2018-02-21T13:54:41+03:00

Телевидение идет на войну

Что кладут в свои чемоданы телекорреспонденты, отправляющиеся в Ирак, где они будут жить и с какими трудностями им предстоит столкнуться?
Поделиться:
Комментарии: comments1
Иван Коновалов и афганский  боец сфотографировались после взятия Джелалабада.Иван Коновалов и афганский боец сфотографировались после взятия Джелалабада.
Изменить размер текста:

Весь мир в ожидании: начнется или нет война в Ираке? Готовятся к войне и российские телевизионщики. Наши в Ираке не новички. Русские журналисты бывали там еще в дни первой иракской кампании. Вот и на этот раз, как только в воздухе появился запах пороха, корреспонденты телеканалов стали паковать чемоданы.

По пустыне на джипе

Отследить каждый шаг войны не так-то просто. Между телекомпаниями заключаются договоры об информационном видеообмене. Если наши отснимут что-то сенсационное, то могут предоставить свои кадры другой компании, и наоборот. Собираясь в Ирак, журналисты заранее планируют, о чем они будут рассказывать российскому зрителю. Разрабатывают темы, утверждают их с руководством канала, делают нужные звонки непосредственно в Ирак. И только после этого отправляются в дорогу.

Добраться до столицы Ирака можно двумя способами. Первый - прямой чартер из Москвы. Но на время военных действий, а то и раньше его отменят. Останется другой путь: самолетом до Иордании, а оттуда десять часов на джипе через пустыню...

Мамонтов взял противогаз и комплект ПХЗ...

Большинство журналистов селятся в Багдаде в гостинице «Аль-Рашид». На входе в отель мозаикой выложен портрет Джорджа Буша-старшего, так что хочешь-не хочешь, а ногами по предку нынешнего американского президента пройдешься.

«Аль-Рашид» - комфортабельный отель, поэтому брать с собой туалетную бумагу и воду не надо. Хотя раньше в арабские страны журналисты выезжали обязательно с большим запасом пресной воды.

Репортер канала ТВС Иван Коновалов предпочитает ездить в Ирак налегке, а его коллега, специальный корреспондент канала «Россия» Аркадий Мамонтов, - со своей съемочной группой, и помимо личных вещей они захватили средства индивидуальной защиты. Перед отъездом каждому из них вручили аптечку с набором первой помощи, противогаз нового образца с фляжкой для воды и пакет противохимической защиты. Это такие прорезиненные зелененькие костюмы. Выглядят нелепо, но защищают, говорят, отлично. Кроме этого, каждый журналист сделал себе нашивку из светоотражающей ленты с надписью «пресса» на арабском языке.

Отдельный груз съемочных групп - камеры и дизельный генератор электроэнергии. В условиях военных действий энергия - явление переменное, а достойную связь с каналом надо поддерживать всегда. Группа Мамонтова взяла с собой преобразователь электрического тока. Включается эта штука от обычного прикуривателя в машине и исправно выдает на-гора 220 вольт. В Багдаде съемочная группа «России» арендует джип с русскоговорящим водителем-арабом, между прочим, последний - большая редкость в Ираке, где с трудом можно отыскать араба, говорящего на английском. Еще одна необходимая вещь - фонарик. Ими журналисты воспользуются для дополнительной подсветки во время прямых включений.

...а Дмитрий Калениченко - соленую рыбу

- Перво-наперво в наши сумки попадают... консервы, соленая и вяленая рыба. Это подарки друзьям в русском посольстве. В мусульманской стране таких «деликатесов» днем с огнем не сыщешь, - рассказывает военный корреспондент НТВ Дмитрий Калениченко. - А если серьезно, берем с собой комплект одежды с логотипом НТВ, чтобы было видно, кто есть кто. Обязателен в иракском гардеробе деловой костюм. На всякий случай.

