Павел КЛОКОВ 11 сентября 2020, 14:58

Кратово: там по неведомым дорожкам бродил Булат и Эйзенштейн

Фото: Павел КЛОКОВ
Фото: Павел КЛОКОВ

Корреспондент «КП» побывал в знаменитом дачном поселке Подмосковья, который творческая интеллигенция обожает до сих пор

Если у меня когда-нибудь появится такой же домик неподалеку от Москвы, с небольшим яблоневым садиком, банькой, гаражиком, огородиком, мансардой и бильярдиком, я обещаю переодеться в папуаса (со всевозможными перьями, бусами и копьем) и бежать в таком виде от Большой Садовой улицы до Красной площади с криком: «Спартак — чемпион!». А потом, если меня не задержат, станцевать на Лобном месте ламбаду. Широко улыбаясь любопытным туристам. Но больше туристочкам. Если же я не выполню это мое обещание (ну, например, застесняюсь или забуду), то при свидетелях завещаю этот мой самый домик с садиком, банькой и бильярдиком голодным детям Сомали и Эфиопии.

Но, думаю, что не забуду. Хотя и домик в Кратово вряд ли куплю. За эти деньги (я подсчитал) можно взять девять однокомнатных квартир в Текстильщиках, сдать их (по двадцать тыщ каждую) и доживать свои остатки припеваючи, лежа на кушетке подобно негоцианту.

Жители поселка Кратово.
Фото: Павел КЛОКОВ

Короче, у меня на чистом воздухе закружилась голова. А дачный поселок Кратово в Подмосковье как раз славится своими вековыми соснами, под сенью которых свой особенный микроклимат. Здесь в свое время жили Михаил Зощенко, Сергей Эйзенштейн, Валентина Талызина, Булат Окуджава… Ну как жили. Бывали.

Как, помните, Лукьян Лебедев у Достоевского говорил про свою дачку? «И хорошо, и возвышенно, и зелено, и дешево, и бонтонно, и музыкально…»

Неспроста Владимир Шаинский львиную долю своих музыкальных произведений написал именно здесь — в Кратово. Обстановка обязывает. Душа из груди выпрыгивает. Сердце замирает.

Знаменитый поселок, в котором жил Шаинский, входит в городское поселение Кратово наряду с пятью деревнями и еще одним селом.
Фото: Павел КЛОКОВ

— Сейчас, конечно, той прошлой романтики уже нет, — признается местная жительница Валентина Ивановна (интеллигентная старушка с умным доверчивым лицом). — Построили дворцы. Огородили их трехметровым забором. И сверху колючую проволоку повязали. Как в тюрьме.

Я был уверен, что женщина преувеличивает. Набивает цену ушедшей молодости. Тем временам, когда вечерами дачники-кратовцы пивали на верандах чай с вареньем из крыжовника, заходили друг к другу в гости, читали вслух Берггольц и Асеева и вообще были открыты миру.

Но на деле все оказалось именно так. Особенно впечатляют таблички на кованых мрачных высоченных воротах: «Осторожно, злая собака! Заходите — и будет полдник», «Наш пес очень злобный, так что лучше не рисковать», «Дом находится под вооруженной охраной».

Это еще что! Там же, в поселке Кратово, есть таблички, на которых написано, что дача находится под вооруженной охраной.
Фото: Павел КЛОКОВ

— Собственники научены горьким опытом (своим или соседским, неважно), — пояснил мне местный электрик, не назвавший имени. — У многих же дачи долгое время пустуют. И раньше их часто взламывали. На самом деле, никаких злых собак в этих дворах нет. Вместо них — сигнализация. Ну и камеры, конечно. На столбах, на крыше, на деревьях. Везде.


Здесь будет город-сад

Когда-то эти дивные земли принадлежали Голицыным, чей княжеский род был самым многочисленным в России. И вот 120 лет назад один из потомков основал здесь будущий поселок. Мол, стройте дачки, господа. Чтобы было где тусоваться летом.

Господа строили. Тусовались. А еще спустя десять лет, в 1910-м, участок выкупил владелец Московско-Рязанской железной дороги Николай Карлович фон Мекк. И сказал, давайте из этого поселочка сделаем город-сад. На зависть америкам и европам.

А как раз накануне концепцию такого поселения разработал английский социолог-утопист Эбенизер Говард, который считал, что городские муравейники себя изжили (на всякий случай уточню, что население у столицы Великобритании к тому моменту составляло чуть больше шести миллионов человек). И что жить надо в одноэтажном городке, больше напоминающем деревню (с огромным сквером посередине, приусадебными участками, зеленью и все такое).

Всего час на электричке из Москвы — и вы в российской глубинке.
Фото: Павел КЛОКОВ

Именно эту идею, кстати, пытались воплотить сто лет назад строители поселка художников на Соколе. Сейчас это столичный памятник градостроительства. И проще купить космический корабль, чем жилье в этом райском местечке. Дело даже не в этих дворцах площадью с футбольное поле, а в том, что земля дорогая. Иной раз стоит на участке избушка на курьих ножках, а собственник просит семьдесят миллионов рублей.

