2015-02-04T03:22:46+03:00

Гагарина сгубили российское разгильдяйство и безалаберность

Об этом свидетельствуют документы из архива КГБ, которые мы обнародуем в 35-ю годовщину со дня гибели первого космонавта планеты
Поделиться:
Комментарии: comments8
Изменить размер текста:

Сегодня исполняется 35 лет со дня гибели Юрия Гагарина и Владимира Серегина. Официальных разъяснений - почему в несложном тренировочном полете разбились два Героя Советского Союза и классных летчика - нет до сих пор. А расследование катастрофы между тем велось небывалое. Три комиссии, правительственная и две рабочие (по материальной части и летно-методическим вопросам), по крупицам просеивали информацию о последнем полете космонавта № 1. А еще была четвертая комиссия, про которую немногие знали. Ее возглавлял один из руководителей управления контрразведки КГБ СССР Николай Душин. - В 1991 году я готовился к кандидатской диссертации в архивах военной контрразведки, - рассказывает бывший его подчиненный Николай Рыбкин, более четверти века работавший в Центре подготовки космонавтов им. Гагарина, долгое время возглавлявший отдел военной контрразведки Звездного городка. - Среди других бумаг я обнаружил документы по катастрофе самолета Гагарина и Серегина. Я их тщательно изучил. И у меня создалось впечатление, что Гагарина - конечно, не намеренно - подвели к тому, что случилось. Не Гагарин погиб, а Гагарина не уберегли... Сегодня мы публикуем выдержки из документов, предоставленных нам военным контрразведчиком. Они интересны уже тем, что чекистское расследование в отличие от ведомственных было беспристрастным. Чекисты искали даже американских диверсантов... Листаю «План первичных оперативных мероприятий по выявлению причин, которые могли повлечь катастрофу самолета УТИ МиГ-15 номер 612739 (бортовой номер 18)». План датирован днем катастрофы, 27 марта 1968 года. В этот же день были выдвинуты четыре версии. Первая - «умышленные действия по выводу техники из строя: во враждебных целях или из низменных побуждений». Вторая - «некачественная подготовка материальной части к полетам». Третья - «недостаточная подготовленность летчиков к данному полету». Четвертая - «неудовлетворительное руководство полетом». Подробнейшие, на семи листах, указания по проверке каждой из версий. Особое внимание - подозрительным лицам, имевшим отношение к подготовке и обслуживанию самолета. Не было ли у них «нездоровых высказываний, угроз в адрес командования или враждебных проявлений», «не имеется ли на них компроматериалов, не было ли контактов с иностранцами», «не было ли изменений в их поведении после катастрофы (нервозность, беспокойство в связи с проводимым расследованием)». Копали глубоко. Среди «подозрительных личностей» фигурирует жена инженера, проверявшего перед полетом герметичность систем. Донесение гласит: за много лет до катастрофы эта женщина «на пристани «Солнечная поляна» Химкинского водохранилища имела контакт с женой секретаря посольства США по вопросам культуры Каттарман Дороти». Проведенная проверка установила: встреча была случайной. ...а нашли советских разгильдяев Первый тревожный звоночек: бригада, которая руководила полетом УТИ МиГ-15, была, скажем так, не на уровне. «Руководитель полетов подполковник Я., - пишет майор контрразведки Симаков в своем донесении, - в сложных ситуациях проявлял нервозность и растерянность. Из-за слабой памяти плохо усваивал задания на полеты, принимал поспешные и неправильные решения. Дежурный штурман подполковник Ш. по личным и деловым качествам суетлив, решения принимает поспешно, делает ошибки в расчетах времени прибытия самолетов на аэродром. Плохо знает характеристики радиолокаторов и другой техники. Помощник руководителя майор Д. злоупотребляет спиртными напитками, недобросовестно относится к служебным обязанностям». А вот последний звонок тем, кто выпускал в небо Гагарина и его инструктора: за неделю до их гибели самолет Серегина был в секундах от катастрофы! «20 марта с. г. при руководстве полетами Я. не проанализировал метеорологическую обстановку, в результате чего не заметил снежного заряда. В условиях ограниченной видимости Я. разрешил посадку Серегину В. С. на аэродроме «Чкаловская». Последний произвел ее с перелетом. Выкатывание самолета и возможная авария были предотвращены специальным тормозным устройством». И уже через неделю все тот же Я. ошибается снова, когда в небе находится самолет Гагарина - Серегина. «Руководитель полетов Я. не соблюдал интервала движения самолетов. Через одну минуту после взлета Гагарина он выпустил более скоростной самолет. Из-за этой ошибки УТИ МиГ-15 вынужден был перейти в другую зону. За выполнением задания Гагариным Я. должным образом не следил. Не запросил, почему тот задание выполнил раньше, чем предусмотрено упражнением. После потери связи с самолетом Гагарина подполковник Я. не использовал имевшиеся средства для фиксации маршрута полета самолета». Что из этого следует? «Указанные недостатки затрудняли осуществление полета самолета, - пишет руководитель особого отдела подполковник Обельчак, - однако причиной его катастрофы, по мнению агентуры и специалистов, они быть не могли». В поисках причины продолжаем листать документы контрразведки... Перед вылетом им дали «не ту» погоду «Разведка погоды перед полетами была организована с нарушениями, - пишет капитан контрразведки Маркин, - по наставлению она должна быть проведена за 30 - 50 минут до начала полетов и объявлена всему летному составу. В данном случае разведчик погоды сел (на аэродром. - А. П.) за одну минуту до взлета экипажа Гагарина и Серегина». Маленькие шероховатости, недоработки, недоговорки накапливались, как снежный ком. «По условиям упражнения № 2, к выполнению которого готовился Гагарин Ю. А. при контрольном полете с Серегиным В. С., оно должно выполняться в простых метеоусловиях или за облаками без подвесных баков, - свидетельствует другой чекист. - Фактически метеоусловия были сложными, а самолет - с подвесными баками, что является грубым нарушением». И, наконец, документ, от которого по спине бежит холодок. «Мною опрошен офицер летной службы подполковник Ш., - докладывает капитан Медведев. - Он своевременно не произвел радиолокационную разведку погоды, которую должен был сделать за 30 минут до вылета самолета-разведчика. Данные о разведке погоды Ш. внес в журнал ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ (выделено мной. - А. П.)... на основании сообщения (кто говорил, точно не помнит) о докладе летчика, вылетавшего на разведку метеообстановки... Указанные факты являются грубым нарушением требований «Инструкции по производству полетов на аэродроме «Чкаловская» и могли привести к нежелательным последствиям». Вот на этих «нежелательных последствиях» и остановимся подробнее.

Еще больше материалов по теме: «Юрий Гагарин: Досье KP.RU »

 
Читайте также