Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru

Сергей Степашин: Если бы не российские миротворцы - в Карабахе могла бы быть большая кровь

Экс-премьер в беседе с обозревателем KP.RU Александром Гамовым оценил роль России в достижении перемирия между Арменией и Азербайджаном
Сергей Степашин

Сергей Степашин

Фото: Иван МАКЕЕВ

Сергей Степашин в прошлом - глава МВД и хорошо знаком с историей и причинами конфликта, имеющего давние корни. Еще во времена СССР, а именно в 1988-м - 1989 годах Сергей Вадимович бывал там по долгу службы.

- В Баку я был комендантом района, - пояснил Степашин. - А в Карабахе состоял в штате Аркадия Вольского. Служил во внутренних войсках, в звании - подполковник.

Аркадий Вольский в 1988-м - 1990 гг. возглавлял «Комитет особого управления Нагорного Карабаха», куда, помимо восьми постоянных членов, входили также еще четверо русских, двое армян и один азербайджанец. Местные партийные органы были распущены, а политические митинги и собрания запрещены.

- А у вас, Сергей Вадимович, тогда какая должность была?

- В то время был преподавателем Ленинградского высшего политического училища МВД Советского Союза.

Тогда в Карабахе не велось таких боевых действий, как сейчас, конечно, но все равно было уже опасно. И надо отдать должное Аркадию Ивановичу Вольскому и всем нашим офицерам - военнослужащим и внутренних войск, и Советской армии, которым тогда удалось предотвратить серьезное кровопролитие. Хотя, понятно было уже, что дружба народов трещала по швам.

- То есть, в Карабахе вы вместе с Вольским представляли Советский Союз?

- Да. Можно и так сказать.

Я, правда, в небольшом качестве, а он тогда уже был членом ЦК партии и одним из самых авторитетных политиков. Многие забыли его, а это был выдающийся человек.

- Но аналогии у тех событий с сегодняшними все-таки есть?

- Мне, действительно, в какой-то степени нынешняя ситуация напоминает события 32-х-летней давности. Но лишь отчасти, потому что нынче больше месяца там идет настоящая война с применением всех видов оружия.

Погибли несколько тысяч человек, в том числе и наш вертолет сбили.

Думаю, что Россия для многих - я уж не говорю о наших некоторых политологах, а тем более - о западных, совершенно неожиданно сыграла выдающуюся роль в разрешении конфликта, в остановке кровопролития.

Для меня это совершенно очевидно. Если бы не прямое вмешательство России, в первую очередь – президента Владимира Путина, поскольку он принимал политическое решение, - то могла бы быть еще большая кровь.

- Чего именно, каких возможных негативных последствий удалось избежать?

- Можете себе представить - Шушу взяли. Это небольшой город, очень красивое место, Швейцарию напоминает.

Так вот, если бы азербайджанские войска предприняли штурм города Степанакерта, то, конечно, потери были бы страшные, в том числе среди мирного населения.

Это, наверное, как штурм Грозного. Хотя Грозный, конечно, намного больше. И то, что удалось посадить за стол переговоров воюющие стороны, очень серьезный, мудрый шаг. Кто бы что ни говорил по этому поводу.

- Судя по всему, Запад в целом все-таки позитивно оценивает шаг России.

- Естественно. А как можно еще расценивать, если остановили войну, прекратили кровопролитие?

И Организация Объединенных Наций нас поддержала очень серьезно сегодня. Вот так я сейчас оценил бы эти события. Ну, а как оценивают их Армения и Азербайджан, - это они сами решают.

- Прозвучали заявления президента Азербайджана Алиева, что возможно участие турецких миротворцев. Как вы к этому отнеситесь?

- А зачем они, турки, там нужны? Пускай у себя в Турции порядок наводят.

- Ваш прогноз: как дальше будет складываться ситуация?

- Конечно, Баку добился очень многого - с точки зрения возвращения своей территории. Самое главное, теперь - есть коридор на Нахичевань. Это родина Гейдара Алиева (отца нынешнего президента Азербайджана, первого президента Азербайджана. – А.Г.). Я думаю, что в течение пяти лет, пока там будут находиться наши войска...

- Это минимум.

- Да, и я беру вот эти пять прописанных в соглашении лет, дальше заглядывать трудно. Так вот, я надеюсь, что в течение этих пяти лет удастся не допустить больше боевого соприкосновения.

Я понимаю, что это очень тяжелый процесс. Особенно - возвращение к нормальной жизни. Но есть пример Грозного. Полностью был разрушен, а сейчас - красивейший город на самом деле.

Мне очень хотелось бы, чтобы те люди, которые жили в своих домах: и армяне, и азербайджанцы,- так и жили бы там. Потому что - там могилы их предков, там их корни, там их земля. Вот из этого надо исходить.

То есть предстоит очень серьезная, кропотливая, тяжелая многолетняя работа.

- В 1989-м - 1990 годах наши части внутренних войск тоже по факту были миротворцами. Правильно я понимаю? Что пожелаете нынешним ребятам?

- Первое и главное: чтобы не было потерь.

И второе, я думаю, для ребят, которых туда послали, очень важно знать историю, традиции, обычаи тех народов, на территорию которых они пришли. И очень тонко относиться к этим вопросам. Уверен - наши миротворцы и в этом плане тоже хорошо «вооружены».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Российские миротворцы в Нагорном Карабахе: кто они, откуда и чем вооружены

Военный обозреватель kp.ru Виктор Баранец выяснил, каким будет российский военный контингент в Закавказье (подробности)