Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Звезды11 ноября 2021 22:40

Генерал армии Александр Дворников: Боевики пытались обмануть штурмана, кричали: «Русский, выходи! Мы пришли тебя спасать»

Командовавший группой российских войск в Сирии рассказал «КП» о подвиге, про который снят фильм «Небо»
Картина выйдет в прокат 18 ноября 2021 года.

Картина выйдет в прокат 18 ноября 2021 года.

18 ноября в широкий прокат выходит художественный фильм «Небо». Он основан на реальных событиях, произошедших с российскими летчиками в Сирии. Прототип одного из главных героев - подполковник Олег Пешков, самолет которого в ноябре 2015-го был сбит турецким истребителем.

В то время группировкой российских войск в Сирии командовал генерал армии Александр Дворников (ныне - Герой России, командующий войсками Южного военного округа). Он рассказал военному обозревателю «КП» Виктору Баранцу, насколько «Небо» близко к тому, что было на самом деле.

Александр Дворников. Фото: Эрик РОМАНЕНКО/ТАСС

Александр Дворников. Фото: Эрик РОМАНЕНКО/ТАСС

«УДАР В СПИНУ»

- Художественный фильм, как известно, допускает творческое изложение фактов. А как реально произошла атака на наш самолет? Путин называл ее «коварным ударом в спину»...

- Атака турецкого истребителя F-16 действительно оказалась для наших летчиков ударом в спину. Турецкие военные без предупреждения, не выходя на связь с экипажами наших бомбардировщиков, направили ракету «воздух - воздух» на поражение. При этом никаких оснований для этого не было: наши летчики воздушное пространство Турции не нарушили. Экипаж успел катапультироваться. Штурман Константин Мурахтин выжил и был спасен. Пилота Олега Пешкова, спускавшегося с парашютом, боевики расстреляли еще в воздухе. Ему присвоили звание Героя России посмертно.

Штурман Константин Мурахтин.

Штурман Константин Мурахтин.

Информация о турецкой атаке поступила на пункт управления авиабазы Хмеймим, что называется, в режиме реального времени. К поисковой операции приступили немедленно.

В район катапультирования летчиков направили беспилотники. Важно было уточнить координаты, чтобы направить по ним поисковые группы.

- Как шел поиск летчиков?

- Нам сразу стало понятно, что летчиков ищем не только мы. В горной Латакии, у границы с Турцией, хозяйничали боевики «Ан-Нусры»*. Каждый сеанс связи с выжившим штурманом увеличивал шансы боевиков найти его раньше, чем мы.

Мурахтину поставили задачу спрятаться. Он слышал, как боевики искали его и даже провоцировали: «Русский, выходи! Мы пришли тебя спасать».

В район падения самолета мы направили группу из двух вертолетов Ми-8 с прикрытием Ми-24. Они подверглись сильнейшему обстрелу из крупнокалиберных пулеметов и зенитной установки.

Один вертолет вынужденно сел на нейтральной территории. С помощью беспилотника «Форпост» скорректировали действия экипажа вертолета и спецназа на его борту. Успели вовремя. Как только они отошли в сторону сирийских войск, боевики из минометов подожгли вертолет. Он сгорел в считаные минуты.

Во втором вертолете Ми-8 не было серьезных повреждений, и он вернулся на базу Хмеймим. Но не без потерь. Был смертельно ранен матрос 810-й бригады морской пехоты Черноморского флота Александр Позынич.

- Как же удалось спасти штурмана Мурахтина?

- Было решено провести уже наземную операцию силами нашего спецназа и сирийской службы безопасности «Мухабарат».

Над спецназом висел беспилотник «Форпост», и в ночной темноте его мигающая лампочка служила отличным ориентиром. По сигналу Мурахтина беспилотник занял позицию прямо над расщелиной, где он прятался. И здесь встал главный вопрос: кто быстрее сработает? Ведь боевики тоже следили за беспилотником. Они выдвигались сразу с двух направлений. Но в конце концов наша разведгруппа нашла штурмана первой. Встреча была короткой - обмен паролем и быстрый отход в сторону своих войск. К утру капитан Мурахтин был уже на базе Хмеймим.

«ПРЕДСТАВИТЬ НЕ МОГ, ЧТО КТО-ТО СТРУСИТ»

- Вы были свидетелем героизма многих наших солдат и офицеров в Сирии...

- Да, это и полковник Хабибуллин, и гвардии майор Филипов, и лейтенант Прохоренко... На их примере мы сегодня воспитываем солдат и офицеров.

- Что помогло эти людям проявлять мужество высшей пробы?

- Генерал-фельдмаршал Кутузов сказал точно и емко: «Непобедимо воинство русское в боях и неподражаемо в великодушии и добродетелях мирных». Могу подтвердить, что русский дух с древних времен сохранился в нашей армии.

Должен сказать, что там, в Сирии, у меня никогда не возникало сомнения в наших людях, даже представить себе не мог, что кто-то из них дрогнет, струсит, сделает шаг назад. Собственно, «Небо» - об этом.

- Сегодня молодежи часто показывают в кино отрицательных героев - коррупционеров, насильников. Чем важно «Небо» для наших парней, мальчишек?

- Для молодежи важно видеть героев среди своих современников. Знать, что в жизни всегда есть место подвигу. «Небо» как раз и показывает подлинных героев нашего времени.

Фильм эмоционально очень сильный! Уверен, он обязательно войдет в золотой фонд нашего кино, цитаты из него станут крылатыми. И абсолютно согласен со словами его главного героя, что «работать на Россию» и «служить России» для настоящих офицеров - принципиальная разница!

Призываю всех посмотреть «Небо». Фильм заставит почувствовать комок в горле у каждого зрителя.

- Если бы вы были режиссером или сценаристом, какой фильм об армии сняли бы?

- Понимаете, военная служба - это не блокбастер, а работа. Кропотливая, но часто граничащая с подвигом. Взять тот же экипаж подлодки, уходящий на глубину на несколько месяцев. Или труд на полигонах. А наши миротворцы или военврачи? Тысячи людей в разных стран боготворят подаренные ими мир и здоровье. Вот это достойно быть на больших экранах.

СЛОВО АВТОРУ

«Мы были там, где лежат обломки самолета»

«Комсомолка» задала два вопроса главному режиссеру фильма Игорю КОПЫЛОВУ.

- Как родилась идея фильма?

- У продюсеров компании «3Х-Медиа», с которой я сотрудничаю, возникла идея снять фильм об Олеге Пешкове. Мы обратились в Минобороны, понимая, что без его поддержки такое кино невозможно. И удивительно: оказалось, Минобороны само искало, кто мог бы снять кино о Пешкове. Это было взаимное «магнитное» притяжение. Я стал погружаться в материал, встречаться с участниками событий. Наша команда побывала на месте, где лежат обломки самолета, прошла по местам, где прятался Мурахтин, откуда выдвинулась группа, чтобы его забирать.

- Вы где-то сказали, что наше кино задолжало современной армии. Что имели в виду?

- А то, что мы действительно ей задолжали. Еще, слава богу, снимаем кино про Великую Отечественную. Но военные конфликты не прекращаются. И, к счастью, наша армия не растеряла героизм и умение побеждать.

Российские офицеры - это как раз те люди, о которых мы и должны снимать кино.

О ЧЕМ КИНО

Три судьбы...

В центре повествования три главных героя - подполковник Сошников, 45 лет (прототип - пилот Олег Пешков), капитан Муравьев, 25 лет (прототип - штурман Мурахтин) и майор Захаров, 35 лет (собирательный образ офицера Сил специальных операций). Три возраста, три разных характера, три разные судьбы.

Пилот Олег Пешков.

Пилот Олег Пешков.

Все трое впервые пересекутся в Крыму в тренировочном лагере по выживанию для летчиков. Дерзкий и острый на язык Муравьев в отличие от своего уравновешенного старшего товарища по авиаполку Сошникова сразу невзлюбил инструктора Захарова. Его безапелляционная манера общения раздражает молодого капитана. Спецназовец отвечает ему «взаимностью». Второй раз троица встретится уже в Сирии.

Сюжет фильма - это художественно осмысленная история пребывания группы российских войск в Сирии и операция по спасению летчика, который после нападения на наш самолет приземлился на территории врага.

КСТАТИ

«Обязателен к просмотру»

Фильм «Небо» о подвиге летчика Олега Пешкова, погибшего в Сирии, включен в перечень обязательных к просмотру в Вооруженных силах. Такое распоряжение отдал министр обороны Сергей Шойгу.

*«Ан-Нусра» - запрещенная в России террористическая организация.