и папа девятилетнего мальчика, именно на это поколение новатор и ориентируется, выстраивая новую стратегию в образовании. О своих идеях Олег Прикот подробно рассказывает в недавно запущенном онлайн-курсе для магистрантов.

ШКОЛА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ НЫНЕШНЕМУ ВРЕМЕНИ

- Олег Георгиевич, что происходит с нашей школой? С одной стороны, это самый консервативный социальный институт. И слава богу! В 90-е экономика разрушалась, а школа выстояла и сохранилась в неплохом состоянии. При этом она постоянно меняется – вот ведь парадокс!

- Школа меняется очень медленно. Говорят, что у нас бесконечные образовательные реформы. Я же глубоко убежден: за последние тысячу лет их было всего две. Первая - когда Иоганн Гутенберг изобрел книгопечатание и появились книги и массовая школа, а потом Ян Амос Коменский это оформил. Прошло триста с лишним лет, и вот вторая глобальная реформа. Она связана с информационным взрывом, когда все меняется.

- То есть нам довелось жить в эпоху серьезных перемен.

- Да. Та классно-урочная система, которая придумана, по легенде, Коменским, продолжает существовать. Учитель – царь учебного процесса, который говорит, что правильно и неправильно. Со времен классической гимназии главная ценность – так называемые фундаментальные знания. Но эта школа, к сожалению, все меньше соответствует быстротекущему времени. Но если понять, что школа – это часть VUCA-мира, который нас окружает, то школа меняется, хотя изменения мы часто не замечаем.

КЛИПОВОЕ СОЗНАНИЕ ЭТО ТАК ЗДОРОВО!

- Вы сказали VUCA-мир - это что такое?

- VUCA - английская аббревиатура от слов непостоянство, неопределенность, сложность и двусмысленность (volatility, uncertainty, complexity & ambiguity). Это та реальность, в которой мы живем: когда трудно сказать, что будет завтра, и нет смысла строить стратегии на 10-15 лет. Когда все как бы заточено на то, чтобы жить короткими проектными периодами, а не длительными программами.

- Тогда вас легко срезать. Для того, чтобы выжить в неопределенном мире - где мы, как говорят, будем три-четыре раза менять профессию, учиться постоянно и так далее - нужны для начала фундаментальные знания, которые должна дать школа.

- Не отрицаю ценность фундаментальных знаний. Но проблема не в том, чему учить, а как учить. Потому что те, кого мы сейчас учим, - совсем другие. Я о поколении родившихся после 2010 года, австралийский ученый Марк МакКриндл назвал их поколением альфа. А я называю их альфа-играющие. Когда говорят об осколочном, клиповом сознании нынешних детей, то закрадывается крамольная мысль: может, у них оно как раз целостное? А мы не понимаем или не успеваем за ними. Подсчитано, что эти дети могут концентрироваться всего одну секунду – в разы меньше, чем миллениалы.

- А нужно ли нам в школе подстраиваться под каждое новое поколение?

- Выскажусь как отец. Мой девятилетний сын говорит: «Не буду писать дурацкие диктанты по английскому, потому что я хочу говорить, а не писать. Не буду решать сорок одинаковых примеров по математике, потому что на втором примере я уже все понял». И так далее. Он проявляет то самое коренное свойство поколения альфа, на которое мы, взрослые, часто не обращаем внимание – самостоятельность и иногда даже самодостаточность. И вторая проблема: как только мы начинаем на «альф» давить, они сваливаются в некую параллельную реальность, и там происходит какая-то своя игра. «Я раньше хотел айфон, а теперь мы все не хотим, потому что мы придумали айфон-3000, который отличается от ваших тем, что выполняет все желания.» И показывает мне изрисованную картонку. Выясняется, что весь второй класс две недели играл с картонными гаджетами. Такая вот реакция на то, что у них в школе попытались отобрать мобильные телефоны. Это очень характерно для альф. Они способны создавать уникальный контент, соединять несоединимое, быть многозадачными. Требуют уважения к персональным ценностям.