…Стоп. Вернемся в Кратово. На одной из улочек я заметил мемориальную табличку, увенчанную серпом и молотом. Читаю:

«В этом доме проживал в летний период со своей семьей с 1935 по 1983 год первый заместитель министра финансов, член Госплана, ученый, экономист-статистик Дмитрий Семенович Бузин».

Домишко весьма скромный, кстати. Не чета нынешним хоромам, в которых есть отдельные комнаты для курения кальяна, хранения чемоданов, туфель, костюмов, глажки белья, чтения газет, просмотра фильмов и даже для игры в покер.

Местный житель. Точнее, жители. Голубь тоже считается.
Фото: Павел КЛОКОВ

Я долго бродил по этим зеленым улочкам, чьи названия как будто надерганы из далекого детства. Ведь почти в любом провинциальном городке были и есть улицы Мира, Маяковского, Речная, Рабочая (я на такой жил), Береговая, Заречная (эта и в непогоду дорога), Школьная… Какое-то расчудесное умиротворение чувствуешь. Некоторые домики хоть сейчас помещай на открытку. Видно, что хозяева ценят исторические корни. Не обкладывают деревянное зодчество кирпичом. И окна пластиковые не вставляют. Однако есть и те, кто относится к этому проще и давным-давно снес косую избенку, пропахшую древностью. А на ее месте хлопнул в ладоши со словами «тили-тили-тили-бом!». И построил новый дом.

В Кратово есть все удобства, кроме центральной канализации. А потому на столбах тут и там пестрят объявления: «Откачка канализаций, септиков, биотуалетов, пробивка засоров» и тому подобное. Наличие газа делает поселок совсем сказочным и еще более дорогим.


Что за дом притих? И хозяев нет

Думаю, самое время добавить немного мистицизма, чтобы окончательно доказать читателю, что я в сказку попал.

Иду я по Большой Московской улице. Сосновые шишки пинаю. Над баскетбольным щитом посмеиваюсь. Администрация прицепила на него плакат: «Здесь играть запрещено». В том смысле, что рядом проезжая часть, а потому опасно, но, по-моему, местных мальчишек такая мера не остановит (по себе сужу), и проще было бы убрать сам щит, тогда точно играть перестанут. И вдруг вижу дом. Голубенький. Бревенчатый. Двухэтажный. Дощатый покосившийся порог (еще, по-моему, царских времен). На нем, вероятно, сам Эйзенштейн покуривал. И дверь открыта. Ну, думаю, попрошу у хозяйки водички испить.

Проще было бы убрать щит, установленный рядом с проезжей частью, но местная администрация не ищет легких путей.
Фото: Павел КЛОКОВ

Внутри, как в довоенном кино. Деревянная гулкая лестница. Тюль на окошке (в цветочек). Поломанный трехколесный велосипед. Детская куртенка на гвоздике. И тишина.

Я начал спрашивать хозяев, но никто не откликнулся. Такие зловещие коридоры были, вероятно, и в зданиях ЧК сто лет назад.

Вернулся на улицу с облегчением. И все же странно, почему этот теремок не заперт. Живите, кто хотите, получается?

— Да обыкновенный барак, — усмехнулись местные мужики, меняющие колесо на старом «жигуленке». — Там несколько хозяев. Один не появлялся уже несколько лет.

Многие бараки сохранились в первоначальном виде, и люди до сих пор в них живут.
Фото: Павел КЛОКОВ

Таких построек я насчитал штук пять. В ближайшие годы жителей этих аварийных домов должны расселить. Специально для этого хотят построить две девятиэтажки. Однако те, кто живет вблизи со строительной площадкой, выступают против и требуют снизить этажность хотя бы до пяти. Протестные митинги вспыхивают периодически. Среди жителей, разделившихся на два лагеря, понять можно всех. Одни хотят переехать из развалин 1911 года в современное жилье. Другие не желают жить под чужими балконами — как на ладони.


Что посмотреть в Кратово

Московская детская железная дорога

Малая Московская детская железная дорога была открыта в 1937 году и работает по сей день.
Фото: Павел КЛОКОВ

Открыта в мае 1937 года. Фактически разделяет город Жуковский и поселок Кратово. Имеет две станции — Юность и Пионерская. Длина — почти пять км. Железнодорожному делу и по сей день обучают школьников от 11 до 17 лет. Курс обучения рассчитан на пять лет, практические занятия проводятся с мая по август. В 2005-м узкоколейку реконструировали, полностью заменив путь и подвижной состав. 

Церковь Державной иконы Божией Матери

Ее во время строительства города-сада сразу включили в план. И она должна была вмещать 500 прихожан. Но грянула Октябрьская революция, и все работы прекратили. К этому моменту успели отстроить цокольный и первый этажи. Сейчас в этих стенах находится церковная лавка. А новый храм построили (в новгородско-псковском стиле) лишь в 2002 году.

