В мире7 октября 2021 7:00

Турция строит новую империю под носом у России

Анкара пытается решить экономические проблемы с помощью внешней экспансии, причудливо сочетая национализм, исламизм и пантюркизм
В 2020 году Эрдоган превратил знаменитый византийский Собор Святой Софии в мечеть.

В 2020 году Эрдоган превратил знаменитый византийский Собор Святой Софии в мечеть.

Фото: REUTERS

КАТАКЛИЗМЫ ПО ГРАФИКУ

29 сентября в Сочи прошла встреча президента Владимира Путина с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Для последнего это уже 24-й (!) визит в Россию — в среднем Южный сосед, с момента прихода к власти 18 лет назад, приезжает к нам каждые 9 месяцев. Чаще, чем в любое другое государство, включая даже уважаемых американских партнеров.

Казалось бы, при такой частоте контактов на высшем уровне, отношения между Москвой и Анкарой должны быть безоблачными. Но последнее десятилетие они, словно отражая кризис на всей планете, напоминают сводки глобального изменения климата: невиданная буря, предгрозовое затишье, рекордное похолодание, робкая оттепель… и новый (и столь же неминуемый) катаклизм.

Судите сами. В ноябре 2015 года Турция сбивает над Сирией российский бомбардировщик Су-24, погибает летчик Олег Пешков. Москва запрещает турпоездки в Анталию. Плохо! На следующий год в Турции происходит попытка переворота, сам Эрдоган едва остается жив. В том числе благодаря России, которая, в отличие от Запада, поддерживает законную власть. Эрдоган сразу «вспоминает» о сбитом Су-24, выражает соболезнования, а мы снимаем санкции. Хорошо!

Затем — декабрь 2016. В Анкаре, на открытии выставки, террорист-исламист убивает российского посла Андрея Карлова. Охрана дипломатов — обязанность страны пребывания. Плохо!

В ответ стамбульские политологи из числа «друзей России» объясняют убийства Пешкова и Карлова «происками FETO». Это тайная организация радикального проповедника Фетхуллаха Гюлена; сам он, если что, живёт в США, выдавать его на родину никто не собирается — и понятно, чьи звёздно-полосатые уши тут торчат.

Заминая скандал, турецкие власти переименовывают ряд городских объектов в честь убитого российского посла. Хорошо! При этом в той же Анкаре, в километре от святого места — мавзолея Ататюрка, до сих пор остаётся площадь имени… Джохара Дудаева. В девяностые Турция негласно поддерживала его и других чеченских боевиков. Плохо!

Октябрь 2019. Российские депутаты отправляются на межпарламентский форум в Стамбул. Среди них — представители Крыма, включая Наталью Поклонскую. Эрдоган жмет ей руку на званом ужине. Получается, признал, хоть и косвенно. Хорошо!

Октябрь 2020. Эрдоган на встрече с Зеленским называет полуостров «украинским». И на бис повторяет то же самое в сентябре 2021.

Ноябрь 2020. Турецкая государственная телерадиокомпания TRT — это аналог британского «Би-би-си», вещает на разных языках мира. И сейчас открывает русскую редакцию, набирает штат. Из профессионального интереса я выясняю подробности. Редактор (судя по фамилии — из российских мусульман) высылает мне спущенные сверху темы, на которые можно родить статью. Например, про… сибирский сепаратизм. Или как Москва угнетает ислам. Гонорар — 40 баксов за текст. Для каких-нибудь обиженных публицистов (которых в нормальные редакции не берут из-за непрофессионализма) — вполне себе деньги. Как и мотивация писать антирусские тексты.

Хороши союзнички!

А еще Турция поддерживает боевиков, окопавшихся в сирийском Идлибе, которые периодически постреливают в нашу сторону. Также турецкие частные военные компании (ЧВК) сражаются с нашими в Ливии… Да любой тут покрутит пальцем у виска: с такими «партнерами» нам врагов не надо!