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ ВЕРНУТЬСЯ В СОВЕТСКУЮ ШКОЛУ

- Зайдем с другой стороны. Последние три года наблюдаем такую штуку, как побег из школы – то, что вы называете «расшколиванием». Пятьдесят процентов, а то и больше выпускников девятых классов не идут в старшие классы, многие идут в колледжи. Другая тенденция: семь процентов детей в крупных городах уходит на семейное обучение, а было три. Можно ли говорить, что дети и родители бегут из консервативной школы на волю, где можно реализовать себя?

- Да, тенденция разрастается как снежный ком. Это говорит не только о том, что у людей есть деньги и они готовы вкладывать в образование детей. Но и о том, что родители хотят, чтобы с их ребенком общались как с их ребенком, а не как с неким средним учеником. Термин «расшколивание» не означает, что мы откажемся от школы. Речь о том, что школа уже не может реализовывать свои задачи без использования всех ресурсов общества, родителей. Те же семьсот часов внеурочки в старших классах нереально дать только силами учителей. Есть еще одно понятие - эдьютеймент, или обучение с развлечением. Почему-то считается, что это низкий жанр – развлекать детей.

- «Это тяжелый труд» - так пишут, когда мы говорим об этом.

- Тяжелый труд - может быть, но он должен доставлять радость. А радость возникает тогда, когда тебе глубоко интересно. Я закончил педагогический институт в 1981 году. Я рожден в Советском Союзе, сделан я в СССР, как поет Газманов. При этом понимаю, что в одну и ту же реку войти дважды невозможно. Детей, которые сейчас учатся в школе, нельзя вернуть в советскую школу хотя бы потому, что их отделяют десятилетия совсем другой жизни.

- Средний возраст нынешних учителей 50-55 лет. Эти люди пришли в школу в 90-е годы, с тех пор произошла смена поколений. Мы часто апеллируем к советскому времени, как к идеальной картинке, которой в те годы, кажется, не было.

- Самое интересно, что советская школа в лучших системах образованиях продолжает жить. Система образования Сингапура в мировых рейтингах одна из первых, а знаменитые сингапурские технологии во многом списаны с советской школы. Более того, я нашел там прямые аналогии с тем, как работало пионерское звено, октябрятская звездочка, как учителей учили физкультминуткам и завоеванию внимания класса - чего сейчас не делают в наших педагогических университетах. Вернуться никуда невозможно, но можно использовать лучшее.

ЗАЛЕЗЬТЕ С РЕБЕНКОМ НА ДЕРЕВО...

- На недавнем Форуме социальных инициатив заместитель руководителя Департамента образования Москвы Наталья Александровна Киселева, которую Global Teacher Prize включил в топ-50 лучших учителей мира, сказала: школа будущего – это где дети учат детей.

- Точнее все люди школы учат всех людей школы.

- Да! Именно так звучало. Что же получается - ученик приходит на занятия и учитель его слушает?

- В том числе. На этом построен метод перевернутого класса, когда новый материал школьники или студенты сначала сами осваивают дома, а на уроках или лекциях постигают истину вместе с учителем или профессором. Их роли начинают взаимопроникать, и уже нет большой разницы между учеником, учителем, родителем, директором.

- А как же учитель, который стоит на пьедестале? Его школа туда поставила, он привык. Человек с тридцатилетним стажем работы в образовании вряд ли с этого пьедестала сойдет.

- Знаю многих учителей и с тридцатилетним стажем, с пятидесятилетним, которые сошли с пьедестала и чувствуют себя в своей тарелке. Это трудно. Но и я тоже пробую.

- В свои 62 вы с сыном на одной волне. Как вам это удается?

- Я пытаюсь что- то для этого делать. Читаю сыну книги на ночь: сейчас «Властелина колец», до этого был Волков. Устраиваем по вечерам долгие пешие прогулки и делаем на ходу уроки. Даже лазаю с ним по деревьям в парке: он так воспитывает в себе смелость, ловкость, цепкость рук. А я стараюсь не отстать. Иногда получается. Так друг друга и воспитываем…