2015-02-04T08:26:58+03:00
Комсомольская правда
425

Почему русские в Монголии превратились в «проклятых оккупантов»

«Зато у нас у всех мобильники!» - с гордостью говорят защитники капитализма и демократии по-монгольски. На фото - девушки в монгольских национальных костюмах.«Зато у нас у всех мобильники!» - с гордостью говорят защитники капитализма и демократии по-монгольски. На фото - девушки в монгольских национальных костюмах.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Спецкор «КП» Дарья Асламова побывала в Монголии, где с удивлением узнала: новая местная элита пытается представить спасение своей страны бывшим Советским Союзом от китайской колонизации, эпидемий и безграмотности как «советскую оккупацию» [Часть 1]

СКАЗКА О СОКРОВИЩАХ

- Звезда Монголии взойдет над Китаем. Когда-то Золотая Орда владела половиной мира и Россией. Мы, монголы, еще покажем всем, на что мы способны. - Глаза моего собеседника, монгольского националиста Очирбата, горят почти фанатическим блеском. (Хотя причина может быть и вполне прозаической - несколько выпитых кружек пива.)

Очирбат (имя по его просьбе изменено) - человек непростой, из знаменитой артистической семьи. Образование, как и почти вся политическая и военная монгольская элита, получил в СССР. Говорит на прекрасном, даже изысканном русском языке, который и в Москве-то нечасто услышишь. Очирбат - зрелый человек и совсем не похож на тех безумных монгольских парней, что отлавливают местных девчонок, переспавших с китайцами, и бреют им головы наголо в знак позора или пишут на заборах надписи «Людей убивать нельзя, а китайцев нужно». Однако то, что говорит мой благовоспитанный собеседник, не менее чудовищно:

Дарья Асламова. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дарья Асламова.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Фашизм - это прекрасное закономерное явление природы, такое же, как вулкан, землетрясение или наводнение. Он зачищает переизбыток населения и вообще убирает лишних людей. Нужно смотреть на фашизм с практической точки зрения, а не опираясь на фальшивые нормы морали.

- Да в уме ли ты? - пытаюсь я образумить Очирбата. - Оставим мораль в стороне, но включим логику. Какая звезда Монголии над Китаем? Как можно сравнивать мышь со слоном - Монголию, страну с населением 2,7 миллиона человек, полным отсутствием инфраструктуры и бескрайними, практически незаселенными землями, и Китай, богатейшую страну мира с полуторамиллиардным человеческим ресурсом?

А в ответ я слышу песню о несметных и почти нетронутых монгольских сокровищах ценой почти в два триллиона долларов - о запасах урана, одних из крупнейших в мире (около 1,4 млн. тонн в год), о величайшем золотомедном месторождении Оюу-Толгой («Бирюзовый холм»), о серебре, нефти и железной руде, о знаменитом Таван-Толгое, крупнейшем из неосвоенных угольных месторождений в мире с запасами угля 6 млрд. тонн. Самое удивительное, что эта сказка о сокровищах, будоражащая воображение монголов, - истинная правда. Мечтательные, с богатой фантазией и хмельной кровью, присущей кочевникам, «новые монголы» уже видят себя будущими королями мира.

Когда-то символы советско-монгольской дружбы были в столице Монголии Улан-Баторе на каждом шагу. На фото - первый социалистический монгольский лидер Сухэ-Батор жмет руку Владимиру Ленину. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Когда-то символы советско-монгольской дружбы были в столице Монголии Улан-Баторе на каждом шагу. На фото - первый социалистический монгольский лидер Сухэ-Батор жмет руку Владимиру Ленину.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«НОВЫЕ МОНГОЛЫ»

В Улан-Батор я прилетела, крайне заинтригованная сообщениями в российской прессе о «монгольском экономическом чуде». Доктор экономических наук депутат Госдумы Валерий Зубов заявил, что резкий рост экономики Монголии до 30% ВВП в год (на самом деле 17%, а с учетом инфляции 12% и только в 2011 году) несет серьезную угрозу южносибирским регионам России. Зубов также восторгался тем, что Монголия фактически превратилась в новый Кувейт, в котором правительство охотно и радостно делится с населением доходами с угольных и медных месторождений. А до этих сенсационных заявлений многие видные российские экономисты восторгались успехом нового азиатского тигра, достигнутым благодаря не пресловутой «стабильности», а истинной демократии.

Улан-Батор я уже представляла себе новым Дубаем. И сказать, что город шокировал меня, - это ничего не сказать. Столица Монголии - безобразный загаженный город, выстроенный без логики, стремления к красоте или удобству. Единственная приличная улица - старый советский проспект Мира с несколькими новенькими блестящими отелями и бизнес-центрами. Дорог даже в столице нет В ПРИНЦИПЕ! Да и зачем кочевнику дорога? Ему нужно направление! По разбитым вдрызг колеям передвигаются сто тысяч новых и подержанных джипов, водители которых беспрерывно давят на клаксон и осыпают проклятиями чудом уцелевших прохожих, выпорхнувших из-под колес, а также водителей-конкурентов, которые все время норовят друг друга подрезать. Правил дорожного движения не существует ВООБЩЕ. Для монгола машина - это умный конь, который сам знает, куда надо ехать, поэтому аварии здесь случаются каждые пять минут. После чего владельцы пострадавших авто выскакивают на дорогу и начинают мутузить друг друга. Я своими глазами видела, как молоденькая дорого одетая монголка яростно пинала острым каблуком въехавший в ее авто блестящий «Ленд Крузер», водитель которого метко плевал ей на туфельку. (По сравнению с монголами московские водители - это воспитанные ангелы, которым обеспечено место в раю.)

Город часами, сутками стоит в одной мертвой пробке. Улан-Батор переживает чудовищную экологическую катастрофу и в буквальном смысле задыхается от нехватки кислорода. Виной тому местное законодательство, разрешающее каждому жителю ставить юрту на любом свободном месте (иногда прямо на дороге) и огораживать ее забором. Распространен самозахват земель и абсолютно неконтролируемая жилищная застройка. Старая советская инфраструктура, рассчитанная когда-то на 700 тысяч человек, не в состоянии обеспечить сносную жизнь полуторамиллионному населению, треть которого проживает в жутких юрточных поселках на окраинах города - без воды, электричества, канализации. В суровые монгольские зимы беднота топит печки чем придется - дешевым углем, мусором, а иногда и автопокрышками, отчего над городом встает серая дымовая завеса, да такая, что даже самолеты не всегда могут приземлиться. Улан-Батор лежит в котловине, окруженный со всех сторон горами, не пропускающими спасительные ветры. Остановить дикое заселение города невозможно, поскольку это противоречит «демократии», избиратели просто загрызут.

«Новые монголы» - это неотесанные, нахрапистые, плохо воспитанные люди с острыми локтями, готовые все смести на своем пути. Ужасно напоминают новых русских в начале девяностых, только без красных пиджаков. Самая популярная фраза (часто по-русски) в ответ на жалобу иностранца - «Ты здесь не у себя дома!». Люди постоянно толкаются, наступают друг другу на ноги, смачно плюются, мочатся иногда прямо на улице. Старые «советские» монголы называют «новых» потерянным поколением. Тех, чье детство пришлось на постсоциалистический период, в буквальном смысле не затронуло ни воспитание, ни образование. Из Монголии уехали советские врачи и учителя. Русский язык, через который монголы получали доступ к мировой культуре, ушел из школ, а английский в ту пору еще не пришел. На целое десятилетие Монголия была предоставлена самой себе. Россия, переживающая собственную драму - распад СССР, вообще не интересовалась соседом. Китай сосредотачивался на внутреннем росте. Словом, на Монголию все махнули рукой. Кроме западников, которые создавали на заброшенной территории «рассадники демократии» в виде НПО (неправительственных организаций), выдавали талантливым студентам гранты на обучение и пачками отправляли на «переподготовку» в США местных журналистов, которые должны были объяснить простым монголам, что Китай - их извечный враг, а русские - проклятые оккупанты. А значит, монголам нужен великий «третий сосед» в лице Запада. В начале 2000-х Монголия пережила настоящий медийный бум. Сейчас на 2,7 миллиона жителей приходится свыше 400 «независимых» СМИ, каждое из которых обслуживает определенные бизнес-интересы. А когда Хиллари Клинтон назвала Монголию «светочем демократии», монголы воспряли духом.

«ДАРЫ РОДИНЫ»

Демократия эпохи первоначального накопления сырьевого капитала со всеми ее недостатками - политической чехардой, расцветом коррупции и воровства, нерешительностью и болтовней, громкими заявлениями и популизмом - сразу пришлась монголам по вкусу. Нация с предельно развитым собственническим инстинктом (а чего вы хотите от кочевников?) опьянела от воздуха свободы: только права и никаких обязанностей.

- Вы говорите, у нас избыток демократии? У нас в крови дух свободы, - говорит популярный телеведущий, журналист и экономист Д. Жаргалсайхан. - Мы кочевники, а кочевники - это люди, зависящие сами от себя. Они живут далеко друг от друга. Поэтому каждое решение, которое они принимают, может быть самым плохим и самым хорошим решением в их жизни. Здесь очень силен индивидуализм.

В середине 2000-х решение о будущем Монголии витало в воздухе: надо просто пустить в страну глупых иностранцев, которые вложат свои деньги в разработку богатейших месторождений, наймут на работу ненавистных монголам китайцев, готовых работать за чашку риса в день, и будут вечно платить дивиденды гордым кочевникам. Иностранцев пустили - да так, что за лицензиями на разработку те же китайцы (по слухам) ходили в кабинеты чиновников с чемоданами денег. Страну, переживавшую «романтичное» время в духе Ельцина, продавали быстро и по кусочкам. В конце 2000-х все политические партии обещали избирателям откат под названием «Дары родины» - демократический распил денег от инвесторов. Это была чистая маниловщина, синдром предвыборной лихорадки. Фактически подкуп избирателей. Монголии удалось получить авансом от Китая за поставки угля с месторождения Таван-Толгой 350 миллионов долларов. Часть денег распилили следующим образом: каждому монголу полагалось выплатить 21 тысячу тугриков (500 рублей) в месяц в течение трех лет (!). Значит, семья из пяти человек могла хоть впроголодь, но выжить. По всей стране выстроились очереди за деньгами.

- Это было политическое решение, и никто не слушал советов экономистов, которые предупреждали: деньги превратятся в бумагу! - говорит декан экономического факультета госуниверситета Ц. Даваадорж. - Денег раздали на 500 миллиардов тугриков. Немедленно на 17% в год подскочила инфляция, а цены на мясо взлетели до небес.

- Деньги, которые нужно было раздавать адресно, нищим слоям населения, раздали абсолютно всем, включая миллионеров, - говорит политик от Монгольской народной партии Д. Цоктбаатар. - Даже при социализме таким разгильдяйством не занимались.

Китайский аванс просто профукали, и у страны даже не осталось денег, чтобы оплатить вывоз угля в Китай. Себестоимость добычи угля - 61 доллар за тонну, а китайцы, любители демпинга, готовы платить только 50. Месторождение Таван-Толгой, которое фактически сидело на деньгах, оказалось на грани банкротства и теперь вынуждено работать себе в убыток.

КАПИТАЛИЗМ ПО-ВОЛЧЬИ

Но монголов осенила следующая светлая мысль - выбросить на мировой финансовый рынок государственные облигации, так называемые чингис-бонды, на сумму полтора миллиарда долларов, а в будущем - до пяти миллиардов, чтобы заткнуть дырки в бюджете. Гарантией служат все полезные ископаемые Монголии. Иностранные банки скупили облигации в один момент. (Мне это до боли напоминает ситуацию с Грецией и «залоговые аукционы» конца ельцинской эпохи.)