Но не спешите с выводами

29 сентября в Сочи прошла встреча президента Владимира Путина с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

29 сентября в Сочи прошла встреча президента Владимира Путина с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Фото: REUTERS

ПРЕВРАЩЕНИЕ В СВЕРХДЕРЖАВУ

Эрдоган стал премьером Турции 14 марта 2003 года. Всего через 6 дней американцы напали на Ирак после фейковых новостей о «химическом оружии Саддама Хусейна». Во время их предыдущего вторжения, в 1990 году, Турция была верным членом такой же антисаддамовской коалиции во главе с США.

Но Эрдоган — тогда еще довольно молодой волк — показал клыки. И на сей раз отказался помогать блоку НАТО. Саддам, может, и диктатор — а «исламская солидарность» важнее. Со временем наш герой не раз будет разыгрывать «зеленую карту» и даже объявит себя «защитником мусульман во всем мире».

Впрочем, до этого еще надо было дойти. В начале нулевых Турция была далеко не передовой страной. Из значимых статей дохода — туризм, экспорт фруктов и текстиля. А затем начались чудеса. Соратники Эрдогана создали с нуля целые отрасли.

Например, экспорт лекарств из Турции за последние 20 лет возрос со $100 млн до почти миллиарда. Экспорт алюминия — с $250 млн до $2 млрд. Выработка электроэнергии увеличилась в четыре раза, объем национального ВВП — в три раза. Да что там, вы и сами, наверное, бывали в Стамбуле: небоскребы растут, как грибы после дождя, в иные годы открывают по 10 новых станций метро, под Босфором прокладываются авто- и ж/д-тоннели.

По ним можно переехать на азиатский берег, там сесть на скоростной поезд — и через пару часов оказаться в Анкаре. Чудо-дорогу (по сложнейшему скалистому рельефу!) тоже построили при Эрдогане, последний участок открылся всего два года назад.

Вы спросите: откуда деньги? И тут начинается самое интересное. Эта железная дорога — прямо-таки зеркало турецкой политики. Общий бюджет стройки — $2,3 млрд. Из них 1,25 млрд евро — кредит от Европейского инвестиционного банка (принадлежит Евросоюзу). Еще 120 млн евро — прямой грант от ЕС. Европейцы такие добрые? Нет, просто, по условиям кредита, скоростные поезда для дороги изготовил немецкий концерн «Сименс». Но, правда, эксплуатирует их, получая опыт и доходы, 100%-ная госкомпания Турции.

Ах да, вы же следили за цифрами? До полной сметы не достает еще почти миллиарда баксов. И их Эрдоган взял… в Китае. Инженеры из Поднебесной помогали строить «железку», но их партнерами в обязательном порядке были турецкие компании. Пускай набираются опыта, а потом и сами смогут. Вот такая многовекторность по-эрдогановски: европейцев он шантажировал тем, что закажет скоростные поезда у китайцев, а китайцев — тем, что отдаст все стройподряды только европейцам.

В итоге — деньги дали и те, и другие.

И такие «многовекторные» трюки Эрдоган проворачивает раз за разом. Он получает технологии с Запада, дешевые энергоносители — из России и исламских стран, военную «крышу» — от НАТО, кредиты для развития — из Китая, новейшие ракеты «земля-воздух» — из Израиля. Для каждой из этих сторон выступая «эксклюзивным партнером» и обещая поддержать ее в борьбе с внешними соперниками.

Так, Эрдоган в 2019 году, к ярости американцев, получил российские ЗРК С-400 — но полностью не развертывал их почти год. Видимо, пытался что-то выторговывать у США… И — бинго:

— Если бы американцы продали нам свои ракеты Patriot, мы бы никогда не купили С-400! — в своем фирменном стиле сказал турецкий лидер западным журналистам пару дней назад.

Российской же стороне в это же самое время Эрдоган заявил, что «в нашем военном сотрудничестве пути назад нет».

Что ж, национальная черта турок — умение торговать. Даже если это торговля воздухом.

