2018-04-02T12:20:09+03:00

Банда ментов требовала за сына банкира выкуп в $800 тысяч, а получила 181 год тюрьмы

Изменить размер текста:

Ночной беглец Оборванный, ободранный парень бежал по ночному городу. Встретились бы ему знакомые - не узнали, привыкшие к холеному, упитанному, всегда с иголочки одетому сыну банкира. Но не было прохожих в это ночное время, а знакомые и не чаяли уже увидеть его живым. Бегство парня в ночи стало началом конца для многих известных фигур в бандитском мире Ростова-на-Дону. На днях Ростовский областной суд поставил точку в этом громком деле. 181 год тюрьмы - столько в сумме получили 13 членов «милицейской банды», как ее теперь тут называют. На их счету - разбой, убийство, грабежи. Все сходило им с рук потому, что костяк группировки составляли пятеро работников милиции. Беспредел мог продолжаться до сих пор, если бы не юный заложник. Максим, 21-летний сын тогдашнего председателя ростовского Сбербанка Владимира Королькова, сумел вырваться на свободу и положить конец преступной группировке - в одиночку, словно герой голливудских боевиков. Опер в женском парике - Милиция! Уголовный розыск! Ну представьте: в полночь вы подходите к собственному дому - и вам такое орут. Да кто - мужик в милицейской форме и... женском длинноволосом парике! Вы бы обалдели, верно? На это и рассчитывали менты-бандиты. Не успел парень опомниться, как в бок ему уже ткнулся ствол автомата Калашникова. «Группу захвата» вел инспектор по административной практике Северо-Кавказского транспортного УВД майор Михаил Часовской. Максима затолкали в «девятку», коленями на пол, ствол к виску. Отняли все: золотое кольцо, браслет, портмоне, документы, деньги, которые поделили тут же. Максим пытался драться - да где там: в глазах потемнело от удара пистолетом по голове... Это было 4 ноября 1998 года. Максим не пришел домой ни в ту ночь, ни в следующие долгие 84 дня. Зато его отцу начали названивать неизвестные люди и требовать за сына выкуп в полмиллиона долларов. Затем взвинтили цену до 800 тысяч. Схему передачи денег бандиты постоянно меняли. Первоначально, к примеру, требовали сбросить баксы с Ворошиловского моста - внизу должна была ждать машина. Но сами, будучи опытными милиционерами, понимали: оперативники непременно будут сидеть в засаде и «повяжут» их на месте. «Мама, папа, Инна...» Коммерческая «верхушка» Ростова бросилась собирать выкуп, но требуемую сумму наскрести не смогли. «На уши» были поставлены все правоохранительные структуры Дона. Сбербанк России выделил 100 тысяч долларов в награду за помощь в розыске Максима. Однако похитителям удавалось с нечеловеческой изворотливостью и прозорливостью обходить все ловушки. Максима они держали в ванной прикованным цепью - выключили свет, включили радио, чтобы не было слышно криков. На ванной он выцарапал слова: «Мама, папа, Инна, 1998, Макс». Затем его везут на дачу одного из похитителей - старшего опера угрозыска Таганрога Игоря Чулимова. Заложника снова держат на цепи, приковав к трубе. Приносят лобзик, грозятся отрезать ухо и прислать отцу. Сдавшись, Максим пишет папе письма, наговаривает кассеты - просит выкуп. Менты-оборотни Главарем банды был бывший офицер-ракетчик Сергей Корогодин. «У меня есть страстишка к оружию. Оно у меня всегда было, и официальное, и неофициальное», - писал он своим друзьям. А вот выдержка из другого письма Корогодина: «Подтянул знакомых ментов - Вадима Черевко, Чулимова Игоря и Андрея Нефедова. Я предложил им сделать налет на перевозку денег». Впоследствии на суде Чулимов с милицейским нахрапом возмутится: «Да что нам банду лепят?!» Между тем при обыске у преступников были изъяты взрывчатка, патроны, ночные прицелы, устройство для бесшумной стрельбы, арбалет, гранаты, пистолеты, автоматы, два пулемета. Но главное - у бандитов везде были свои люди. Сергей Марченко, например, - замначальника отдела ГУВД области, официально участвовавший в розыске Максима, регулярно приезжал к Корогодину рассказать, как идет следствие. К примеру, банкир Корольков везет предоставленный таки Сбербанком России выкуп, обещая не приводить за собой «хвоста». Но милицейский «хвост» есть, и Марченко извещает об этом бандитов. Милиция прячет в пачке долларов радиомаяк, но и об этой закладке мент-оборотень сообщает налетчикам. Шансы спасти Максима сводились к нулю... И тогда заложник решил действовать сам. Подкуп, расстрел, побег Директор ООО «Редио-Дон», он же член группировки Владимир Ефимченко, заступая на охрану пленника, не думал, что тот январский день 1999 года станет последним в его жизни. Сын банкира, казавшийся сломленным, разрядил в него пол-обоймы «Макарова». Пистолет Максиму дал один из бандитов, Андрей Матвеев: заложник пообещал ему за это 300 тысяч баксов. И когда охранник вывел Максима по нужде, в коридорчике загрохотали выстрелы. Ефимченко получил три пули - в грудь, голову и живот! Затем Матвеев вывез Королькова на трассу. После «возвращения блудного сына» милицейские рычаги рванули наконец на полную мощность, и первая группа захвата выехала для ареста своих коллег. Взяли всех. В итоге Корогодин получил 25 лет тюрьмы, остальные члены банды - различные сроки от 9 до 20 лет. ...Максим Корольков после академического отпуска вернулся к учебе в аспирантуре Ростовской экономической академии. А вот его отец карьеру бросил: нервное напряжение обернулось второй степенью инвалидности. Но и менты-бандиты переселились теперь из уютных служебных кабинетов на нары.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также