Звезды20 июля 2005 22:26

Вы слыхали, как поет Дроздов?

Так называется сольный диск ведущего «В мире животных». Наш корреспондент побывала на его презентации
А еще Николай Дроздов признался, что умеет танцевать краковяк!

А еще Николай Дроздов признался, что умеет танцевать краковяк!

На диске всего восемь песен, четыре из которых - народные украинские. Николай Николаевич сказал, что выбрал те песни, которые поет уже много лет: «Чтобы во время записи хоть со словами и музыкой не мучиться».

- Какой же это тяжкий труд, - сокрушался Дроздов. - Я отравил супруге все прошлое лето, потому что из студии приходил в два ночи!

Никас Сафронов разрисовал СD

Впервые страна услышала, как поет Дроздов, когда он на острове в реалити-шоу «Последний герой» у костра под гитару исполнил «Песенку капитана». После этого друзья стали настаивать на том, что телеведущему нужно обязательно записать свой диск, и Дроздов сдался.

На презентацию, кроме Николая Николаевича, пришел Никас Сафронов, который оформил диск своими рисунками, а также Борис Грачевский.

- Позвольте я расскажу вам анекдот, - обратился ко всем отец «Ералаша». - Американские дети узнали, что Бетховен писал музыку и пришли в восхищение: «Какая умная собака!» Уверяю, почти такой же была и моя реакция, когда я узнал о том, что Дроздов еще и поет.

Грачевский и анекдотыПесни в исполнении Дроздова журналистам понравились - у него приятный голос. Многие любопытствовали: а не собирается ли Дроздов и дальше завоевывать отечественную эстраду? На что Николай Николаевич вскидывал руки и причитал: «Я вас умоляю!» На выручку другу снова пришел Грачевский с анекдотом.

- У одного человека была очень плохая кожа на лице, и ничего ему не помогало. Тогда он пошел к дерматологу. Врач спросил: «Где вы работаете?»

- В цирке, убираю за слонами дерьмо.

- Видимо, ядовитые испарения и есть причина вашей болезни. Вам нужно сменить работу!

- Делайте, что хотите, доктор, но из шоу-бизнеса я не уйду!

В зале повисла пауза, а потом разразился смех. Грачевский виновато посмотрел на Дроздова и поднял руки: «Все, все, я больше не буду!»