Мраморный мост

Здесь, возле мраморного моста, всегда полно свадебных компаний.
Фото: Павел КЛОКОВ

Стал символом поселка и даже запечатлен на его гербе (вместе с яблоневым венком, символизирующим город-сад). Во время строительства речку Хрипань запрудили, после чего образовалось живописнейшее озеро, окруженное вековыми соснами. Мост построили над плотиной по проекту Александра Таманяна. Ныне это излюбленное место для прогулок и фотосессий.


Цены на жилье

Без элитного жилья никак — уголок-то райский (и всего в 20 км от МКАД).
Фото: Павел КЛОКОВ

— Дома в поселке Кратово пользуются очень большим спросом, — сообщил «Комсомольской правде» директор по риэлторской деятельности столичного агентства недвижимости Роман Вихлянцев. — Это объясняется тем, что Москва близко и инфраструктура хорошая (попробуй найди соседнюю деревню с газом). Ну и плюс знаменитые сосны, придающие поселку особый шарм. И сам бренд «Кратово» с легендарными личностями, которые в тут жили. Да и сейчас здесь бывает много творческой интеллигенции. Богемы, как говорили раньше, или представителей шоу-бизнеса, как говорят сейчас. Жить здесь необязательно, а вот отдыхать — одно удовольствие.

— И сколько один домик стоит?

— По-разному, конечно. В среднем 70-75 миллионов рублей. Один участок — от 20 до 60 соток. Если площадь меньше, то будущие собственники часто выкупают сразу два или три участка, объединяют их, избушки сносят и строят уже один большой дом. Средняя площадь жилищ — от 400 до 1000 кв. м. Дома в соседних районах дешевле на 30-40-50%.

— Потому, что в них не жил Окуджава?

— Да, в том числе и поэтому. Но надо заметить, что сейчас наблюдается и обратный процесс. Многие обеспеченные люди, в том числе известные, продают кратовские дачи и переезжают в более элитные поселки. Там, где закрытая территория, охрана, всякие вип-услуги, знаменитые соседи и так далее.


Мнение историка

«Кратово — уходящая натура»

— Поселку Кратово не повезло в том смысле, что он находится далековато от Москвы и потому менее изучен, — говорит историк-москвовед Михаил Коробко. — Особенно, если сравнивать с тем же Переделкино, который в черте столицы находится (в составе Новомосковского административного округа с 1984 года. — Прим. авт). И в котором есть Дом отдыха писателей, музеи, экскурсоводы, резиденции… Там всегда можно найти нужные ниточки и разузнать информацию о том или ином доме. А в Кратово музея нет. У официальных властей чаще всего на это средств не находится. Нужен какой-то заинтересованный частник, спонсор. Человек, который занимался бы этим, должен жить рядом. В результате те, кто интересуется историей Кратово, его застройкой, знаменитыми жителями, ездят туда поздней осенью или весной, чтобы хотя бы домишки не были укрыты листвой. А то летом только труба и торчит. К тому же заборы сейчас ставят в два человеческих роста. Вот и получается, что старое, историческое Кратово — это уходящая натура.

В честь революционера

Поселок Кратово назвали в 1930 году в честь комиссара Московско-Рязанской железной дороги, революционера Ивана Крата. До этого момента он назывался Прозоровский — по фамилии одного из голицынских князей, владевших вотчиной.

Известные жители

Михаил Зощенко Валентина Талызина
Георгий Маленков Валерия Новодворская
Сергей Прокофьев Владимир Шаинский
Сергей Эйзенштейн Татьяна Устинова
Булат Окуджава

Как добраться

Электричка
С Казанского вокзала в Москве. Едет ровно час до станции Кратово. Стоимость билета — 120 руб.
Машина
Ехать по Новорязанскому шоссе, в поселке имени Тельмана повернуть в сторону города Раменское, Кратово находится между ним и Жуковским.


Другие знаменитые дачные поселки Подмосковья

  • Переделкино. Весь поселок — практически музей под открытым небом, неотделимый от таких имен, как Борис Пастернак, Корней Чуковский, Андрей Вознесенский, Василий Аксенов, Чингиз Айтматов и многих других.
  • Баковка. Застраивался в начале прошлого века, как и Кратово. Причем, генеральскими дачами. Одна из них числилась за Семеном Буденным, другая — за Анастасом Микояном. В наше время здесь любили отдыхать Геннадий Селезнев, Иосиф Кобзон и другие известные люди.
  • Валентиновка. В 12 км от МКАД. Поселок образован в начале 20 века. Среди звездных жителей — Константин Станиславский, Анна Ахматова, Марина Цветаева и другие.
  • Клязьма. Пожалуй, больше писательский поселок. Именно здесь на одной из дач бились над своими фельетонами Илья Ильф и Евгений Петров. Тут жили и работали Михаил Шолохов, Аркадий Гайдар, бывал у родственников Юрий Гагарин.
  • Малаховка. Многие помнят это названия благодаря советским фильмам: «Взрослые дети», «Следствие ведут знатоки», «Джентльмены удачи». В местном театре выступала сама Раневская и пел Шаляпин. Среди отдыхающих в разное время были замечены Горький, Гиляровский, Маяковский, Бунин и другие.


Читайте другие статьи автора:

Отзывы