Общество

Еще трое детей нашли маму

- Зря вы сразу столько детей печатаете, - напустилась на нас москвичка Эльвира Соколова, - так же людям выбрать труднее. Вот была бы фотография одного ребенка или трех, тогда другое дело. Вы разве не знаете, что проблема выбора всегда была одной из самых мучительных для человека? И еще. Расскажите, как у тех малюток, о которых вы уже писали, жизнь складывается. Рассказываем. Хоть и не во всем с Эльвирой Сергеевной согласны. Выбор - одно. Возможность повстречать «своего» ребенка - другое. Ведущая рубрики Лариса ВАСИЛЬЕВА, телефон 257-50-62. ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЯ «Комсомолка», помоги этим деткам вырасти!» В редакцию пришло письмо, которое очень хочется привести полностью. Женщина лежала в больнице, увидела там двух сирот, сфотографировала и отправила в нашу рубрику Так случилось, что в феврале этого года мы с дочерью находились на лечении во 2-м инфекционном отделении 9-й детской городской больницы. Пробыв там неделю, я познакомилась с двумя замечательными мальчиками, они воспитанники домов ребенка. Я не знала, как и чем им помочь. Просто играла, нянчила, качала на руках. А это им ох как нравилось. Через 7 дней моя дочь выздоровела, и мы выписались. А эти мальчики так и остались в памяти. Через три дня мы опять попали в ту же больницу, в то же отделение, и с тем же диагнозом. И я решила, что это не случайно, но что делать, не знала. Просто сфотографировала и написала вам. Может быть, чье-то доброе сердце откликнется и захочет им помочь вырасти, воспитать, отдать часть себя. Несколько слов об этих чудесных малышах. Все, что знаю. Коленька - 1 год 2 месяца. Славный, добрый, смышленый, улыбчивый и очень общительный мальчик. В больнице он уже больше 3 месяцев, лежит, как говорят врачи, «на откормке». Ему предстоит операция на почке, но Коле не хватает веса (всего 7 килограммов), и его усиленно откармливают. Когда его привезли в больницу, он даже не умел сидеть. А в этом отделении работают замечательные врачи и медсестры, все его очень любят и холят. Ему делают массаж, учат держать спинку, ходить, говорить. Они молодцы, ведь это не обязанности медперсонала. Второй малыш - Руслан, 2 месяца. Он воспитанник 21-го Дома ребенка в Матвеевском. Руслан абсолютно здоров, и физически, и умственно. Ему тоже хочется ласки и общения. Руслик очень часто плачет: тоскливо одному (он и Коля лежат в палате одни). Иногда я его качала на руках, пела песенку и он сразу успокаивался и засыпал. Неспокойно мне и больно за них. Ведь кто-то 9 месяцев носил их под сердцем, а теперь это сердце не страдает, не тоскует, не болит. Очень тебя прошу, «Комсомолка», помоги этим деткам найти маму и папу. Я желаю им этого от всего сердца. Елена Сафронова, 36 лет, Юля Сафронова, 2 года, 7 месяцев. Что было дальше После этого письма мы как раз поехали в 22-й Дом ребенка. И встретили там маленького плаксивого Колю. Сегодня печатаем его «больничную» фотографию. Ту, что прислала Лена. Сейчас мальчик подрос и уже не такой грустный. Написали мы про Колю полтора месяца назад вместе с его двадцатью «товарищами» по Дому ребенка. И теперь у нас в редакции радость: еще трое ребят нашли себе родителей. Наконец-то обратили внимание и на наших славных девчонок. До этого почему-то усыновляли только пацанов. Главврач 22-го Дома ребенка Костюшина Наталья Юрьевна рассказывает: - Колю забирает очень хорошая, добрая женщина. Она не испугалась, что мальчик болеет - мы ей честно рассказали все диагнозы. К тому же осенью мальчику предстоит вторая операция на почке. У этой женщины уже есть дочь, тоже приемная. Девочка смуглая, как