Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Политика27 марта 2002 22:00

Константин Пуликовский: 24 дня с Ким Чен Иром

Отрывки из готовящихся к печати воспоминаний дальневосточного полпреда президента, который летом 2001 года сопровождал северокорейского лидера по России

НАЧАЛО ПУТИ На пограничной станции Хасан для сопровождения корейской делегации были подготовлены семь вагонов. Прилетев из Владивостока, мы разместились в них. Новоселье радости не доставило - жара, высокая влажность, мошкара донимали всю ночь. А утром пришел поезд с того берега реки Туманган. Дверь штабного вагона открылась, Ким Чен Ир появился в проеме, взмахнул приветственно рукой, поклонился, улыбнулся и сошел на платформу. Я протянул ему руку, Ким Чен Ир ответил крепким пожатием, и я подумал, что он физически сильный человек. Плотный, коренастый мужчина. Чуть-чуть полноватый, но, пожалуй, не полнее меня. Мы с ним по своей комплекции выглядели примерно одинаково, соизмеримо с ростом, конечно. У меня рост 180 сантиметров, Ким Чен Ир несколько ниже. Когда мы здоровались, я заметил, что у него большие руки. Ким Чен Ир сразу же предложил встречаться каждый день - в обед или за ужином. 15 корейских и семь наших вагонов сформировали в состав. И мы покатили по России, беседуя по три - четыре часа ежедневно. В начале пути Ким Чен Ир не проявлял особых эмоций и, как мне казалось, чувствовал себя напряженно. «БРОНЕПОЕЗД» - ПОДАРОК СТАЛИНА Журналисты писали, что поезд Ким Чен Ира построен в Японии. Это ошибка. Вагон, в котором мы регулярно встречались, когда-то подарил Ким Ир Сену генералиссимус Сталин. Вполне вероятно, в дальнейшем вагоны модернизировались в Японии, но их происхождение - советское. Перед литерным составом, в семи минутах от него, бежал так называемый «разгонный» локомотив. Семи минут должно было хватить нам для экстренной остановки, если с «разгонного» сообщат о неожиданном препятствии. Забегая вперед, скажу, что такое произошло лишь однажды: на рельсах оказался небольшой бетонный столбик. Кто-то подбросил его после прохода «разгонного» локомотива. Это было по дороге из Санкт-Петербурга в Москву. К счастью, препятствие успели заметить машинисты встречного поезда. Они сообщили о бетонном столбике на ближайшую станцию, информацию немедленно передали нам. Мы успели затормозить, устранили препятствие и поехали дальше. Кстати, еще один локомотив постоянно следовал за нами. В его задачу входила охрана литерного поезда на тот случай, если бы нас догнал какой-либо поезд. Практически это исключалось, но теоретически все могло быть. Несмотря на усиленные меры безопасности, у нас все же разбили два стекла. Но не в корейских вагонах, а в российских. Думаю, это сделали деревенские проказники-мальчишки, «обстреливающие» камнями проходящие по Транссибу поезда. Стекла нам выбили под Уссурийском и под Москвой. Бросок еще одного маленького лихача был неточен - камень ударился о металлическую обшивку вагона. «Корейская» часть состава включала апартаменты Ким Чен Ира, вагон для переговоров, вагон-ресторан, вагон для автомобилей, в котором стояли два бронированных «Мерседеса» (их только один раз выкатили на улицу в Москве, в кортеже они пробежали по столице без пассажиров; Ким Чен Ир ездил на одной из машин Владимира Путина). В остальных вагонах размещалась обслуга. Обращала на себя внимание очаровательная молодая женщина - советник Ким Чен Ира. Она присутствовала при всех наших встречах. В отличие от наших стандартных вагонов, разделенных на девять купе, в корейских было по пять одноместных. Поэтому жили гости куда уютнее, чем мы. Душ в нашем вагоне «еле плакал». Мои помощники грели на кухне в ведрах воду и мылись прямо здесь же, благо вода уходила через сливное отверстие в полу. Но куда тяжелее приходилось ребятам федеральной охраны, ехавшим в двух обычных вагонах. Полагаю, пропотели они так, как никогда в своей жизни. Мне хотя бы рубашки стирали девушки-проводницы, все прочее я стирал сам. Им свою одежду освежить было негде. И только уже на обратном пути в Москве для них прицепили специальный вагон, в нем они могли мыться и стирать свои вещи. В одном из тамбуров на стыке российских и корейских вагонов круглосуточно дежурили по одному охраннику с каждой стороны и переводчик. Сюда же вывели связь; она позволяла мне и Ким Чен Иру согласовывать действия. Инициативы всех встреч исходили от него. Встречались только на его территории. Ким Чен Ир ни разу не изъявил желания отправиться к нам в гости. А пригласить его мне не позволял дипломатический протокол. РАЗГОВОРЫ ПОД