17 ноября 2021, 16:19

Описание Маи алданской

Фото: Леонид ЗАХАРОВ
Фото: Леонид ЗАХАРОВ

 

Свои воды Мая алданская несет с верховьев Юдомо-Майского нагорья, рождаясь при слиянии речек Правая Мая и Левая Мая, После этого Мая петляет среди гор на протяжении 1 053 километров, пересекая Хабаровский край до притока Юдомы, и перетекая в Якутию. Площадь ее бассейна – 171 000 км², средний расход воды – 1 180 м³/с, питание смешанное.

У Маи алданской есть река-тезка – Мая удская, но протекают они по разным сторонам хребта Джугджур. И, получается, две одноименных реки окаймляют одну горную систему, словно оправа.

С эвенкийского «майа» переводится как «корзинка из бересты». По одной из версий, это связано с богатством ее рыбой (хариус, ленок, таймень, сиг, щука, окунь, сорога, налим, бычок), которую можно добыть в течение долгого периода от последнего льда до первого. Река действительно словно корзинка-самобранка. 


Основные притоки Маи алданской

(расстояния указаны от устья Маи)

Юдома (прав.)179 км
Аим (лев.)275 км
Ингили (прав.) 355 км
Ляки (прав.)407 км
Маймакан (лев.)479 км
Батомга (лев.)522 км
Северный Уй (лев.)573 км
Нудыми (лев.)822 км
Мати (лев.) 914 км


Роль Маи в освоении Дальнего Востока

С алданской Маей связана история открытия пути к океану. По ней поднимались и Иван Москвитин, и Витус Беринг (дважды). По ней возвращался из своего гранд-вояжа Иван Гончаров. Она являлась частью Аяно-майского тракта, по которому шли товары в Русскую Америку и обратно. Благодаря этому тракту возникли практически все главные селения на реке.

Но золотые времена Маи прошли. Сейчас это одна из многих малонаселенных рек Дальнего Востока. Особенно это касается ее верхнего течения. 


Верховья реки

В верховьях много шивер и мощных сливов. Они начинаются уже через двадцать километров после слияния Левой Маи с Правой Маей – река входит в узкое ущелье, которое заканчивается перед левым притоком Ядра. Это живописное место, к воде подступают крутые склоны, образуя прижимы.

Паводки на реке регулярны в период с конца июля до середины августа. В такие моменты уровень воды может повышаться до 6 метров над меженью, что абсолютно изменяет вид реки. Косы, низкие берега и небольшие острова уходят под воду, и об их существовании напоминают лишь торчащие из воды деревья. 


Среднее течение

В среднем течении Мая проходит по широкой долине, где нет ни порогов, ни шивер. Река считается судоходной при большой воде на 577 километров вплоть до устья Северного Уя.

Фото: Леонид ЗАХАРОВ

Здесь переменчивая погода. В течение суток жара и солнце могут смениться морозом со снегом. Вот как описывал Гончаров («Фрегат «Паллада», стр. 577) изменения погоды на Мае в течение одного дня 30 августа 1854 года:

«УТРО (Нелькан): Нельзя начать плавания при более благоприятных обстоятельствах, как начали мы. Погода была великолепная, теплая.

ВЕЧЕР (спустя 42 версты ниже Нелькана, 14 верст после притока Батомга): Мы до Семи Протоков сделали быстрый переход. Но погода стала портиться: подул холодок…

НОЧЬ: (там же) Пока мы сидели в избе, задул ветер, повалил хлопьями снег – словом, вьюга, или, по-здешнему, пурга».


Поселок Нелькан 

Самым крупным и старым поселком на Мае является Нелькан. Его название состоит из двух эвенкийских слов «нель» – стрелка, место слияния двух рек, и «кан» – «тот, кто здесь живет». Как водится, есть и другая версия происхождения названия. Якобы дали его еще первопроходцы отряда Москвитина в 1639 году, когда увидели здесь одинокую юрту старой эвенкийки Нельки, которая не только была гостеприимна, но и упросила земляков провести пришельцев короткой дорогой через Джугджур. С тех пор в «скасках» стало фигурировать урочище Нелькан.

Так или иначе, русские землепроходцы положили глаз на это место по пути из Якутска в Аян и обратно.

Фото: Леонид ЗАХАРОВ

В марте 1818 года «якуцкой команды казачьему капралу Прокопию Новгородову» и «доброго поведения казаку Григорию Цыпандину» было предписано отправиться в урочище Нелькан и занять имеющиеся там строения – под магазин для «продажи кочующим тамошнего края тунгусам запасного провианта» (это была помощь царского правительства местным жителям, у которых из-за эпидемии сибирской язвы пали практически все олени). 

В поселке казаки появились в июне 1818 года, и с тех пор там не замолкала русская речь. Долгое время село было важной перевалочной базой товаров. Да и само оно заметно развивалось. Первыми здесь обосновались крестьяне-старообрядцы из Забайкалья. Нелькан был местом, куда собирались на ежегодную ярмарку тунгусы, приезжали русские крестьяне, жившие по всему Аянскому тракту.

Вот какие воспоминания о гостеприимном и хлебосольном поселке остались у Ивана Гончарова ( «Фрегат «Паллада», стр. 576): 

«…приехали в Нелькан и переправились через Маю, услыхали говор русских баб, мужиков… В Нелькане несколько юрт и несколько новеньких домиков. К нам навстречу вышли станционный смотритель и казак Малышев; один звал пить чай, другой – ужинать, и оба угостили прекрасно. За ужином были славные зеленые щи, языки и жареная утка. В доме, принадлежащем Американской компании, которая имеет здесь свой пакгауз с товарами (больше с бумажными и другими материями и тому подобными нужными для края предметами, которыми торговля идет порядочная), комната просторная, в окнах слюда вместо стекол: светло и, говорят, тепло. У смотрителя станции тоже чисто, просторно; к русским печам здесь прибавили якутские камины, или чувалы: от такого русско-якутского тепла, пожалуй, вопреки пословице, «заломит и кости». 

А таким увидел Нелькан Владимир Клипель («Улыбка Джугджура», стр. 124) в середине 70-х годов прошлого века: «…желтые домики с шиферными крышами цепочками выстроились на крутом берегу красавицы реки, и весь он выглядел по-праздничному веселым, молодым, бодрым. Сразу было видно, что совхоз не жалеет денег на строительство, что хозяйство это перспективное и дела его идут в гору».

До сих пор это село сохранило цветущий вид. Самой нарядной и старой постройкой Нелькана является деревянная церковь, которая была возведена  всем селом в 1915 году (а первый храм здесь поставили еще в 1862-м, но он сгорел). Любопытный факт: церковь, заново построенную в 1915 г. , можно назвать младшей сестрой московского храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца, поскольку у всех этих объектов был один и тот же архитектор – Константин Тон.

Сегодня в Нелькане проживает около 700 человек, в основном русские и эвенки.


Джигда, Хахар, Ципанда

В окрестностях поселка начинаются Нельканские горы, чьи каменные столбы, рожденные причудливым выветриванием в течение миллионов лет, могут поспорить со знаменитыми Ленскими столбами. Десятки километров мы двигались по Мае, восхищаясь нерукотворной «выставкой скульптур».

Следующее селение по левому берегу Маи – Джигда. Традиционно там жили оленеводы, охотники и рыбаки. Джигда ниже на тридцать километров по течению от Нелькана, и там проживает 217 человек.

Место впадения Маймакана – второго по величине притока Маи – кроме широкой дельты известно и тем, что пятью километрами ниже на правом берегу Маи остались развалины деревни Хахар, рядом с которой нашли стоянку древнего человека. Вторая обнаружена в устье Улахан-Крестяха.

Ниже устья притока Ляки в Ципанде раньше был большой совхоз и станция обслуживания линии связи. Сейчас село пришло в упадок. Можно сказать, история, сделав круг, вернулась к началу, ведь в книге Гончарова Ципандинская описывается как станция, состоящая из бедной юрты без окон, которая работала только в теплое время года.


Писаницы и Карстовые пещеры

За речкой Уэся-Уона на протяжении 5 км тянутся скалистые береговые обнажения. Живописные скульптурные изваяния высотой до 150 метров оккупировали правый берег. Здесь возвышаются столбы самых разных размеров и форм, стоящих отдельно и кучками: в виде полуразрушенных крепостей, арок, зубцов и разнообразных фигур. 

