26 августа 2020, 18:31

Белев и окрестности: как приготовить пастилу в стиральной машинке и пожить в номерах с антиквариатом

Фото: Сергей СЕЛЕДКИН
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Наш корреспондент путешествует по Тульским городам

Я продолжаю свои путевые заметки, посвященные 500-летию Тульского кремля и засечной черты — уникальной линии укрепления, проложенной по городам Тульской области. Небольшой городок Белев, названный в честь таинственного белого зверька, приковал мое внимание так, что я провел здесь аж два дня. Первый день ушел на осмотр достопримечательностей (в Белеве, как говорят экскурсоводы, что ни камень — то история). Второй день был посвящен пастиле и окрестностям. 


Пастила из стиральной машинки

Зайди в Израиле в любой дом — и любая хозяйка сварганит вам отличный хумус. В Белеве примерно то же самое, но не с хумусом, а с пастилой. С незапамятных времен из местных кислых яблок здесь выпекают очень вкусные буханки, которые по виду ужасно похожи на бисквит, но не содержат ни грамма муки.

Это крутейший фокус, который приводит в недоумение тех, кто привык считать, будто пастила — это такие суперсладкие белые брусочки, похожие на мел. Брусочки, впрочем, это тоже пастила, но заварная. А правильная и эталонная — это та, что похожа на тортик и состоит из пяти коржей.

Секрет правильной пастилы передается из поколения в поколение. Но одну тайну местная жительница мне все-таки выдала. Она сказала, что для надлежащего взбивания яиц с яблочным пюре, идеально подходит стиральная машина.

— Индезит? — уточнил я.

— Зачем «Индезит», можно старую, активаторного типа, — поразмыслив, ответила аборигенка.

Белевская пастила внешне напоминает бисквит.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

В 19 веке фабричное производство сладости наладил купец Прохоров. Лакомство приобрело мировую известность и постоянно экспонировалось на выставке в Париже.  Французы распробовали снедь и пристрастились употреблять пастилу с шампанским или белым вином.

Потом пришла Софья Власьевна, предприятие изъяли, Прохорова репрессировали, а в девяностые производство и вовсе загнулось, как и многие в те святые времена. 

Заново комбинат восстановили лишь в двухтысячные годы. Сегодня пастилу готовят сразу на двух предприятиях, причем, хозяин одного — русский, а другого — армянин. Армянское предприятие более дружелюбное и с удовольствием приглашает туристов. 

Пастилу в Белеве готовят в промышленных масштабах, сразу на двух предприятиях.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН


Чтобы ничего не слиплось

Первое, что надо запомнить, собираясь на предприятие, — возьмите с собой бутылочку воды или термос с чаем. Иначе вам будет очень сладко и обидно. Примерно, как мне. Добрые мастерицы все угощали, угощали, угощали, а у меня от сладкого слипся рот, и оставалось только пожирать вкусное глазами.

В общем, облачившись в костюм тульской медсестры и тщательно продезинфицировав руки (на входе в цех стоит хитрый механизм, который не пропускает тех, кто плохо обработал конечности), я обошел все цеха. Ожидал увидеть разруху, но ничего такого. Из советского наследия — разве что помещение и  мозаика на стене, запечатлевшая, очевидно, пастильное производство.

Мозаичное панно напоминает о советском прошлом фабрики.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

В цехах чисто, оборудование импортное, специально приспособленное, никаких стиральных машин.

Особенно доставили удовольствие подписи, типа «весы для птички». Под «птичкой» подразумевались конфеты «птичье молоко», которые тоже производят здесь.

Готовят здесь не только пастилу, но и конфеты «птичье молоко».
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Сотрудница Антонина Лаврищева с гордостью рассказала местную байку: даже во времена железного занавеса спецборт с белевской пастилой доставлял пастилу к завтраку британской королеве. 

Я усомнился, ибо помнил, что бабушка Лиза предпочитает шоколадные тортики. Но тут все сотрудницы разом возмутились и, закричали: «Как вы можете нам не верить?! Елизавета, совершенно точно, ест нашу пастилу». И, чтобы развеять все сомнения, поделились эксклюзивом: королева предпочитает пастилу не как все люди, а со взбитыми сливками.

Потом сотрудницы нарезали мне гору пастилы разных сортов и не отпускали, пока я не поверил в историю с бабой Лизой. Продегустировав все, я решил, что самая вкусная — с брусникой.

В награду мне выдали еще один секрет. Для правильной пастилы подходят не абы какие яблоки, а только местные, страшно кислые, которыми хорошо вправлять глаза косым.