- Я очень боюсь этих чингис-бондов, - говорит Д. Жаргалсайхан. - Когда нам придется платить проценты по этим облигациям, все чиновники, выпустившие бонды, будут уже далеко, за границей, на своих виллах. Мы их просто не найдем. А страна будет расплачиваться своими ресурсами.

Монгольские СМИ всячески пропагандируют миф о «реальном» жестком капитализме, когда человек человеку волк и проблемы ближнего - это не твои проблемы.

- У нас каждый сам за себя, - с гордостью говорит ресторатор Джаргал. - Вы там, в России, просто богатеете, а мы, в Монголии, развиваемся. У вас бандиты бизнес крышуют, а у нас торжество закона и порядка.

- А в чем заключается ваше развитие? - любопытствую я.

- Ну мы на третьем месте в мире по пользованию интернетом. У всех есть мобильные телефоны. И у нас миллионеров больше на душу населения, чем в России. Мы вовремя поняли, что государство - это форма насилия. Вы что думаете, каждый богатый человек должен содержать бедных? Не должен! На себя нужно надеяться!

- А что делать с нищими, сирыми, убогими? - спрашиваю я.

- Ну не знаю, какие-нибудь законы разработать. Главное, чтобы люди поняли: им никто не поможет.

ИЗДЕРЖКИ ДЕМОКРАТИИ

- Государство - это система, которая мешает людям жить нормально, - утверждает Д. Жаргалсайхан. - Государство существует ради самого себя. Оно порочно по своей сути. Оно не создает ценностей, а просто распределяет их. Все функции государства можно смело передать частным компаниям. Даже тюрьмы.

- Я вам напомню, что произошло в некоторых штатах США, когда тюрьмы стали частными, - говорю я. - Частные тюремщики стали платить взятки прокурорам за то, чтобы те назначали длительные сроки заключения подсудимым. Потому что за содержание каждого зека государство платит тюрьмам деньги.

- Это частности, - отмахивается Д. Жаргалсайхан. - Издержки демократии. В целом идея частных тюрем и приватизации любых административных функций совсем неплоха. Людям нужно как можно меньше государства, которое по своей сути коррумпировано, его бюрократы распоряжаются НАШИМИ деньгами как собственными!

- Ваше мнение - это типичное мнение кочевника, привыкшего полагаться только на себя, - возражаю я. - Но в защиту государства хочу лишь сказать, что хуже государственной коррупции может быть лишь власть монополий. И она будет куда более жестокой и беспощадной, без оглядки и претензии на социальную политику. Так что будьте осторожны в ваших играх с уничтожением государства.

- Нет! - стоит на своем мой собеседник. - Мое мнение: если хочешь помочь стране, сними с государства заботу о себе.

- Так легко говорить богатеям, - возмущается знаменитый оперный певец Хайдав. - Тем, кто родину продает. Да и кто поверит в такую сказку, что за десять лет можно стать миллионером? Сейчас господствует идеология долларов и юаней. Мы дошли до того, что бедные монголы не едят мяса! В стране на 2,7 миллиона населения приходится 40 миллионов голов скота, а у людей нет денег на мясо. Я помню время, когда баран стоил доллар, а сейчас цена на курдюк в праздник поднимается до 500 долларов!

- Никогда такого не было в истории Монголии, чтобы трети населения нечего было есть и негде жить, - с горечью говорит член Великого государственного хурала (парламента) Н. Батцэрэг. - Да, монголы прежде были бедными, но сытыми! А сейчас 30 процентов населения живет за чертой бедности, в лачугах. И 18% вообще не имеют никаких доходов. Мясо для нас - это жизнь. И какой монгол без мяса?

Продолжение следует

Читайте так же:

Почему русские в Монголии превратились в «проклятых оккупантов» Часть 2

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
425
 

Читайте также

Новости 24