Политика

Маргарита Симоньян — Тине Канделаки: «Мы ведем войну. Наши почта и телеграф захвачены уже давно»

На радио «Комсомольская правда» две главные медиа-брюнетки России обсудили мужчин — от Зеленского и Лукашенко до Фургала и Навального. Ну, и про гибридную войну с прививками от коронавируса тоже поговорили
Маргарита Симоньян и Тина Канделаки в студии Радио "Комсомольская правда". Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН, Иван МАКЕЕВ

Маргарита Симоньян и Тина Канделаки в студии Радио "Комсомольская правда". Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН, Иван МАКЕЕВ

«ТАКОГО БАРДАКА И ХАОСА В ИНФОРМПРОСТРАНСТВЕ НЕТ НИ В ОДНОЙ СТРАНЕ»

Тина Канделаки (Т.К.):

- Я думаю, что уже никто не отрицает тот факт, что весь цивилизованный мир погрузился в гибридную войну. Постоянные информационные атаки, силовые провокации чужими руками, разрушение государственности за счет создания, спонсирования вооружений, искусственных оппозиционных движений. Не кажется ли тебе, что мир катится к полномасштабной войне, где все против всех?

Маргарита Симоньян (МС):

- Мир не катится к войне, а находится в ней. Новая война, может быть, не ощущается по-настоящему войной, потому что она идет по иным правилам, нежели предыдущие войны. Она другая, она принесла ее зачинщикам победы во множестве стран уже, и давно. Победами можно назвать ситуации от Косово до Армении. Я не могу порадовать слушателей сообщением о том, что мы в этой войне выигрываем. Мы в этой войне проигрываем.

ТК: Ты говоришь про протесты из-за социальной несправедливости?

МС: Нет, я говорю о более фундаментальных вещах. Протест это же частное проявление. Протест это одна из маленьких битв. А я говорю о подготовленности к такой войне. Вот мы сейчас с тобой сидим и общаемся по «зуму». Это же известная истина, для того чтобы победить в войне, первым делом нужно захватывать почту и телеграф. Наши условные почта и телеграф захвачены давным-давно. Мы не имеем ни малейшего представления о безопасности своего информационного пространства. Мы не имеем ни малейшей возможности обезопасить свое информационное пространство. Люди, которые у нас занимаются этими вопросами, либо в этом не понимают вообще, либо искренне считают, что все отлично, и не надо нам, как в Китае. Такого бардака, как у нас, нигде нет. Именно бардака. Это мы – страна, которая привыкла к тому, что у нас здесь порядок, у нас здесь строго, во всем так называемом западном мире нас именуют диктатурой, и нам самим иногда кажется, что у нас строже, чем у них. Я тебе просто сертифицированно заявляю, такого хаоса, бардака и анархии в информационной сфере, как есть у нас, нет в мире нигде. И это нас шарахнет так, что мама, не горюй.

Т. К.: Ты следишь за пикировкой Михалкова и Грефа? Одной из тем в этом споре является то, что Никита Сергеевич говорит другими словами, но приблизительно о том, о чем ты говоришь. Информационно мы всё сдали, начиная от программного обеспечения, заканчивая гаджетами, у нас все импортное. И, например, одним из самых больших спонсоров, который сегодня с удовольствием готов финансировать очень многие наши проекты, является, знаешь кто? Huawei.

МС: Я с огромным уважением отношусь к обоим действующим лицам, но позволь мне не комментировать, потому что я совершенно не в курсе. Я буду говорить от себя. Мы в этом прозевали, профукали абсолютно всё. У нас, даже если бы было принято решение сейчас заразиться от вредоносного влияния каких-то злоумышленников, которые хотели бы внедрить какую-то вредоносную историю в головы нашим людям, мы этого технически не можем сделать. Мы, страна с ядерным оружием, страна с «Посейдонами», с невероятными совершенно достижениями, о которых, если помнишь, несколько лет назад наш президент говорил во время Послания, эти картинки облетели весь мир, они там были в бешенстве, и продолжают быть в бешенстве. Мы, страна, сделавшая всё это, абсолютно профукали свою собственную информационную безопасность. Потому что, когда этим надо было заниматься, у нас у власти были люди, которые всё это с удовольствием и радостно просто сдавали. А когда к власти пришли люди, которые видят мир по-другому, видят мир действительно таким, какой он есть, а не через розовые очки, было уже поздно. И это меня ввергает в грусть-тоску, потому что мы будем потом с невероятным напряжением усилий, невероятными потерями с точки зрения и качества привычной жизни, и прочего мы все равно будем… Ну, или мы просто проиграем (этот шанс тоже есть), или мы будем в таком режиме военного времени всё это наверстывать.