и Коля. Она в сентябре собирается во французскую школу, рада появлению брата и собирается с ним нянчиться. Так что пусть Елена не переживает, у нашего Коли все хорошо будет. Полуторагодовалая Маша, которой тоже нашлась мама, - очень тяжелый, с точки зрения медиков, ребенок. Девочка родилась недоношенной, слабенькой. Понравилась одной женщине, одинокой и очень интеллигентной. Она сказала: «Меня болезни Маши не пугают, я ее выхожу. Я ее люблю!» Кстати, они друг на друга похожи - будущие мама и дочка. Суд по усыновлению пройдет в начале августа, когда судья из отпуска выйдет. Еще нашлись родители Роме. Эта пара - сотрудники одной очень уважаемой компании. Так что за этого мальчика тоже можно быть спокойным. ЗВОНОК ЧИТАТЕЛЯ Сауле Тлевлесова, Женева: - Я гражданка Казахстана, муж - гражданин России. Временно живем и работаем в Швейцарии, в ООН. У нас уже есть двое детей - девочки 7 лет и 6 месяцев. Хотелось бы взять еще одного ребенка - мальчика. Но в Москве мы бываем редко, хотя в столице у нас есть квартира в районе метро «Шаболовская». Как нам собирать документы? Неужели придется постоянно приезжать? Нельзя ли пройти медицинское обследование в швейцарской клинике, чтобы сэкономить время? Отвечает Надежда ЖУРАВЛЕВА, начальник Управления социальной защиты детства Московского комитета образования: - Никто за вас эту проблему решить не сможет. Вам придется, как всем российским гражданам, самим пройти всю эту процедуру здесь, в Москве. Прийти в районную управу и начинать собирать документы. ОТ РЕДАКЦИИ За Руслика тоже можно быть спокойным. Мы позвонили в 21-й Дом ребенка, и врач Вера Сергеевна Зотова рассказала, что буквально на днях Руслана должны забрать новые родители - состоятельная и дружная семья. Мальчика сразу же увезут на дачу, на свежий воздух, к «витаминам» поближе. «У нас здесь не пункт по раздаче детей!» - После публикации в вашей газете данных на двадцать одного нашего ребенка было очень много звонков, - рассказывает Наталья Юрьевна. - Каждым из детей кто-то заинтересовался. Часто звонят и цитируют «Комсомолку»: «Мне нужен тот самый мальчик, который похож на толстую девочку». А я как раз в отпуск ушла и всем сказала, что вернусь 1 августа, тогда и говорить будем. Вы это, пожалуйста, своим читателям сообщите, а то у нас в Доме ребенка просто все телефоны пооборвали. Но я сейчас хотела бы сказать о бестолковых звонках, которых тоже немало. Сначала люди должны узнать, могут ли они быть усыновителями, а потом на что-то претендовать. У нас ведь здесь не пункт по раздаче детей. У нас - дом. Другого у наших малышей пока нет. И если вы решитесь забирать его в другой дом, сначала выясните, можете ли вы это сделать. Там ведь по одним заболеваниям целый список ограничений: туберкулез, онкология, психические отклонения. Жилищный вопрос должен быть в порядке, чтобы у ребенка была комната. А то позвонила мне молодая пара, тоже усыновить хотят. А прописаны оба в общежитии. Или звонит очень подозрительный мужчина и, не представляясь, просит дать ему маленькую девочку. Зачем, спрашивается? Для начала сходите в свою районную управу и поговорите с инспектором по охране прав детства. А то многие усыновители сразу пугаются: «Ах, сколько документов собирать нужно, мы этого не переживем!» Все правильно: мы же должны знать, в какие руки наших детей отдаем. Дорогие читатели! Мы хотим добавить, что у нас в «Комсомолке» тоже не пункт по поиску и раздаче детей. Когда, бывает, в редакцию звонят и просят кого-нибудь им подобрать, очень переживаем. Это уже не в наших силах. Мы просто хотим помочь людям встретиться. Все остальное - ваших рук дело.