Общество21 июля 2008 2:00

Мама маленькой Сони - мошенница

Увы, героиня нашей прошлой публикации «Соня слепнет и просит маму: «Включи день!» (07.07.08) оказалась аферисткой.

Увы, героиня нашей прошлой публикации «Соня слепнет и просит маму: «Включи день!» оказалась аферисткой.

Сразу успокоим всех: ВАШИ ПОЖЕРТВОВАНИЯ В ЦЕЛОСТИ И СОХРАННОСТИ! Юлия Новокрещенова добровольно отдала собранные деньги нам под расписку, что «если подлинность документов подтвердится, они будут возвращены Соне на лечение». Подлинность не подтвердилась. Сама Юля призналась в обмане, только когда ее уже, как говорится, загнали в угол.

Обратившись в газету, эта женщина предоставила документы о том, что у ее трехлетней дочери, больной ДЦП, прогрессирующая слепота из-за повторной отслойки сетчатки. По документам выходило, что в Санкт-Петербурге Сонечке «починили» глаза. Но потом в Институте мозга ей «некорректно» провели процедуру лечения током, и сетчатка вновь отслоилась. Причем российские врачи оперировать ее уже отказались, и теперь надо ехать в Германию.

На деле же оказалось, что после удачных операций на глазах Соня вообще не проходила никакого лечения в Институте мозга. А подтверждающие документы были ювелирно подделаны. Соответственно и «некорректной процедуры», и новой отслойки сетчатки не было. Да, Соня действительно видит очень плохо, но сделать с этим уже ничего нельзя ни у нас, ни за границей.

Если грамотные подделки смешать с реальными выписками, то, просмотрев кипу документов, только доктор сможет распознать в бумагах неладное. Когда я брала историю о Соне в рубрику, мама Юля приехала из Нижнего Новгорода с больной малышкой на руках, предоставила полный пакет документов, телефоны медиков и прокуратуры... Половина телефонов хронически не отвечала, но бумаги-то были. И посредники из Германии вели с ней переговоры. Надо было отсрочить выход материала и все же прозвониться тем, кто выдал решающие «документы». Но мама со слезами умоляла поторопиться с публикацией, потому что «сетчатка усыхает и может потом не прижиться, счет идет на недели». Она клялась и «специально поехала в Нижний, чтобы вернуться и привезти недостающие подтверждения от тех, кого не удалось застать по телефону», как только выйдет статья. Я пошла Юлии навстречу. И это моя вина. Простите, дорогие читатели, что ввела вас в заблуждение, испугавшись за «слепнущую с каждым часом» девочку. Если бы иногда я так не делала, многие дети, возможно, так и не дожили бы до спасительных операций, занимаясь только сбором бумаг. Но, видно, так нельзя. Отныне «шагов навстречу», а значит, и возможности обмана не будет.

Непонятно только, на что надеялась аферистка, приехав без обещанных дополнительных бумаг. Ведь так мы в любом случае поймали бы ее на вранье. К тому же врачи, которых она незаслуженно оговорила, очень скоро откликнулись на материал. Разразился скандал. Мы остановили сбор денег и провели дополнительную проверку, которая подтвердила наши подозрения. Да, Соня больна, но в платном лечении не нуждается. Юля же просто не доверяет выводам российских врачей и считает, что за границей ее могут вылечить. Но, понимая, что для обращения в газету одной ее уверенности недостаточно, Юля подделала документы, приписав свое мнение офтальмологам.

В том, что дочку Юля действительно любит, занимается с ней и делает все возможное для ее выздоровления, сомнений не возникает (они жили неделю у меня в доме, Юля под моим присмотром закрывала все счета, передавала под расписку деньги, которые теперь также под расписку переданы организации «Доноры - детям»). Хотя подделка документов - это, безусловно, уже преступление. Но... Должна ли я, как ведущая рубрики, подавать на Юлю заявление в прокуратуру? Ведь если ее посадят или лишат материнских прав, девочка, которая не может даже есть без помощи и никому, кроме мамы, не нужна, останется одна. А рубрика-то создавалась прежде всего ради детей. Деньги Юля отдала (документация проверена). Позором наказана, дальше мошенничать с такой оглаской невозможно. Однако право потребовать наказания есть у любого ЖЕРТВОВАТЕЛЯ. Решайте сами. Документы все есть.

Мы же искренне благодарим сайт littleone.ru за то, что вовремя забили тревогу, и сайт eva.ru за помощь в расследовании. А также приносим Институту мозга в Санкт-Петербурге свои извинения за то, что невольно втянули ни в чем не повинных людей в эту некрасивую историю. Такой серьезный промах в нашей рубрике был первым и, надеемся, последним за девять лет ее существования.