В ШАГЕ ОТ ПРОПАСТИ

По Сети гуляет цитата 2016 года, приписываемая Эрдогану:

— Кроме 79 млн жителей нашей страны, есть еще миллионы братьев… В сферу наших интересов входит Ирак, Сирия, Ливия, украинский Крым, Карабах, Азербайджан, Балканы… Множество историков считает, что в границы Турции должны входить Кипр, Алеппо, Мосул, Эрбиль, Киркук, Батуми, Салоники, Варна, Западная Фракия и острова Эгейского моря.

А вот — его совсем недавние слова в интервью заокеанскому телеканалу CBS:

— Я хотел бы, чтобы США вывели войска из Сирии и Ирака так же, как из Афганистана.

Настоящая пощечина для янки от младшего союзника! Все эти имперские амбиции Анкары уже давно вызывали раздражение: кто бы мог подумать, выпестованный «монстр» окреп и начинает давить уже не столько на Россию, сколько на американцев и их сателлитов. Поэтому Турцию последние годы стали отлучать от западных кредитов, вводить санкции. А без притока денег — финансировать индустриализацию и мегастройки (заодно подкармливая граждан) невозможно.

Из-за финансовой войны с Западом — турецкая лира упала за последние 10 лет в 8 раз относительно доллара. Нечто подобное, хотя и в меньших масштабах, мы наблюдали с рублем на пике санкций в декабре 2014. Но Россия выстояла и даже укрепилась, поскольку дешевый рубль выгоден для экспорта, а мы снабжаем пол-Евразии своими энергоносителями и пшеницей.

Однако торговый баланс Турции — отрицателен (в среднем на минус два миллиарда долларов каждый месяц). А чем дешевле лира — тем меньше зарубежных товаров на нее можно купить. Притом, что 98% энергоносителей Турция импортирует. Да, недавно открылся российский газопровод «Турецкий поток», а еще потомки османов влезают в конфликты в соседних странах, где есть углеводороды: Ливия, Закавказье, Сирия, Северный Кипр, Сомали (у двух последних — запасы на приморском шельфе). Но с 2000 года, вместе с промышленным бумом, потребление одного только газа в Турции возросло в ПЯТЬ раз. И сколько бы новых поставщиков ни нашлось — все мало. «Империя» оказалась в плену собственного роста.

В отчаянии Эрдоган попытался поставить под контроль республиканский Центробанк и просто напечатать столько купюр, сколько нужно, для решения экономических проблем. Но от таких грубых действий начался еще больший ад. С 2017 года из-за выпуска необеспеченных денег началась инфляция (в иные периоды до 25%). Люди стали беднеть — и винить правительство.

Зато на идеологическом фронте — перемога за перемогой. В 2020 году Эрдоган превратил знаменитый византийский Собор Святой Софии в мечеть. И это не какой-то единичный шаг — последнее десятилетие вместе с имперской риторикой президент все сильнее дрейфует в сторону исламизма. В Турции сейчас больше мечетей, чем в любой другой мусульманской стране. Среди сельского электората, на который ориентируется правящая партия, все это, вместе с обещаниями «вернуть Мосул», неплохо восходит. Но, напротив, многие образованные жители мегаполисов смотрят на исламизацию (и на содержимое собственного холодильника) с легким ужасом.

Результаты: судя по соцопросам, Эрдоган на ближайших выборах уже не выиграет. Разве что — объединится с двумя другими партиями: исламистами и националистами. То есть еще сильнее сдвинется в сторону радикализма. Но что потом?

Вечно балансировать, играя в многовекторность, невозможно. Экономический кризис, энергетический кризис, напряжение в обществе из-за наплыва миллионов сирийских беженцев, конфликты с Ираном из-за сфер влияния в Закавказье, наконец, противостояние с Западом, который давно активировал свои «гуманитарные сетки» для сноса эрдогановцев. Поэтому туркам волей-неволей придется делать цивилизационный выбор. И будущее их национального проекта зависит от партнерства с Россией. Вопрос лишь — понимают ли это в Анкаре и Стамбуле?