— Из красных, сладких, импортных и прочих — ничего хорошего не получится, — авторитетно заявили женщины.

Пока ходил по цехам, сделал открытие. Оказалось, что «Птичье молоко» без шоколада гораздо вкуснее, чем с шоколадом, а «неопудренный», то есть, не посыпанный сахарной пудрой зефир, не идет в сравнение с опудренным. Но покрывать сахарной пудрой — производственная необходимость. Иначе сладость в коробочке склеится.

Сотрудницы предприятия нарезают хрустилу — высушенную в печке хрустящую пастилу.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Забавное ноу-хау производства — это яблочные чипсы «хрустила». Когда мастерицам надоело есть пастилу, придумали для себя снэки: резали пастилу на мелкие кусочки и сушили их в печах до состояния сухарей. Такие чипсы здорово хрустят, а если положить на язык — тают как сладкая вата. Попробовав придумку, начальство наладило выпуск хрустилы.

Такие чипсы здорово хрустят, а если положить на язык — тают как сладкая вата.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Выйдя из предприятия, я под завязку затарился снедью в местном магазинчике и остался недоумевать. Почему пастила, которая продается в Москве — не такая вкусная, как здесь, в Белеве. Видимо, это еще одна тайна производства.


За святой водой в Жабынь

Недалеко от Белева находится Свято-Введенский Макарьевский монастырь.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Запить сладость я поехал за восемь километров от Белева, в Свято-Введенский Макарьевский монастырь. Здесь бьет из-под земли чудотворный источник Жабынец с волшебной водой, за которой ездит весь Белев и вся Тула. Считается, что Жабынец забил из-под земли, когда четыреста лет назад в это место ударил посохом старец Макарий. 

За целительной водой к источнику съезжаются со всей округи.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Еще в обители растет 600-летний дуб, под которым старец Макарий нашел раненого поляка и напоил его водой. На дно колодца, наполняемого Жабынцем, местный люд кидает монетки с желаниями, а в расщелину дуба кладет печенюшки и бумажки, на которых излагает суть просьб.

К сожалению, я не захватил с собой ни монет, ни письменных принадлежностей, поэтому ограничился посещением храма. 

На территории монастыря растет 600-летний дуб.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН


Мишенское — место рождения Жуковского

Как я уже сказал, остановившись в Белеве — хорошо бы на такси или автобусе прокатиться по окрестностям. Ярким событием для меня стало путешествие в село Мишенское, где родился поэт Жуковский. 

Там на заре пичужка пела; 

Даль озарялась и светлела 

Туда, туда душа моя летела: 

Казалось сердцу и очам — 

Все там! — писал поэт. 

Рисунок усадьбы в Мишенском, сделанный Жуковским.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

От усадьбы Жуковского в селе ничего не осталось. Да и, если откровенно, села не осталось, и от тех времен сохранилась только могила отца Жуковского, помещика Афанасия Ивановича Бунина, да и то в ужасном состоянии.

Но нетронутые пейзажи, пичужка на заре и еще — классные люди, решившие восстановить здесь Дом культуры, доставили радость и сердцу, и очам.

Дом культуры имени Жуковского не так давно был восстановлен.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

История рождения Жуковского сильно экзотичная, поэтому расскажу. У отца поэта, Афанасия Ивановича, было две жены. Одна — законная, Мария Григорьевна, другая — наложница Сальха, привезенная из Турции в пятнадцатилетнем возрасте. Сальха воспитывала и своих детей, и детей Марии Григорьевны, а в конце жизни барин и вовсе переехал жить к наложнице. Василий Жуковский был сыном Сальхи, но всегда считал, что у него две матери. Ведь экзотический любовный треугольник сосуществовал довольно дружно. Сальха относилась к Марии Григорьевне с пиететом, как к старшей жене господина. А когда та умерла, то и сама Сальха скончалась от тоски на сороковой день. Могила ее, кстати, расположена на Новодевичьем кладбище и на надгробии выбиты две буквы: Е. Д. — инициалы христианского имени Сальхи (по приезде в Россию турчанку крестили под именем Елизаветы Дементьевны Турчаниновой).

В Доме культуры, устроенном на месте усадьбы Жуковского, работает кружок по плетению на коклюшках.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Не так давно в Мишенском восстановили из руин сельский культурно-образовательный центр имени Жуковского. Постройка расположена приблизительно на месте усадьбы. Здесь любят бывать молодожены, дети из соседней деревни Фатьяново учатся народным промыслам, например, плетению на коклюшках. Местные жители в русских народных нарядах устроили нам целое представление, что было очень трогательно и здорово. А главная достопримечательность — спасенный из колбасного цеха конь Руслан с белой гривой катал желающих на телеге. 