Сейчас Соню проверяют врачи, чтобы убедиться, что платное лечение ей точно не нужно. И если это так, собранные деньги мы переведем на счет другого больного ребенка с реальными документами и, конечно же, отчитаемся за это в газете. Но при желании все, кто жертвовал деньги, могут разобрать их обратно. Для этого позвоните нам в течение первых двух дней после выхода газеты по телефону 8-915-036-67-52. Аферистам просьба не беспокоиться, так как все данные дарителей числятся у нас в документах.

Скандал, бушующий вокруг этой истории, длится уже две недели. Все это время мы проводили расследование и выясняли подробности аферы, чтобы и самим больше не попадаться, и вас в заблуждение не вводить. Но некоторые личности в Интернет-сообществе расценили это, как «замалчивание фактов». На почту приходили письма с вопросами, но любое неосторожно сказанное слово могло все испортить. Отвечу теперь:

1. Почему так долго молчали?

Мы разбирались. А на это нужно время. Отчет модераторам сайтов, на которых разворачивалось действо, я предоставила еще неделю назад, как только основанная часть разбирательств была закончена. Но выкладывать его в открытый форум мы не спешили, так как никто не был уверен в адекватном ответном поведении Юлии, если она поймет, что все всем известно. А ее адекватность была нужна, чтобы спокойно закрыть все счета и забрать все деньги. И сделать это надо было, не входя в конфликт с аферисткой. Ведь, как только Юля начинала нервничать, в плаче заходилась маленькая Соня. Она чувствует мать. А нам предстояло несколько дней прожить бок о бок, и я не хотела доводить ребенка. Мое дело спасти спонсорскую помощь, принести извинения и обнародовать лицо аферистки, чтобы она больше не смогла мошенничать. А линчевать – не мое.

И последнее, публикация вышла на бумаге, и опровержение тоже должно выйти так же. Бумажный «Отдел добрых дел» выходит только каждый второй понедельник, два раза в месяц.

2. Откуда пошел слух, что Юля мошенница?

Ее узнали мамы больных детишек с сайта «Литл-ван», где Юля вот уже больше года виртуально обитала на форумах, рассказывая «страшную историю своей жизни»: что Сонечка умерла, а она, в попытках справиться с горем, усыновила другую такую же девочку… Зачем она это делала – непонятно. Возможно, одинокой маме с больным ребенком не хватало сочувствия, и она его добывала таким вот нечестным и жестоким способом. А может, просто проблемы с психикой. Сама Юля, когда приносила свои извинения сказала, что «заигралась». Что в тот момент от нее ушел любимый человек, и она хотела, чтобы кто-то ее пожалел, поэтому виртуально «убила» свою дочь. Оправдывает она себя тем, что «нельзя реальность путать с виртуальностью».

Если бы не девочки с этого сайта, мы бы все равно поймали Юлю на подлоге, потому что она не предоставила некоторых обещанных доказательств, но это случилось бы позже.

3. Хотела ли Юля реально везти девочку на лечение?

Видимо да. Так как, посредники, которые рассматривали ее документы в Германии, подтвердили: «Все предоставленные Юлей документы о запросах-ответах про лечение в Германии подлинные. Наша с ней переписка тоже».

4. Неужели нельзя было распознать поддельные документы?

В том, что мошенничество было скомпилировано прекрасно, убедились многие опытные люди, смотревшие эти бумаги Поэтому попались не только мы, но и другие сайты и фонды, где Юля пыталась собрать деньги.

5. Говорят, что заметка вышла после того, как «деньги были собраны»?

Публикация вышла 7-го. А за несколько дней до этого на Юлин счет были переведены почти 25 000 долларов. Но это были далеко не ВСЕ деньги, которые по документам надо было собрать. Не хватало еще очень большой суммы. Ведь доллары были конвертированы, превратившись в 14 000 евро. На саму же операцию, по документам, нужно было более 16 000, плюс переводы документов, билеты в Москву (на сбор денег), билеты обратно в Нижний, билеты в Германию, оплата посредника, оплата переводчика, оплата трансфера, питание и сумма на «всякий пожарный» (несколько тысяч), которая должна быть обязательно, так как часто бывает, что процедур проводится больше, чем рассчитывали и деньги кончаются раньше. В этом случае европейцы просто перестают лечить ребенка (так было со многими моими подопечными), пока не найдутся дополнительные деньги. А за койку в клинике при этом долг растет. Да и прерывание лечения плохо сказывается…

Поэтому мы оставили заметку, как есть, взяв с Юли письменное обещание, что все, что останется от лечения ее дочки (то есть будет собрано лишнего), пойдет на лечение других детей. Когда поднялась вся эта буча, я попросила Юлю больше не принимать деньги, тем более, что сумма, пришедшая в первые же дни, и так была внушительной. И потребовала закрыть все счета.

