2018-02-21T13:58:15+03:00

Если Парфенов - предатель, то Диброву пора в Кащенко

В ночь на субботу НТВ устроило товарищеский суд над теперь уже бывшим своим коллегой Леонидом Парфеновым
Изменить размер текста:

Накануне подсудимый Леонид Парфенов позволил себе обратиться к Евгению Киселеву с открытым письмом. «Мне даже неинтересно, по приказу ли ты, уходя, сжигаешь деревню до последнего дома или действуешь самостоятельно... Ты держишь людей за пушечное мясо, пацаны у тебя в заложниках, потому что не знают другой жизни, кроме как быть привязанными пуповиной к «Итогам», и значит, то, что делаешь ты, - это растление малолетних. На нашем восьмом этаже, из окна которого развевается флаг НТВ, нет уже ни свободы, ни слова. Я не в силах больше слушать твои богослужения в корреспондентской комнате - эти десятиминутки ненависти, - а не ходить на них, пока не уволюсь, не могу. Считай это заявлением об уходе».

Дибров позвал Парфенова на «Антропологию». Парфенов, как человек патологически приличный, не отказался. Наверное, думал, что ему дадут высказаться. Не тут-то было.

- Ты предатель!!! - набросился на него в прямом эфире Дибров. - Ты хоть понимаешь, что ты предатель? Ты своим письмом предал нас, когда мы боремся за свободу слова!»

Присутствовавшие в студии Точилин, Юсупов, Листова и Насибов (еще были Шендерович и Пушкина, но они в истерику не впадали) эхом вторили: «Предал, предал, предал!»

- Я никогда не мог заорать в студии прямого эфира, - сказал Парфенов. - Дима, ты что, можешь произносить слова «свобода слова», «борьба» и «предатель» только вот так - с тремя восклицательными знаками?

Борец за свободу слова утвердительно кивнул и дополнил колорит комсомольского собрания замечанием: «Все мы любим Леню, и я его люблю, но...» (дальше почти слышалось: «Но как истинный патриот и борец за коммунистические идеалы, которые нам завещал великий Ленин, не могу не осудить своего бывшего товарища»). Склока закончилась пожеланием Парфенова Диброву посетить больницу им. Кащенко.

Оскорбленный Дибров строго приказал: «Сейчас, Леня, ты скажешь все, что захочешь, и уйдешь. Это будут твои последние слова на НТВ». Парфенов не стал говорить слова - он выскочил из кадра, как ошпаренный, а его последняя реплика в адрес собравшихся была благополучно заглушена рекламой: свобода слова на «предателей», видимо, не распространялась.

На самом-то деле Диброва было жалко не меньше, чем Парфенова: в отличие от людей, вместе с ним устроивших Парфенову «проработку» в «Антропологии», он не выращен Киселевым, не проработал всю жизнь на НТВ и прекрасно понимает, что к чему. Дмитрий либо выполняет заказ «сверху», а еще вернее - так стремится попасть в историю (сделать себе на ситуации с НТВ хороший пиар, иначе говоря), что уже не брезгует ни лексикой секретаря райкома комсомола, ни публичным хамством в адрес коллеги, чего Парфенов не заслужил хотя бы потому, что приехал-таки в «Антропологию» объясняться (получилось - оправдываться).

Примечательно, что два месяца назад Дибров чуть было не ушел на ОРТ вместе с «О, счастливчиком», ничуть не беспокоясь за свободу слова и судьбу отечества, хотя ситуация с НТВ уже была предельно ясна и приход нового руководства оставался делом времени. Причина, по которой не состоялось его трудоустройство на первом канале, - деньги. Генеральный директор ОРТ Константин Эрнст не дал Диброву той круглой суммы в несколько десятков тысяч долларов, в которую оценил себя нынешний борец-агитатор (процитирую самого Эрнста: «Мы не сошлись с Димой Дибровым, обсуждая деньги, вот и появился в «Счастливчике» новый ведущий»). Дибров преподнес публике сие происшествие под соусом: «Меня покупали, но я не продаюсь» и немедленно сделался истинным борцом за свободу слова. А ушел бы на ОРТ - был бы другой соус. И Парфенов бы по этому поводу уж точно промолчал: словоблудие - не по его части, он все больше передачками балуется.

...В субботу утром на митинге, который транслировало НТВ, Дибров превзошел сам себя. «У нас с вами, нищих, с новым руководством НТВ столько же общего, сколько у человека, проезжающего на «Запорожце», с человеком, проезжающим на «Мерседесе». Они могут себе позволить обедать в Монте-Карло...» и т. д. Из вечернего повтора этот кусок вырезали. Видимо, подсчитали количество неточностей. Я насчитала ровно четыре. Во-первых, НТВ всегда провозглашало себя солидным каналом для состоятельных людей и уж точно не каналом для нищих. Во-вторых, человек с доходами Диброва к нищим не относится просто по определению. В-третьих, по поводу обеда в Монте-Карло: как-то в интервью Дибров сказал, что любит, мол, подарить своей девушке завтрак в Париже. И уж совсем к слову: у Дмитрия - две машины. И ни одна из них не «Запорожец».Лариса ХАВКИНА.

Александр ЛЮБИМОВ: НТВ просто предает своих товарищей!- Должен существовать законодательный порядок, который бы гарантировал собственникам, что у них не отберут бизнес, а журналистам - что их не используют в политических целях. Тогда люди могли бы выяснять отношения в суде. А сейчас они выходят на митинги.

То, что происходит на НТВ, - это злоупотребление свободой слова. Испорчена репутация не только НТВ, но и вообще ТВ. Про меня тоже теперь, наверное, думают, что я такой же, как эти ведущие «Антропологии», которые истерично верещали про борьбу за свободу слова. Просто комики какие-то. Борьба за свободу слова - это когда тебе не дают говорить. А им дают говорить. Но что они говорят! Они предают своих товарищей прямо в эфире. Юная девушка Лиза Листова легко сдает Олега Добродеева - человека, который основал НТВ!