СТУК КОЛЕС Ким Чен Ир носил одежду полувоенного образца - цвета хаки. Приходил на встречи в курточках с короткими или длинными рукавами, с открытым или глухим воротом. Никогда не видел на груди у него значка с изображением Ким Ир Сена - непременного атрибута одежды любого корейца. Погода стояла жаркая. С начальником нашей протокольной службы мы обсуждали возможность присутствовать на встречах в рубашках с короткими рукавами, без пиджаков. Увы, дипломатические каноны требовали являться только в костюме. Костюмов у меня было два, я их менял каждый раз, когда направлялся к Ким Чен Иру. Там стояли кондиционеры, но они мало помогали. Тем более что я постоянно был внутренне напряжен. Впервые мне пришлось так долго наедине, в присутствии лишь переводчиков, работать с руководителем зарубежного государства. Контролировал каждую свою фразу, опасался допустить в ответах неточности. Возвращался к себе очень уставшим. Думаю, это было еще и следствием сильной энергетики Ким Чен Ира. Я постоянно ощущал его мощную ауру. На второй день в районе Благовещенска Ким Чен Ир пригласил меня на обед. И с первых же слов буквально ошеломил, высказав сожаление о падении уровня жизни людей в Приморском крае. Из его вопросов было ясно: он знает о ситуации в Приморье фактически все. В числе прочего мой собеседник поинтересовался, почему переведен на другую работу бывший приморский губернатор. Я ответил, что он не справился с задачей, возложенной на него. Развивать эту мысль не стал, но Ким Чен Ир, судя по всему, был осведомлен об обстоятельствах отставки Наздратенко. Он несколько раз выразил сожаление по поводу того, что ближайший российский сосед, Приморский край, с каждым годом становится все беднее. И добавил: при существующей в КНДР структуре власти слабые кадры никогда не будут назначены на ответственные посты. Самого Ким Чен Ира отличает высочайшее умение управлять людьми. Как мне известно, он изучил древние восточные трактаты о руководстве, по которым воспитывали корейских королей. На первое место ставит личную преданность, учитывает компетентность и профессионализм своих подчиненных. ОХРАНА Путешествие было взято под особый контроль спецслужб. Лучших специалистов по охране особо важных гостей прислал Президент России. Эти бравые парни занимали два вагона; их было около пятидесяти человек - снайперы, одетые в специальную форму. При любой остановке они занимали позиции на платформах, на крышах вагонов и зданий, на виадуках и показывали, что готовы в любую секунду защитить охраняемое лицо. Другая часть специалистов по охране была незаметной. Ребята носили обычную одежду, их знали лишь немногие люди из нашего поезда. Охрану Ким Чен Ира возглавлял человек в звании полковника. Никогда не подумал бы, что он - руководитель спецслужбы. Неприметный человек, рост всего 156 сантиметров. А всего, как вычислили наши ребята, в охране Ким Чен Ира состояли около двадцати пяти человек. Они ходили в обычных костюмах с галстуками. Когда корейский поезд только прибыл на станцию Хасан, охранники двух стран обменялись информацией об оружии. Передали друг другу документы с номерами пистолетов и других стволов, наметанным глазом определили, кто и как предпочитает их носить. Каждый корейский охранник имел по два пистолета - один под мышкой, другой в районе поясного ремня. Были у них и автоматы Калашникова, корейцы брали их с собой, когда Ким Чен Ир ездил на машинах по Москве и другим российским городам. Но автоматы ни разу не доставались из чехлов. Все корейские охранники носили просторные костюмы, по всей видимости, для того, чтобы оружие, спрятанное под ними, не было слишком заметно. У наших ребят одежда была точно по размеру, но где они прятали под пиджаками свои стволы, определить неискушенному человеку было трудно. Потому корейские охранники частенько пытались приобнять российских парней, хлопнуть по плечу, по спине, шутя вроде бы ткнуть пальцем в живот - пытались точно определить, где спрятано оружие. Я и на себе ощущал такое внимание корейской стороны: то один охранник прикоснется как бы нечаянно, то другой. Довелось мне столкнуться в проходе вагона с одним из тех, кто оберегал покой Ким Чен Ира, почувствовать мощь его тренированных мышц. Добротные специалисты окружали полководца! Но показать свою удаль в России им не пришлось. Принимающая сторона организовала охрану так, что их помощь не потребовалась. В действии мне пришлось увидеть корейских охранников лишь раз. На какой-то из встреч с Ким Чен Иром в его вагоне мой пресс-секретарь слишком быстро стал подходить к полководцу. И тут же ему в мгновение ока завернули руки. А однажды корейские и наши охранники решили потягаться на руках. В тамбуре вагона установили две табуретки, между ними - стул. На нем и провели турнир по армрестлингу. С нашей стороны в соревновании участвовал охранник из Хабаровска, рост - 183 сантиметра. С корейской стороны вышел тоже не слабый человек ростом 179 сантиметров. Болельщиков собралось - сколько тамбур вмещает. Победил представитель России, причем без особого труда. Правда, через несколько дней кореец взял реванш, которому наш силач не слишком препятствовал - победила дружба. ОБЩЕНИЕ С НАРОДОМ На обратном пути Ким Чен Ир остановился в Хабаровске. Ровно в 10 часов утра кортеж подкатил к Центральному универмагу. Охрана «отсекла» от Ким Чен Ира, директора ЦУМа и переводчика всех сопровождающих. Втроем они отправились по магазину. Зашли в отдел парфюмерии, гость спросил: кто поставляет ее? Получил ответ, что парфюмерия закупается во Франции и США. В отделе мужской одежды внимание Ким Чен Ира привлекли брюки, костюмы и пальто. Он спросил у директора: почему одни брюки с манжетами, а другие без них? Тот пояснил, что возвращается мода на манжеты. Особый интерес Ким Чен Ира вызвал стенд с мужской обувью из Италии и Испании. Увидев на дорогих башмаках ценник 12 000 рублей, он поинтересовался: - Неужели у вас покупают такую дорогую обувь? - Да, по одной-две паре каждый день, - ответил директор. Гость подозвал одного из своих специалистов, следовавших на почтенном расстоянии, и что-то сказал ему. Тот быстро записал в блокнот слова Полководца. В дальнейшем Ким Чен Ир еще не раз подзывал человека, отдавая ему по ходу экскурсии указания. Хабаровские продавцы по сей день в кругу родных и знакомых вспоминают Ким Чен Ира, приветливое лицо лидера КНДР, но больше всего им почему-то запомнились его остроносые туфли на высоком каблуке. Пока ездили по городу, Ким Чен Ир задал великое множество вопросов: почему именно таким образом изолируются трубы теплотрасс? почему в строительстве используется кирпич, а не бетонные блоки? воруют ли цветной металл? как поддерживается и реставрируется жилой фонд? Пояснения давал вице-губернатор Хабаровского края Александр Попов. Зашел разговор о корейцах, проживающих в крае. Александр Владимирович сказал, что их около восьми тысяч, они трудолюбивы, добиваются успехов в любой области, которую избирают, будь то экономика, медицина или образование. Ким Чен Ир одобрительно отреагировал на слова вице-губернатора, глубокомысленно изрек: «Да, корейцы - народ жизнестойкий, всегда найдет свое место». В другой раз, обсуждая проблему наркомании, заметил, что это сильно волнует и его: «У себя на родине я велел расстреливать как продавцов наркотиков, так и тех, кто их употребляет - у нас большое население. А вот китайцев, способствующих распространению наркотиков, приказал бить палками. - И жестко добавил: - Если у вас попадутся корейцы-наркоманы, я разрешаю вам - расстреливайте их». КОРОТКИЕ ЧАСЫ ОТДЫХА Экскурсию по Амуру Ким Чен Ир совершил на пассажирском теплоходе «Москва-75». Условия жизни здесь были приближены к «полевым», что привносило в атмосферу приема непринужденность и естественность. Ким Чен Ир с удовольствием пробовал все блюда: наши повара оказались ничуть не хуже корейских. Обслуживали гостей стройные русоволосые девушки из ресторана «Аквариум». Между столом и бортами теплохода были очень узкие проходы, но официанткам удавалось вписываться в них. Ким Чен Ир лишь один раз по моему предложению поднялся на верхнюю палубу подышать свежим воздухом, так как в салоне было душно. Нам вынесли пиво, по рюмке водки, закуску. Как мне показалось, глава КНДР после трехнедельного трудного путешествия наконец-то отдохнул от всей души. Он легко общался с артистами, выступившими перед нами. Их песни вольно лились над широкой рекой, доставляя всем удовольствие. Ким Чен Ир шутил, улыбался и не переставал удивляться панораме Хабаровска - одного из красивейших городов Дальнего Востока. По Амуру мы катались около двух часов, сначала 15 километров вниз по течению, потом вверх. Через две недели капитану теплохода Анатолию Губину вручили медаль, выпущенную в честь Трудовой партии Кореи и присланную в Амурское речное пароходство Ким Чен Иром. Не хотелось покидать Амур, менять его на стальные рельсы. Но путешествие «бронепоезда» заканчивалось, нас ждал Приморский край. Вечером мы поужинали с Ким Чен Иром и разошлись по своим вагонам. Я лег спать и проснулся только тогда, когда поезд подходил к станции Хасан на российско-корейской границе.