Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество30 октября 2021 4:00

Почему русские танки вошли в Будапешт осенью 1956-го года

65 лет назад советские войска в Венгрии подавили мятеж, который в Советском Союзе назвали контрреволюционным бунтом, а на Западе - народным восстанием против тоталитаризма
Появление советских танков на улицах Будапешта остановило бесчинства... Фото: World History Archive/Global Look Press

Появление советских танков на улицах Будапешта остановило бесчинства... Фото: World History Archive/Global Look Press

В октябре - ноябре 1956-го в Венгрии, вставшей на «путь социалистического развития», вошедшей в просоветский военно-политический блок («Варшавский договор») и в Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), едва не случилась контрреволюция. Она могла изменить историю не только этого государства, но и всего послевоенного мира.

В стране, которая за 15 лет до этого поддержала Гитлера войсками (200 тысяч на Восточном фронте) и вооружениями (не менее 260 истребителей и бомбардировщиков и 160 танков) в походе на СССР, после ХХ съезда КПСС и «разоблачения культа личности» Сталина произошел раскол в обществе. На улицы Будапешта и других крупных венгерских городов вышли сотни и тысячи протестующих против «просоветского режима».

Что происходило в отношениях Москвы и Будапешта в 1956-м? Как вели себя знаковые фигуры советской политики в период «венгерского кризиса»?

Ответы на некоторые из многих вопросов «КП» нашла в архивах.

Андропов предупреждал

Будущий глава КГБ и генсек партии Юрий Андропов в 1956-м трудился чрезвычайным и полномочным послом в Венгрии. О тревожных тенденциях и в обществе, и, в частности, в Венгерской партии труда (ВПТ) предупреждал Москву задолго до того, как брожения и протесты из парткомов, рабочих и молодежных клубов выплеснулись на улицы. На которых потом начались стрельба и суды Линча против сотрудников госбезопасности и коммунистов.

Советский посол приводит свою беседу с тогдашним партийным лидером страны Матьяшем Ракоши.

«Ракоши должен выступить на собрании Будапештского партактива, где особенно остановиться на вопросе реабилитации лиц, неправильно репрессированных органами госбезопасности, - сообщал Юрий Владимирович. - И подчеркнуть, что за ошибки, допущенные при этом, несет ответственность в первую очередь венгерское руководство».

Андропов из Будапешта предупреждал Москву и о жестокой борьбе за власть в партийной верхушке, которая может выйти боком и самой Венгрии, и отношениям ее с СССР. Да еще и о том, что уровень жизни венгров падает на глазах.

Микоян вразумлял

Одним из адресатов тревожных телеграмм Андропова был член Политбюро в течение 31 года Анастас Микоян. Первый вице-премьер советского правительства, он много работал по «проблеме Венгрии» в течение всего 1956 года. 13 июля 1956 года, за три месяца до начала восстания, Микоян выступил на заседании Политбюро ВПТ в Будапеште. Которое зафиксировал посол Андропов:

«ЦК КПСС и братские коммунистические партии других стран не может не беспокоить положение дел в Венгрии, - заявил Микоян в лоб 12 членам венгерского Политбюро, - ибо нельзя допустить, чтобы здесь произошло что-либо неожиданное и неприятное, подобное познаньским событиям» (попытка контрреволюционного мятежа в Польше в июне 1956-го. - Ред.).

Но ни смещение одиозного сталиниста Ракоши, ни обещанная Советским Союзом экономическая помощь уже не могли остановить развития событий по худшему, военному, сценарию. В итоге все вылилось в большие жертвы и среди венгров, и среди советских военнослужащих.

Жуков подавлял

Советские военачальники ни секунды не сомневались в том, как именно надо разрешить кризис в Венгрии. Вот что сообщали маршалы Жуков (на тот момент министр обороны СССР) и Соколовский (начальник Генштаба) 24 октября 1956 года в совершенно секретной записке № 31579, направленной в ЦК КПСС:

«К 23.00 23 октября подняты по боевой тревоге:

Особый корпус советских войск в Венгрии в составе двух советских механизированных дивизий и стрелковый корпус Прикарпатского военного округа в составе одной стрелковой и одной механизированной дивизии. А также одна мехдивизия отдельной механизированной армии в Румынии».

