2015-02-04T03:31:18+03:00

Лекарство от жадности

Почему российские олигархи так любят Михаила Касьянова
Поделиться:
Комментарии: comments5
- У меня огромная фазенда? Клевета, сплошная клевета!- У меня огромная фазенда? Клевета, сплошная клевета!
Изменить размер текста:

Два месяца назад страна впервые узнала о существовании московского поселка Сосновка.

Да что страна - даже всевидящая Семья никогда не слышала прежде этого географического названия, чем была немало раздосадована.

Рассказывают, что особенно эмоционально скандал с касьяновскими владениями восприняла Татьяна Дьяченко. В то время она как раз отдыхала на одном из средиземноморских курортов в компании группы олигархов и, обсуждая Касьянова, раздражения не скрывала.

Президентскую дочку возмутила, конечно, не воровская схема, позволившая экс-премьеру получить за копейки дачу в одиннадцать с половиной гектаров. Ее негодование вызвало совсем другое: касьяновская скрытность. Мало того, что Касьянов утаил от «родственников» покупку «Сосновки», он еще имел наглость прибедняться, жалуясь, будто гол как сокол и не успел получить никакой приличной резиденции.

«Я как дурак с ног сбился, все дачи ему подбираю, - бросил в сердцах присутствовавший там же один российский олигарх, - а у Миши, оказывается, земля лучше даже моей».

Что ответил на это Касьянов да и объяснялся ли он с Семьей, в принципе - неизвестно. С самого начала скандала экс-премьер старательно уходит от любой конкретики. «Клевета, сплошная клевета», - монотонно бубнит он в ответ на вопросы журналистов.

Что ж, сегодня пришел черед новой порции «клеветы», ведь в то время, пока Касьянов плавал у берегов Средиземного моря на борту роскошной яхты своего друга Абрамовича, я параллельно с Генпрокуратурой продолжал свое собственное расследование.

Найденные мною факты окончательно и бесповоротно доказывают: история с Сосновкой - не просто банальная имущественная афера. Это коррупция самого высокого уровня, яркий пример смычки высших чиновников страны с олигархами.

Щедрый гектар

Сколько стоит касьяновская дача в Сосновке? Это главный вопрос, не ответив на который глупо было бы продолжать расследование.

Двадцать семь с небольшим миллионов долларов - такова оценка независимой экспертизы, сделанная накануне аукциона.

Одиннадцать миллионов сто рублей - ровно столько заплатила за «Сосновку-1» победительница аукциона фирма «Амелия».

Таким образом, вместе с платой за переуступку прав аренды (сиречь за право пользования землей), обошедшуюся в 720 тысяч долларов, дача досталась Касьянову примерно за миллион «зеленых».

Сущие гроши. Ведь только долгосрочная аренда одной сотки земли в Троице-Лыкове обходится в 50 тысяч долларов. Неудивительно, что сам Касьянов оценил свои владения в сто раз дороже.

Доподлинно знаю, что накануне скандала ряду российских миллиардеров было предложено купить «Сосновку-1» за 110 миллионов долларов. (К тому времени Касьянов наверняка уже чуял, что вокруг дачи сгущаются тучи, ибо по моим запросам налоговые и регистрационные органы начали поднимать всевозможные документы, и это не могло не выплыть.)

Посредником в сделке выступал экс-президент одного из государственных банков, ближайший друг и соратник Касьянова.

Миллиардеры долго думали. С одной стороны, им льстило, что товар лицом готов лично показывать сам Касьянов, да и место в Троице-Лыкове уникальное, второго такого нет. С другой - смущало, что сосновская земля находится в аренде. В итоге они благоразумно отказались. Точно чувствовали. Ибо сразу после этого прогремел скандал с дачей.

Детали дачного дела Касьянова известны теперь широко. Все знают, что своим распоряжением премьер передал две госдачи в столичном поселке Сосновка, на самом берегу Москвы-реки, - роскошные, многогектарные, с бесчисленным множеством строений и собственными пляжами - Минимуществу для «закрепления за подведомственным ему ФГУПом». Что ФГУП этот - «ВПК-Инвест» - продал дачи на аукционе для «своих»: все фирмы-участники были аффилированы друг с другом и даже учреждены по одним адресам (а другого и быть не могло, ведь обязательного по закону информационного объявления в печати не появлялось и, значит, никто посторонний о конкурсе просто не знал).

Что потом Касьянов, выйдя в отставку, перекупил у выигравшей конкурс фирмы «Амелия» бывшую дачу Михаила Суслова с территорией в 11,5 гектара примерно за ту же сумму, которую «Амелия» заплатила государству.

И все же многое в этой истории до сегодняшнего дня оставалось за кадром. Кто, например, придумал эту аферу? Когда она началась? Из чьего кармана оплачивались дачи? И почему, наконец, нефтяная компания «Эвихон» - арендатор дач в Сосновке - согласилась на заведомо невыгодную переуступку прав аренды, получив взамен всего-то миллион четыреста сорок тысяч долларов (по 720 тысяч за каждую дачу), хотя срок договора истекал лишь в 2045 году?

Минутку терпения... «Альфа» и Омега

Сразу после возбуждения уголовного дела по дачам в Сосновке зам. Генерального прокурора Колесников объявил, что начало «сосновой» аферы было положено в январе 2003-го - с подписания Касьяновым распоряжения о передаче злосчастных дач.

Колесников был прав лишь формально. На самом деле эта масштабная, многоходовая комбинация была задумана еще раньше - осенью 2002-го.

Все началось в общем-то случайно. Как-то жена олигарха Михаила Фридмана решила навестить свою однокурсницу по истфаку МГУ Любовь Елизаветину. Каковая тоже находилась замужем за весьма успешным человеком - акционером нефтяной компании «Эвихон» Михаилом де Буаром - и вместе с супругом жила на арендованной даче в Сосновке.

Кто кому - Фридман или Касьянов - первым рассказал о «Сосновках» - тайна, покрытая мраком. Хотя не в пример олигарху Касьянов отлично здесь ориентировался, ибо его резиденция («Сосновка-4») находилась забор в забор с дачей де Буара.

В любом случае действовали эти люди сообща. Вскоре Касьянов выпускает свое распоряжение, начинается подготовка к аукционам по продаже «Сосновок».

Не буду повторяться, описывая перипетии этих торгов, более похожих, впрочем, на фарс, ибо не имело никакой разницы, кто конкретно из фирм-претендентов одержит победу. Все они были однояйцевыми близнецами, и за всеми ними стояли одни и те же люди, аффилированные с одним известным олигархическим холдингом.

Как вы помните, в конкурсе по продаже «Сосновки-1» принимали участие три фирмы («Амелия», «Арт-груп», «Крестар-Инвест»).

Победительницу - фирму «Амелия» - учредило ООО «Минуэт». В свою очередь, ООО «Минуэт» учреждено двумя другими фирмами, у обеих был один и тот же гендиректор: Всеволод Кусов, замначальника правового управления Альфа-банка. Гендиректор «Амелии» Александр Чумиков не скрывает, что и сам он тесно сотрудничал с «Альфой» на почве участия во всевозможных структурах и даже ежемесячно получал на карточку зарплату. Представителем «Амелии» на аукционе тоже выступал сотрудник Альфа-банка: некий г-н Серов.

Фирма «Арт-груп». Гендиректором ее числится Елена Романова. Как и Чумиков, она тоже подтверждает, что на постоянной основе выполняла поручения «Альфы». Представителем «Арт-груп» на аукционе выступал бывший сотрудник Альфа-банка Двинин-Новиков. (Впоследствии «Арт-груп» была переоформлена на Касьянова и его жену Ирину.)

Фирма «Крестар-Инвест». Учредитель - компания «Альфа Кэпитал Холдингз», чьим представителем является уже упоминавшийся зам. начальника правового управления Альфа-банка Кусов. На аукционе интересы «Крестар-Инвеста» представлял бывший сотрудник «Альфы» Ковалев.

Случайного совпадения быть здесь не может. Теперь уже окончательно ясно, что именно юристы «Альфы» занимались всей технологией комбинации. Да и деньги на покупку шли тоже оттуда.

Сам Михаил Фридман, правда, категорически это отрицает. Он уже заявлял журналистам, что никакого кредита на покупку «Сосновки» его банк не давал.

Забывчивость вполне простительная. Может ли банкир-миллиардер упомнить все свои операции, особенно если речь идет о каких-то сотнях тысяч.

Тем не менее факты - штука непреложная. 10 марта 2004-го - то есть через полтора месяца после аукциона - фирма «Амелия», выигравшая конкурс, получает в «Альфа-банке» кредит «на пополнение оборотных средств» в размере 314 977 300 рублей. В тот же день кредит возвращается. Но уже не 315 (без малого) миллионов, а 294 360 600.

Разница - 20 с половиной миллионов - остается у «Амелии», которая - на минуточку - представляет собой элементарную пустышку с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Уже одного этого достаточно, чтобы заподозрить в выдаче ей кредита неладное.

Попробуйте получить в банке заем: замучают, затаскают, заставят собирать всевозможные справки, доказывать платежеспособность. Здесь же бумажная структура, с нулевым балансом, враз облагодетельствуется 11 миллионами долларов.

Оставшиеся в результате этой операции деньги «Амелия» перечисляет в качестве кредита фирме «Арт-груп». Той самой «Арт-груп», одной из участниц торгов, которой и были переуступлены права на аренду 1-й «Сосновки», после чего и дачу, и саму фирму купили Касьянов с супругой. Этими-то деньгами «Арт-груп» и рассчитывается за аренду (720 тысяч долларов).

А как расплатилась за дачу сама «Амелия»? По условиям договора ей ведь тоже надо было выложить 11 миллионов рублей.

Все было не менее цинично. «Амелия» выпускает собственный вексель - как раз на 11 миллионов. И хотя за душой у фирмы нет ни гроша и бумажка эта ничего не стоит, сразу после аукциона вексель покупает фирма «Эшфорд Технолоджис», которая, в свою очередь, плотно работает по вексельным схемам с уже упоминавшейся фирмой «Вельтэкс», учрежденной непосредственно Фридманом и выкупившей «Сосновку-3».

Круг замкнулся. Теперь окончательно ясно, что в этой комбинации каждый из ее участников выполнял свою роль.

Касьянов обеспечивал «крышу». Без него «Сосновки» никогда не были бы выставлены на продажу, недаром правая рука его, зав. секретариатом Константин Мерзликин, лично контролировал подготовку аукциона. (Об этом мне прямо говорил зам. министра имущества Гусев, которому Мерзликин не раз звонил.)

Фридман отвечал за техническую сторону. Его фирмы, его юристы. В конце концов его деньги.

Они знали, за что бороться. Купить за миллион то, что стоит в 100 раз дороже, о таком можно только мечтать.

Публикуется в редакции автора.

Продолжение читайте в следующем номере «КП».

 
Читайте также