Мастерицы в народных костюмах устроили целое представление.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Вообще, в Мишенском мне понравилось едва ли не больше всего. Поэтому очень рекомендую заглянуть сюда при возможности. 


В Дубну — пожить в помещичьей усадьбе 

Тульскую Дубну не нужно путать с Московской. Это два совершенно разных географических объекта. Кстати, в музее тульской Дубны я увидел вот такие странные валенки на платформе. И долго думал, зачем они нужны. Предлагаю вам тоже подумать, а в конце я напишу.

Подобные валенки в некоторых местах до сих пор используют по прямому назначению.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Не остановиться здесь — преступление. Мне давно прожужжали все уши, что в тульской Дубне организовали некий потрясающий краеведческий музей в усадьбе металлопромышленников Мосоловых. С прудом,  фонтанами, беседками. А еще —  с гостиницей, ЗАГСом, рестораном и разными увеселениями вроде лодочной станции.

В усадьбе Мосоловых расположен музей и несколько гостиничных номеров.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Конечно, круто жить в интерьерах дворянской усадьбы и обедать в роскошной зале, но меня особенно поразила музейная часть. Кажется, тут применили все известные музейные технологии, какие только существуют. Освещение, дизайн, виртуальные возможности в сочетании с реальными экспонатами создают такой модный вау-эффект, что я ходил по музею два часа, открыв рот. Страшно интересно было и каким-то понабивавшим мелким детям. Здесь появляются интерактивные металлурги, в формате аттракциона показано, как из руды получают железо. 

Многие экспонаты музея интерактивны.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Можно посмотреть на реально-виртуальную доменную печь металлургического завода. Есть места для селфи, экспонаты для трогания и лапания и разные трогательные вещи, вроде пепельницы, выполненной в форме двух чугунных ладошек любимой женщины промышленника Мосолова. 

Да, чуть не забыл. Валенки на платформе — это вовсе не котурны, как некоторые могли подумать. Такая обувь применялась металлургами для того, чтобы расплавленный металл не обжег ноги. К слову, точно такие же валенки кое-где используют на производстве и до сих пор.


Где остановиться

В Дубне, конечно, лучше всего остановиться в усадьбе Мосоловых. В усадьбе всего шесть номеров. Семейные за пять тысяч рублей, обычные — за три тысячи.

За эти деньги чувствуешь себя каким-нибудь помещиком. Антикварная мебель: во всех номерах стоят стулья и шкафы 19 века, а в одном бизнес-номере — еще и старинная бельгийская кровать тех же времен. Туалеты не старинные, а современные, абсолютно новые.

На террасе с видом на этот фонтан посетителям предлагают выпить чашечку кофе.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Завтрак включен, при хорошей погоде вам накроют на открытой террасе с видом на озеро, где звучит — внимание — не джига-дрыга, а классическая фортепианная музыка.

В общем, головокружительное путешествие в прошлое. Из минусов — отсутствие вайфая и телевизоров в номерах. Мало развлечений. Лодочная станция еще не заработала. Но зато поблизости куча окрестных сел и весей, куда можно съездить. И еще — номер трудно забронировать на выходные: отдохнуть в усадьбе хочет толпа желающих. Зато имеет смысл отдыхать во вторник-среду-четверг. Понедельник — не самый удачный день, потому что музей не работает по понедельникам.

Номер в усадьбе можно забронировать по букингу, под названием «гостевой дом, усадьба Мосоловых».


Где поесть

Здесь же, в усадьбе работает чуть ли не единственный на всю Дубну ресторан, где отлично кормят. Бизнес-ланч обойдется в 250 рублей. Средний чек — в тысячу рублей. Существенный минус — ресторан не работает в понедельник.


Как добраться

Машина из Москвы
Из Москвы — на автомобиле. Других возможностей нет или обязательно перепутаете с подмосковной Дубной.
Автобус из Тулы
Из Тулы каждый час отходят автобусы и добираются до места за 50 минут. Цена билета — от 300 рублей. Можно заказать машину из Белева и добраться до места за тысячу рублей.


Читайте другие статьи автора:

Отзывы

л
людмила 22:56:44, 3 ноября 2020
Белев-это полная разруха. В этом городке я родилась.Не была там 24 года и лучше бы не ездила-сильно растроилась.
Ответить