Что стоит за этими перечислениями? Сколько конкретно советских рядовых, сержантов и офицеров, а также наших танков и самолетов участвовали в подавлении венгерского восстания на его начальном, октябрьском, этапе?

Жуков с Соколовским дают ответ:

«Людей - 31 550. Танков и самоходных артиллерийских установок (САУ) - 1130. Орудий и минометов - 615. Зенитных орудий - 185. Бронетранспортеров - 380, автомашин - 3930. Были приведены в полную боеготовность 159 истребителей и 122 бомбардировщика авиадивизий в Венгрии и в Прикарпатском военном округе».

Какие задачи были поставлены советским частям и подразделениям?

«Захватить важнейшие объекты Будапешта, восстановив в нем порядок, и прикрыться со стороны австро-венгерской границы».

Два маршала четко, по-военному описывают действия наших войск при входе в столицу Венгрии в ночь на 24 октября:

«Особый стрелковый корпус, вступив 24 октября в Будапешт с 2.00 до 4.00, занял важнейшие объекты города, очищает от демонстрантов район радиостанции, редакцию газеты «Сабаднеп» и гостиницу «Астория». В ряде районов идет перестрелка. Имеются убитые и раненые как в частях корпуса, так и среди венгерского населения. В городе совместно с советскими войсками действуют части венгерской госбезопасности и внутренней охраны».

...а до ввода советских войск мятежники зверски убивали коммунистов и сотрудников госбезопасности и измывались над трупами. Фото: The American Hungarian Federation Declaration/Wikimedia Commons

...а до ввода советских войск мятежники зверски убивали коммунистов и сотрудников госбезопасности и измывались над трупами. Фото: The American Hungarian Federation Declaration/Wikimedia Commons

Серов телеграфировал

Пока советские танки выдвигались на позиции в венгерских городах, находившийся в Будапеште председатель КГБ СССР Иван Серов отправлял в Москву доклады, где ситуация в еще вчера, как казалось, дружественной нам стране представала в довольно мрачном свете. Вот что он докладывает в ЦК КПСС 28 октября 1956-го:

«Сотрудники посольства США в Будапеште с вещами выезжают за город. Американцы Оливарт и Вест в беседе с нашим источником заявили, что если в кратчайший срок не будет ликвидировано восстание, то по предложению Соединенных Штатов включатся войска ООН и произойдет вторая Корея» (разделение азиатской страны на две республики в 1945-м с последовавшей в 1950-м трехлетней войной. - Ред.).

Генерал госбезопасности сообщает руководству СССР самые тяжелые подробности происходящего в Венгрии:

«Во многих областных и районных центрах республики местные органы и партработники разбежались, после чего начали создаваться «революционные» комитеты, которые начинают свою деятельность с разоружения органов госбезопасности. Ревкомитет в г. Мишкольцы вынудил сотрудников МВД сдать оружие, а сопротивлявшихся начал истязать. Три сотрудника, в том числе майор Гати, были повешены. В городе Залаэгерсег ревкомитет разоружил сотрудников госбезопасности, а их самих изгнал жесткими методами. В городе Кечкемет толпа на площади решила казнить коммунистов. В ряде городов населением освобождены тюрьмы с заключенными общим количеством около 8000 человек. В том числе уголовниками, часть из них вооружена оружием, отобранным у охраны».

Контрреволюция не прошла

К 9 ноября последние очаги сопротивления были подавлены. Вместо Венгерской партии труда, где значительны были просталинские настроения, создана Венгерская социалистическая рабочая партия. Руководителем страны вместо укрывшегося в югославском посольстве, а позже депортированного в Румынию и казненного премьера-демократа Имре Надя, на долгие годы стал просоветски настроенный Янош Кадар. А наши подразделения остались в республике, став основой для Южной группы войск.

По данным венгерских источников, число убитых составило от 2500 до 3000 человек и более 13 тысяч раненых. Советская сторона свои потери определила в 669 убитых, 51 пропавшего без вести, 1251 раненого.

Около 200 тысяч венгров эмигрировали, а многие из оставшихся считали и считают, что «Советы нас оккупировали».

Тем не менее в последующие 32 года Венгрия оставалась «социалистической», участвуя во всех проектах и Варшавского договора, и Совета экономической взаимопомощи…