6.Что сейчас с деньгами?

Счет в Сбербанке закрыт. В Альфа-банке закрыт. Яндекс-кошелек уничтожен. Все реквизиты со всех сайтов убраны. Все деньги, собранные на лечение Сони, Юля отдала.

Сейчас часть денег (по распоряжению спонсора, который их передал) хранятся у модератора сайта Ева.ру. Остальное на хранении у координатора общества «Доноры-детям!» (http://donors.ru/) Екатерины Чистяковой при фонде «Подари жизнь». Еще раз повторюсь, что желающим мы отдадим пожертвования обратно. Все остальные деньги будут переправлена на лечение другого ребенка, о чем будет напечатан отчет. Ведь когда верстался номер, стало известно, что диагноз Сони не требует платного лечения. Звучит он так:

«OU оперированная тракционная частичная отслойка сетчатки, п.о. афакия. В настоящее время по состоянию рельефа сетчатки дополнительного хирургического лечения не требуется. Положение сетчатки, вид ДЗН и магистральных сосудов позволяет прогнозировать улучшение зрительных функций.Рекомендовано:1. Очковая коррекция sph +6,0 D2.Зрительная реабилитация (упражнения по локализации света, светящиеся игрушки)3. Комплексное лечение основного заболевания ДЦП-, которое косвенным образом тормозит развитие зрит ф-ций4. наблюдение офтальмолога.Зав. отделением ДИБ 5 Баранов А.В.»

Кстати, обследование было проведено абсолютно бесплатно.

7.Что сейчас с Юлей и Соней?

Юля с девочкой прошли обследование в Санкт-Петербурге и поехали в Нижний Новгород, домой. Остается только надеяться, что Юля будет соблюдать рекомендации врача, который сказал, что при правильном развитии, через год зрение девочки может значительно улучшиться. Некоторые девушки с форумов собираются все же подавать на нее заявление в милицию. Это их право.

8. А вдруг мать только играет любовь к дочке?

Они жили у меня на глазах без малого неделю. Я видела не только то, как мать общается с девочкой (это можно и сыграть), но и то, как больная девочка относится к маме (это за день не заработаешь), а главное - я видела, насколько развита Соня. Я знаю много детей, больных ДЦП. И прекрасно понимаю, как тяжело их развивать. Соня рассказывает сказки, общается на «своем» языке, но понятно, если прислушиваться, понимает речь, выполняет просьбы и даже кокетничает. Такого результата невозможно достичь за дни, или даже недели. Это делается годами!

9. Вы должны обратиться в прокуратуру!

Я ДОЛЖНА была все пояснить, извиниться перед Институтом мозга и читателями за невольную дезинформацию. И еще я ДОЛЖНА была спасти деньги моих читателей от мошеннического использования. В прокуратуру я подавать НЕ ОБЯЗАНА.

Я понимаю, как больно тем, кого она обманывала долгие годы. Мне тоже пришлось не сладко. Представьте себе, что значит держать у себя дома афериста, который постоянно врет, с ребенком, которому безумно сочувствуешь. Когда телефон звонит без передышки, когда надо проверить кучу документов, когда ты понимаешь, что тебя жестоко обманули, когда ты искренне пытался помочь… Когда на твое имя выливают на форумах ушат грязи, потому что ты «смеешь» разбираться молча, потому что ты, как и многие другие, напоролся на аферистку. И все же я не пойду в прокуратуру…

Я думаю, раз Юля отдала деньги, и ее знают в лицо на всех форумах, - Бог ей судья. Видно, что у нее психоз на почве заболевания дочери, что Соню она очень любит. Мошенничать она уже не сможет. Дурная слава, по-моему, достаточное наказание за ее ошибки. А если Юлю посадят, Соня пропадет, потому что кроме матери, какая бы она не была, она никому не нужна. Эта маленькая девочка, с которой я прожила бок о бок неделю, мне дороже собственных обид, поэтому лично я подавать заявление в прокуратуру не хочу.

Но я не отнимаю это право у других. Документы я, естественно, предоставлю по первому требованию правоохранительных органов.

Обсуждения этой истории идут здесь:

http://www.forum.littleone.ru/showthread.php?t=615512

http://www.forum.littleone.ru/showthread.php?t=619483&page=45 -