Никита Михалков.

Никита Михалков.

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

«ТУТ Я СОГЛАСНА С ЗЕЛЕНСКИМ»

ТК: На днях стало известно о прорыве в работе минской контактной группе, с 27 июля на Донбассе установилось фактически бессрочное перемирие. При этом мы помним, что ситуация как минимум стагнировала последние 2 года. Не считаешь ли ты это прорывом, что Зеленский наконец-то нашел пространство для маневра и хотя бы отчасти начал проводить независимую политику?

МС: Еще рано оценивать. Пока можно с очень большой натяжкой, очень большой осторожностью… Знаешь, как в школе говорили: ставлю тебе 4 с большим минусом или 3 с большим плюсом. Вот с очень-очень большой натяжкой и осторожностью можно сказать только о том, что, вероятно, Зеленский чуточку лучше, чем Порошенко. Это все, что пока можно сказать.

ТК: Ты сама работала корреспондентом на теракте в Беслане. А что ты думаешь по поводу захвата заложников в украинском Луцке? Правильно ли поступил Зеленский, когда вступил в переговоры с террористом?

МС: Знаешь, тут я сразу отмету аргументы о том, что это унизительно для президента, что этого нельзя было делать. Тут я согласна с Зеленским, что не это должно быть аргументом. Аргументом должна быть вероятность спасения жизней. То, что он каким-то образом принизил свое высокочтимое президентское достоинство и прочие сантименты этого толка… Эмоции здесь не должны быть факторами, влияющими на принятие решений.

Но есть другой фактор. Выбор не между тем, пойти навстречу террористу (и таким образом спасти жизни, но при этом унизиться и опозориться), а выбор между следующими возможными проблемами. Да, сейчас мы пойдем навстречу террористу, запишем ролик, он отпустит людей, мы спасем жизни. Но это может стать прецедентом и примером для других, которые, увидев, что государство реагирует вот так ласково, могут возбудиться, решить, что им теперь тоже можно. В общем, время покажет.

«НАДО ПОСМОТРЕТЬ НА ЗДОРОВЬЕ ЛУКАШЕНКО»

ТК: Президентские выборы в Белоруссии, и похожие, и непохожие на все предыдущие. Ну, конкуренты Лукашенко привычно сели по СИЗО перед выборами, но при этом сложился единый женский фронт. Как ты смотришь на возможность протестного голосования в Белоруссии? Есть ли шанс на победу у Светланы Тихановской? Ты ей симпатизируешь?

МС: Я с ней незнакома. Мне не кажется, что в Белоруссии в ближайшее время Батька может как-то так кардинально все выпустить из своих рук. Понятно, что бурление там будет продолжаться, и будет продолжаться долго. Еще и на здоровье Александра Григорьевича надо посмотреть. Но пока не маячат у меня перед глазами призраки каких-то глубочайших перемен в Белоруссии в ближайшее время.

Кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская. Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская. Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

ТК: Давай тогда перейдем к тому, что сейчас происходит между армянской и азербайджанской диаспорами...

МС: Ну, этот конфликт никогда и не затухал, чтобы сказать, что он разгорелся. Он продолжается уже не одно десятилетие и будет продолжаться еще очень долго. Что касается поведения некоторых представителей диаспор в Москве, то, конечно, я здесь на стороне России. Это единственная сторона, на которой я вообще могу быть. А правда стороны России заключается в том, что все это нужно немедленно прекратить и оставить свои разборки за пределами границ РФ. Вот это точно должно быть сделано немедленно. И я приветствую жесткую позицию российских правоохранительных органов по отношению ко всем нарушителям порядка, чьи выходки продиктованы эмоциями на почве межнациональной розни. Это межнациональная рознь, не имеющая к России никакого отношения, это совершенно за пределами России конфликт, мы больше не одна страна ни с Азербайджаном, ни с Арменией. Эти государства сами выбрали свой независимый путь, и этот независимый путь и независимые разбирательства нужно продолжать также независимо от России и от российского вмешательства в эти процессы. И уж тем более пытаться вмешать Россию в Москве, в столице нашей родины, при помощи каких-то таких ярких хулиганских выходок. Немедленно прекратить.

ТК: Самая резонансная новость во внутренней политике сегодня, конечно, связана с Хабаровским краем. Как ты думаешь, сможет ли Михаил Дегтярев справиться с давлением? Дашь прогноз?

МС: Нет, не дам. Здесь вот в Сочи, где я сейчас нахожусь, очень моден институт гадалок и бабок. Они с удовольствием прокомментируют все, что угодно. От того, когда твоя соседка выйдет замуж, до того, что получится у Дегтярева. Но я не сомневаюсь, что люди в Хабаровске так же, как и люди не в Хабаровске, в массе своей люди вменяемые, хорошие, умные и замечательные.

ТК: Скажи, пожалуйста, как ты считаешь, ликвидация ФБК – это начало конца Навального? Или просто отвлекающий маневр, чтобы заработать еще больше денег на своей пастве?

М.С: Я не знаю, чего там придумал Навальный. Мне не кажется, что он собирается как-то останавливаться в своей деятельности. Если его остановят – хорошо. Если не остановят, ну, вот будем наблюдать то, что мы наблюдаем все последние годы. То, как устроено информационное общество сегодня, серьезность или несерьезность политической фигуры – это очень сиюминутная категория. Это может меняться в течение дня, недели. Вот ты считала, например, по состоянию на месяц назад Фургала серьезной политической фигурой?

«ОТЧАЯННЫЕ ЛЮДИ УЖЕ ПОСТАВИЛИ СЕБЕ ПРИВИВКУ ОТ КОРОНАВИРУСА»

ТК: Bloomberg написал про то, что у российской элиты есть чудодейственная вакцина от коронавируса. Как думаешь, откуда растут ноги у этой утки?

МС: Во-первых, вакцина есть. И об этом широко известно. Всем известно, что наша вакцина уже прошла первые испытания, уже вторая группа добровольцев выписана из больницы из-под такого постоянного наблюдения. Это же факт. И это происходит уже довольно давно. Я знаю, что, действительно, есть некоторые отчаянные люди, которые не входили в группу добровольцев, но испробовали эту вакцину на себе. А другие люди смотрят на это с огромным скептицизмом. Это все-таки такой аттракцион спорной смелости. Потому что, с одной стороны, да, возможно, люди обезопасили себя. С другой стороны, это все-таки вакцина, которая еще не одобрена и находится в стадии клинических испытаний. Это значит, что неизвестны ее побочки, неизвестны ее действия в долгосрочной перспективе. И колоть себе что-то, что не получило еще одобрения медицинских организаций и не введено в широкий доступ, это, в общем, смело.

Конечно, когда эта вакцина будет одобрена, и мы все получим карт-бланш на то, чтобы ею пользоваться, я буду настаивать, чтобы наша семья, как и остальные граждане России, которые захотят это сделать, провакцинировалась. Я это буду все равно делать с опаской. Потому что свежая вакцина, свежая прививка, даже когда она уже прошла первые клинические испытания, мы не знаем, чем она может обернуться через год, два, три года. Ну, здесь нужно взвешивать риски, как и вообще всегда с прививками.

У меня первые двое детей родились тяжело. Там были определенные осложнения. Не хочу вдаваться. Поэтому прививки я им делала позже, когда уже по здоровью это было возможно. И догоняю, в общем-то, этот календарь прививок со старшими детьми до сих пор. Младшая наша дочь Маро родилась хотя и недоношенной, раньше срока, но без таких проблем. Поэтому она у нас шла до, собственно, карантина она шла по обычному календарю прививок, как положено у нас в стране. Сейчас вот мы от него отстали, собственно, из-за карантина, но будем наверстывать.