Кстати, в отличие от других журналистов, корреспонденты НТВ селятся не в «Аль-Рашиде», а арендуют апартаменты (с кухней, комнатой для приемов, спальней, прихожей) в гостинице «Султан-палас». Получить место в этом отеле можно только с рекомендации кого-то из местных жителей. Восток - дело тонкое.

Почему в Багдаде нельзя говорить по-русски

Каждой съемочной группе в Ираке приставлен русскоговорящий гид. Он всюду следует за журналистами и переводит вопросы и ответы «как бог на душу положит». Отследить это, не зная арабского, невозможно. Наверное, этот перевод и можно назвать своеобразным цензурированием. Впрочем, большинство людей на улицах Багдада заученно скандируют бодрые речевки: «Саддам, Саддам. Душу и кровь за Саддама отдам!»

- Встречи без гида весьма напрягают представителей министерства информации, - говорит Дмитрий Калениченко. - Как-то у меня была встреча с так называемыми «русскими женами», женщинами, вышедшими замуж за арабов. Они живут в Багдаде по сорок лет. Мы общались на русском языке, и это вызвало нервозность у властей. Половину материала в Москве мне пришлось вырезать, чтобы не навредить этим женщинам и в следующий раз без проблем получить визу.

- Соблюдать все правила, установленные министерством информации Ирака, практически невозможно, - говорит Иван Коновалов. - В той или иной степени их нарушают все, но кому-то везет, и он не попадается. Что входит в запрещенный для съемок перечень? Абсолютно все мосты города, некоторые здания, в которых расположены госучреждения, объекты ПВО. Нефтеперерабатывающие комплексы. В Багдаде есть только один завод, на котором разрешено вести съемки. Ни в коем случае нельзя снимать панораму города. Если заметят, не продлят визу.

Отснятый материал иракские власти не отсматривают, а вот в Югославии такая практика была обычной. В Багдаде целиком и полностью полагаются на гидов. Впрочем, в Ираке пристально следят за результатами командировок. Если министерству информации не понравится то, что делает журналист, его имя тут же заносится в «черные» списки, и журналист становится персоной «нон-грата».

Для журналистов нет сухого закона

Никаких развлечений в Багдаде нет. Недалеко от центра города есть драматический театр, но представления там идут, естественно, на арабском, так что понять что-либо европейцу трудно. Да и основная тематика представлений - арабская любовь, а «псам войны» это совсем не интересно. Так что после работы журналисты собираются на совместные посиделки, пьют пиво или виски и обсуждают свои профессиональные проблемы. Алкоголь, к тому же недорогой, в этой мусульманской стране достать можно без проблем. Правда, виски, к примеру, производят в Иордании.

Сколько это стоит?

Перелет из Москвы в Багдад стоит около шестисот долларов.

Стоимость номера в гостиницах колеблется от 60 до 150 долларов в сутки.

Еще летом аренда автомобиля, к примеру, «Шевроле-Каприс», обходилась в 30 долларов в сутки. В начале зимы, когда в воздухе запахло конфликтом, цены подскочили до 70 - 80 долларов. Кстати, американцам это обходится гораздо дороже - 120 - 150 долларов за сутки.

Бензин в Ираке считается достоянием народа, а поэтому платить надо только работникам заправки за услуги. Таким образом, бак автомобиля можно заправить за доллар-два.

Услуги гида обходятся от 10 до 70 долларов в сутки. Хотя в принципе это государственный служащий и зарплату ему платят иракские власти.

Каждая съемочная группа в Ираке должна платить за свое пребывание 532 доллара в сутки. Только после оплаты министерство информации дает разрешение на съемки. Но русские никогда не платят, а всегда находят обходные пути.

Визы журналистам выдают на десять дней. Потом их надо продлевать опять на декаду. Для других иностранцев виза действительна на неделю.

Десять минут перегона видеоматериала стоят тысячу долларов. Каждая последующая минута - 50 долларов. Сюжеты на месте, как правило, не монтируют, поэтому отправляют в Москву черновой материал. А это может быть и полчаса съемки, и час... В эфир же пойдет максимум три минуты.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: