2018-04-02T12:40:07+03:00

Кто тратит деньги родителей

Выясняем, почему родителей заставляют выкладывать деньги за бесплатное образование
Поделиться:
Комментарии: comments8
Мало кто знает, что школьный охранник не несет ответственности за безопасность детей.Мало кто знает, что школьный охранник не несет ответственности за безопасность детей.
Изменить размер текста:

- Сколько можно с нас вымогать деньги! - Раз в два-три дня в редакции раздается такой звонок от уставших от школьных и детсадовских поборов пап и мам или приходит такое письмо от замученных бабушек с дедушками.

У одних требуют взятку за зачисление чада в садик, другим приказали ежемесячно платить «благотворительный взнос», третьи скидываются на принтер в учительскую, четвертые собирают на день рождения классной. Суммы - от ежемесячных 50 рублей на охрану до 3000 долларов за поступление в элитную гимназию.

Как же так?! Руководитель Департамента образования Москвы Любовь Кезина много раз грозила: поборы с родителей незаконны. Бюджет столичного образования растет год от года. А при этом механизм добровольно-принудительных пожертвований становится только изощреннее. И что-то не видно, чтобы большинство школ и детсадов стали жить лучше.

«Комсомолка» решила разобраться, кому на самом деле выгодна система поборов с родителей.

Бедные родственники

- Директор так прямо мне и заявила: «От родителей в школе одна грязь!» - Игорь ЛИТВИНЕНКО, папа двух дочерей, до сих пор поражен откровением педагогини. - Это типичное отношение школьной администрации к нам, родителям! А я всего лишь попросил директора пояснить, на каком основании и за что родители должны платить деньги в государственной школе.

К тому моменту Литвененко уже сам успел поработать чиновником и хорошо представлял, в какую тяжбу он ввязался. Понимая, что один на один с нынешней системой образования не справится, Игорь объединился с другими активными папами и мамами. Новый общественно-политический проект так и назвали - «Собрание родителей». Задача: добиться того, чтобы родители смогли на деле участвовать в управлении образовательным учреждением.

- Наша педагогическая система тоталитарна по сути, - уверен Литвененко. - Нарушение законодательства на каждом шагу. В Законе «Об образовании» написано, что в процессе обучения и воспитания принимают участие три стороны: педагоги, дети и их родители. А у наших школьных начальников другой стиль работы: администрация сама принимает решения, родителям ни о чем не сообщается, по своей инициативе нам собираться в школе не разрешают. Зато по утрам на улице, как бедные родственники, папы с мамами скидываются «на нужды школы».

Принцип поборов с родителей прост: плати и не вякай. Нам все время говорят, что бюджет школ и детсадов скуден, денег хватает лишь на мел. Откуда мы это знаем? Из жалобных рассказов самих директоров. Мы поверим. Хотя хорошо бы и проверить. Но лишь один из многих руководителей обычных столичных школ, к которым корреспондент «Комсомолки» обратился с просьбой раскрыть секрет, из чего складывается финансирование школы, согласился на откровенный разговор. Почему? Если школам на самом деле не хватает бюджетных денег, не честнее ли открыть бухгалтерию и рассказать: вот на это нам хватает, а вот на эту сумму, полученную от родителей и спонсоров, мы хотим сделать то-то и то-то.

И вот тут закрадывается подозрение: все ли собранное с пап и мам тратится на пособия, наглядный материал и химикаты для опытов? Чего так боятся школьные начальники, защищая бухгалтерские книги настойчивее, чем девственница собственную честь?

Безопасность - вне закона

Самый популярный повод содрать деньги с родителей - на охрану школы. Мол, мы должны защищать детей от террористов. Чиновники настоятельно рекомендуют теперь усаживать перед входом не бабушку-вахтера, а представительного мужика в робе - сотрудника охранного предприятия.

Сомнительно, что дядька в черном комбинезоне сможет эффективнее бабульки с вязальными спицами справиться с бандой «отморозков»-террористов. Но пусть, поверим. Так спокойнее.

Хотя правда, на наш взгляд, в другом. На всех «прямых линиях» образовательные чиновники объясняют: по закону брать с родителей деньги можно только на охрану. Все остальное должен обеспечивать бюджет. То есть охрана - единственный ЗАКОННЫЙ способ залезть школьным начальникам в наш кошелек.

Считаем. Средняя стоимость охраны школы сотрудниками ЧОПа - 13 - 15 тысяч рублей в месяц. В обычной столичной школе минимум 500 учеников. В среднем (судя по звонкам читателей) собирают в месяц с родителей по 500 рублей «на охрану». И кто не раскошелится на безопасность собственного чада? Пусть в состоянии отстегнуть рубли не все. Все равно получаем 500 х 400 = 200 тысяч рублей. Не сходится!

КСТАТИ

По поводу школьных поборов Игорь Литвененко обратился с запросом в прокуратуру. Юристы ему объяснили: собирать с родителей на охрану - незаконно, нарушаются сразу два федеральных закона и Гражданский кодекс. Мало того, оказывается, правительству Москвы уже указывали устранить нарушения. И еще: секьюрити из частных фирм вообще не несут ответственности за безопасность детей! Они обязаны только следить за сохранностью школьного имущества. Не верится? Откройте статью 11 Федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности в РФ».

Нет денег? Нарисуйте!

Ладно, будем считать сбор охранных денег невинной уловкой кристально честных администраторов. И собранное на самом деле тратится на поддержание образовательного учреждения. Ни в одной стране мира, даже самой богатой - США, бюджетных денег школам не хватает. Везде директора и попечители вынуждены стоять с протянутой рукой: помогите, люди добрые. У нас вот главным призом для десяти лучших школ России объявляется - внимание! - полное финансирование в течение года!

Чиновники честно признаются, что не в состоянии полностью содержать школы. У остальных, выходит, одна возможность: пополнять бюджет за счет родительского кошелька? То есть, с одной стороны, поборы с родителей незаконны, а с другой - у школ просто нет иного выхода?

Но, оказывается, еще с 92-го года в законе прописаны вполне четкие права для образовательного учреждения, как зарабатывать себе на жизнь. Школа имеет право оказывать платные услуги и привлекать спонсоров. Вот как закон позволяет школам получать и использовать собранные средства.

1. Перечисления на лицевой счет

Школа - юридическое лицо, поэтому должна иметь свой лицевой счет. И такие счета у большинства учреждений есть. Они находятся в казначействе, в централизованной бухгалтерии при районном управлении образования. Родители могут перечислять на них свои пожертвования.

Главная проблема - вернутся ли эти деньги в школу? Потому что казначейство имеет право удержать эти средства на погашение бюджетных долгов. По-русски говоря, не разрешить их истратить в тот момент, когда школе необходимо. И родители не в состоянии проконтролировать, куда делись их деньги.

- В системе образования много руководителей, - объясняет мне завуч одной из московских школ Василий ВАШКОВ. - В школах нет специалистов, которые бы разбирались в финансовых тонкостях. Недаром в свое время не разрешили вводить в школах ставку замдиректора по финансово-правовым вопросам, чтобы никто ничего не знал, а только выполнял приказы сверху. Директор сегодня каждую копеечку на парту или мел должен выпрашивать у высочайшего начальства. Открыть свой расчетный счет для школы - огромная проблема. Местному руководству выгоднее держать школьные финансы у себя в кулаке.

2. Специальные благотворительные фонды

В конце 90-х в столице появились первые благотворительные фонды помощи образовательным учреждениям. Это негосударственная альтернатива тех самых чиновничьих централизованных бухгалтерий. Фонд открывает для школы счет в банке. Родители не несут наличку педагогам, а перечисляют деньги безналом на этот счет. Далее директор приходит в фонд и просит выделить такую-то сумму на такие-то цели. Выстраивается стройная, а главное, прозрачная система. Директор не может проконтролировать, кто сколько денег перевел, а значит, не может надавить на неплательщиков через их детей.

Но Департамент образования к таким фондам относится, мягко говоря, прохладно. Еще бы: какие-то странные люди стригут деньги с родителей.

- Мы не имеем права зарабатывать деньги, - оправдывается перед департаментом генеральный директор фонда «Просвещение» Ирина ФРОЛОВА. - У нас некоммерческая организация. Нам нужны деньги только на расходные материалы, на зарплату сотрудникам. Поэтому мы удерживаем 3 процента от суммы пожертвований, хотя имеем право брать все 20. Но департамент неприступен и периодически трясет фонды проверками.

3. Собственный фонд помощи

Школа вместе с родителями может создать попечительский совет и при нем открыть свой собственный благотворительный фонд. Такая схема, например, работает в 548-м московском центре образования «Царицыно».

- Школа входит в рынок робко и уродливо, - морщится директор Ефим РАЧЕВСКИЙ. - А нужно смелее! Директора должны понять, что сейчас работать с безналичными деньгами даже удобнее, чем с наличкой. А что вы подразумеваете под словом «поборы»? Вот когда родители скидываются на питьевую воду, которая стоит в классе, - это поборы? Хотя я знаю случаи в некоторых школах: не сдал деньги - значит, твой ребенок пускай пьет воду из-под крана. Но ведь для некоторых семей и триста рублей в месяц - это серьезные траты. Принцип уравниловки недопустим! Кто сколько может - на этом принципе основана любая благотворительность. Мы, например, никогда не оглашаем, кто из родителей сколько денег пожертвовал.

- А как насчет так называемых «спонсорских» взносов при поступлении? - спросил я у Рачевского.

Ответ был такой:

- Да это невыгодно для школы! Да-да, потому что я, как директор, приняв деньги от родителя, теряю в нем партнера. Мамы и папы рассуждают так: я заплатил, теперь с меня взятки гладки. Они начинают думать, что образование - это товар. Но ведь это услуга. И потребитель, то есть родитель, должен участвовать в ее производстве. Когда вы идете в парикмахерскую, вы же показываете мастеру, как именно вас подстричь, какие недостатки скрыть... А заплатив деньги за поступление, родители устраняются от проблемы образования ребенка. Они просто требуют результата, а сами при этом не прилагают никаких усилий. Система вступительных взносов мало того что криминальна, она разваливает школьное образование и вызывает только негативные эмоции у людей.

Хозяева школьной кассы

На наш родительский взгляд, самая правильная и удобная система - та, которой пользуется знаменитый директор Рачевский. У него четко понятно, на что школе действительно нужны деньги и где их берет администрация. Почему же большинство школ не открывают собственные фонды? Смеем предположить: руководству просто не хочется, чтобы бюджет был прозрачным.

Уже лет пять в стране пытаются внедрить систему школьных попечительских советов. Изначально идея здравая. В совет входят и родители, и чиновники, и школьная администрация. Вместе решают проблемы, делят деньги. Но на деле реально работающих советов - единицы. В большинстве школ и советы, и родительские комитеты - это марионетки, подбираемые администрацией. Чем бессловеснее, тем лучше. Как там сказала Литвененко директриса: «От родителей в школе одна грязь»?

Директора за годы безвластия ПРИВЫКЛИ распоряжаться деньгами так, как им удобно, не отчитываясь ни перед кем. И какая уж тут добровольность взносов? Во многих школах, как рассказывают читатели, классные руководители составляют списки, кто из родителей и сколько сдал. Если платят по перечислению - копию платежки тоже требуют предоставить в школу. Конечно, вымогать у пап и мам проще, чем учиться зарабатывать да еще и честно распределять заработанное.

И совсем уж крамольная мысль. Вот так, практически узаконив поборы, живут большинство столичных школ и детсадов. Но чиновников из окружных управлений образованием эта ситуация мало беспокоит. Почему? Не заинтересованы ли в нынешней системе и те, кто по долгу службы должен контролировать финансовые дела образовательных учреждений?

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Платили, платите и будете платить!

Александр МИЛКУС, редактор отдела образования «Комсомольской правды»:

- Департамент образования Москвы старается, насколько может, бороться с директорами, замеченными в вымогательстве денег с родителей. Только в прошлом году два десятка руководителей лишились своего кресла. Только это никак не влияет на систему поборов. Почему?

Может быть, потому, что система ВЫГОДНА. Не случайно, с одной стороны, школы трясут финансовые проверки. С другой - директорам из вышестоящих инстанций приходит «Примерный договор пожертвования». В нем черным по белому написано: «Жертвователь ОБЯЗУЕТСЯ безвозмездно передать учреждению денежные средства в размере...» Документ рекомендуют заверять подписью благотворителя, подписью директора и школьной печатью. И невдомек подневольному папе-благотворителю, что эта замечательная бумажка может стоить школьному начальнику как минимум должности. А как максимум - грозит двумя (!) статьями Уголовного кодекса: 285 - «злоупотребление должностными полномочиями» и 286 - «превышение должностных полномочий». Наказание по ним - от 100 МРОТ до 4 лет тюрьмы.

Но кто с директором связываться будет? Дети прокурора тоже в школе учатся.

А как вы считаете, кто и как использует деньги, которые папы и мамы сдают «на школу». Звоните нам сегодня, 20 ноября, с 12.00 до 13.00 по московскому времени по тел. 777-02-84, доб. 526 или пишите по e-mail: ryab@kp.ru

 
Читайте также