- Вы предложите работу людям, ушедшим с НТВ?

- Для меня это будет большая личная и профессиональная трагедия, если перестанет существовать НТВ. А что касается работы, то сейчас неэтично и цинично предлагать что-то Митковой, Парфенову, Пивоварову, Забузовой. Они ушли не потому, что ищут работу, а потому, что больше не хотят в этом участвовать.

- Но если попросятся, возьмете?

- Конечно.

Миткова и Парфенов своих не обсуждают. Даже бывшихПосле публикации в прессе своего открытого письма Евгению Киселеву Леонид Парфенов пообещал, что будет комментировать уход с НТВ только изданиям, входящим в холдинг «Медиа-Мост», как бы он к ним ни относился. Обсуждать то, что произошло на канале, со сторонними изданиями (иными словами, ругать своих, хоть и бывших, на чужой территории) Парфенов считает некрасивым. Супруга Парфенова - Елена подтвердила эту информацию, сказав, что первая посоветовала мужу не делать этого. Что ж, позиция понятная и достойная уважения. Того же мнения придерживается и ушедшая следом за Парфеновым Татьяна Миткова (бывшие коллеги уже окрестили их «перебежчиками»).

А тем временем с НТВ ушли корреспондент программ «Сегодня» и «Итоги» Алексей Пивоваров и ведущая утренних выпусков новостей Наталья Забузова.

ВОПРОС - РЕБРОМ

НТВ - Пушкин нашего времени? ОРТ, программа Владимира Познера «Времена». Обсуждают НТВ, за столом - новое руководство компании. Киселев, разумеется, в студию не пришел, зато на скамеечке - представители «команды» НТВ. И вот на финальный вопрос - как, собственно, выйти из сложившейся патовой ситуации - отвечает г-н Кара-Мурза. И говорит примерно следующее: среди должников были Пушкин и Высоцкий, но имена их кредиторов никто не помнит, и вообще они - кредиторы - заслуживают исключительно презрения. Ура, аплодисменты.

Конечно, все понятно: когда нет желания говорить по существу, а есть непреодолимое стремление постоять в красивой позе, любые имена сгодятся. Вот Елизавета Листова Станиславского поминала всуе, а Кара-Мурза аж и до солнца русской поэзии добрался. Хотя некоторых кредиторов Пушкина презирать вряд ли стоит. Жуковского, к примеру, али Вяземского. Да и какие-нибудь малоизвестные потомкам аптекари, дававшие семейству Пушкина в долг пилюли и порошки, вряд ли достойны нашего презрения. Но даже если признать правомерность противопоставления плохих и жадных кредиторов хорошим и свободолюбивым поэтам-должникам, трогает - до слез - иное. НТВ-то тут при чем? Что это за ряд такой получается - Пушкин - Высоцкий - НТВ? Неловкости никто не испытывает? А пора, знаете ли.

Мы уже привыкли к идиотской, по сути, фразе: «Пушкин - наше все». Теперь нас приучают к другой формуле: «НТВ - наше все». Это и свобода слова, и независимость, и неподкупность, и профессионализм в одном флаконе. Однако в флаконе, видимо, осталось еще место для понятия «гениальность», кою как раз Пушкин и олицетворяет. Но давайте все же разберемся: на НТВ действительно работают (или работали) талантливые журналисты. Их профессией - вроде бы - были новости. Александр Сергеевич Пушкин, разумеется, тоже занимался публицистикой, но, извините, отнюдь не за это помнят его сегодня. Представить же, что спустя полтора века публика будет с воодушевлением смотреть в повторе выпуски программы Кара-Мурзы или Киселева - извините, воображения не хватает.

Мания величия - штука, может, по весне и естественная. Только вот убедительная просьба: оставьте хоть Пушкина с Высоцким в покое. Эта линия ситуации с НТВ не параллельна.Валентина ЛЬВОВА.

ДОСЛОВНО

Что, уходя, сказал Парфенов Перед тем как в «Антропологии» Парфенова «забросали камнями», он попробовал объяснить свою позицию:

- Я понял, что больше не могу. Я не стал подписывать обращение к Президенту России. Ушел, понимая, что могу сидеть на 12-м этаже и клеить серию про Александра I. В конце концов к моей репутации есть что добавить, чтобы хоть на человека быть похожим. Я понял, что не хочу этого подписывать. Ушел к себе, и могу отсидеться, потому что там будет 254 подписи, и мою там не заметят. Я понял, что это уже какое-то раздвоение. Вот и все.

Я решил, что с этим надо порывать. То, что происходит, абсолютный беспредел. Мы потеряли смысл и цель, потому что сами и смысл, и цель изменили. И это накладывает огромную ответственность на Евгения Киселева. Не знаю, осознает ли он ее и интересна ли она ему вообще. Потому что большинство людей приходили сюда 19-летними, они не знали никакой другой работы, они были связаны с этим пуповиной. И реализовать себя в другом не могут, только коллективным псевдонимом «корреспондент информационной службы НТВ». Люди - заложники, они не могут принимать самостоятельных решений. Я не могу этого не говорить. Я действительно ушел в никуда. Я принимаю решение, глядя на то, что происходит. Я говорю о своей оценке происходящего. Я говорю только про себя. Не надо передергивать.

Завтра, 11 апреля, с 13.00 до 14.00 по московскому времени журналисты «Комсомолки» будут принимать ваши мнения по поводу ситуации на НТВ. Звоните нам по тел. (095) 257-54-48.

Еще больше материалов по теме: «Леонид Парфенов: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также