Кроме того, здесь, между Ципандой и Селендой, открыты восемь мест с наскальными рисунками (писаницами), а выше села Ципанда есть памятники природы – карстовые пещеры, самой известной из которых является Абагы-Дже, или Жилище черта. 


Аим

Следующее поселение – Аим (от эвенкийского «сытый»), стоящее в устье одноименной реки. Река эта глинистая и, впадая, мутит Маю. Первое упоминание об этих местах относится к началу XIX века и связано, так же как и нельканская история, с помощью тунгусам из-за массового падежа оленей. В 1818 году здесь открыли «хлебозапасные магазины» для поддержки населения. Запись об открытии такого магазина 1 августа 1818 года и считается днем основания Аима. По данным на 2015 год в Аиме проживало 190 человек.


Усть-Юдома

Спустя восемь десятков километров в Маю врывается правый приток Юдома – река, почти не уступающая Мае по ширине и длине.

При впадении Юдомы очень хорошо заметна граница двух вод: майский поток чистый, а юдомский – мутный. И совсем незаметна другая граница – Хабаровского края и Якутии. Разве что GPS тут сходит с ума, путаясь в разных временных поясах.

Чуть ниже устья притока сохранилось поселение Усть-Юдома, некогда крупная перевалочная база экспедиций, золотоискателей и торговых караванов. Сейчас это несколько домиков да метеостанция. А когда-то это был крупный порт для барж и колесных пароходов. Остатки пирсов – укрепленные бревнами лиственниц и камнями берега – сохранились до наших времен. 

Несколькими километрами ниже Усть-Юдомы, у впадения речки Ыччикыт, открывается гора Красивая. Словно высоченный слоеный торт, она сложена из разноцветных пород от основания до макушки. Изумительной красоты гора!


Чабда

Следующий населенный пункт на левом берегу Маи – метеостанция Чабда в устье одноименного левого притока реки. У Маи берега на этом участке крутые. Чабда стоит на красивом высоком берегу, с которого открывается великолепный вид на окрестности. Трудно найти лучшее место на Мае для обелиска с барельефом Ивана Гончарова. Он и стоит тут вместе с двумя другими монументами – первым переселенцам и солдатам, не вернувшимся с Великой Отечественной.


Низовья Маи

По якутской земле Мая неторопливо и величаво течет по широкой заполненной озерами долине. Часто встречаются обширные плесы и низкие берега, которые сложены из таких аккуратных прямоугольных обломков, словно их тесали человеческие руки. «Я опять целый день любовался на трех станциях природной каменной набережной из плитняка, – писал Иван Гончаров. – Ежели б такая была в Петербурге или другой столице, искусству нечего было бы прибавлять, разве чугунную решетку».

Фото: Леонид ЗАХАРОВ

Чем ближе к устью, тем чаще встречаются охотничьи избы, порой вполне комфортабельные, и тем хуже становится рыбалка.

Напротив места впадения Маи в Алдан расположен поселок Усть-Мая, центр одноименного улуса Республики Саха (Якутия). К югу от него, в семи километрах, находятся самые старые в этих краях поселения: Петропавловское на левом берегу Алдана и Троицкое – на правом.

Резюмируя свое путешествие по реке, Иван Гончаров писал: «Летом плавание по Мае – чудесная прогулка: острова, мысы, березняк, тальник, ельник – все это со всех сторон замыкает ваш горизонт; все живописно, игриво, недостает только сел, городов, деревень; но они будут – нет сомнения».

К сожалению, классик ошибся – населенных пунктов на реке с того момента заметно поубавилось…

Источник информации:

«Охотское море. Географическая энциклопедия», Издательский дом «Комсомольская правда», 2018 г. 

Отзывы

Д
Дед Пахом 13:38:03, 30 ноября 2021
Были давно мною пройдены Мая и Алдан - красивейшие места, что сказать! А фотографий и правда маловато, что жаль, там есть, что показать людям.
Ответить
А
Андрей 06:43:42, 28 ноября 2021
Всё очень замечательно, но нет практически фотографий.
Ответить
Ф
Федосеев Г.А. 09:12:44, 20 ноября 2021
очень хорошо описал Маю (приток Уды). Очень хороший геодезист и писатель.
Ответить
c
cv 00:42:37, 20 ноября 2021
Хорошая статья. Замечательные русские первопроходцы и история их достижений - вот о чем надо рассказывать современным молодым людям
Ответить