Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Общество4 августа 2008 13:15

Солженицын - это реинкарнация Достоевского

Современники о настоящем Человеке и Гражданине [видео]

Сегодня ночью на 90-году жизни умер великий русский писатель, мыслитель, гуманист и истинный патриот Александр Исаевич Солженицын. Человек столь мощной, сколь и трагической судьбы.

Личность такого масштаба, такой невероятной духовной силы, к которой не было однозначного отношения. Его боялись, ненавидели, любили. Но все без исключения, друзья, враги, поклонники, скептики - уважали.

О настоящем Человеке и Гражданине:

Кинорежиссер Станислав Говорухин предложил объявить национальный траур:

«Для меня Александр Солженицын - это фигура планетарного масштаба. Это большая потеря для общества. Большое видится на расстоянии. Видимо, надо чтобы прошел год, два, три пока наше общество поняло бы настоящее величие этого гражданина и художника ", - сказал режиссер.

Первый президент СССР Михаил Горбачев: «Благодаря Александру Исаевичу Россия стала свободной»

"Скончался наш великий соотечественник, человек уникальной и трагической судьбы. Мало кто может сравниться с ним по тому, что сделал этот человек за свою жизнь".

Александр ПРОХАНОВ, главный редактор газеты «Завтра»:

«Он шарахнул по СССР»

- Солженицын - фигура, полная противоречий. Особенно ясно они проступают в сегодняшнюю эпоху, которая наполнена тремя очень мощными смыслами. Первый смысл - советский, который до сих пор живет в нашем обществе, второй - либеральные прозападные ценности и третий - монархическая, царско-православная реваншистская линия.

Среди этих трех сражающихся между собой смыслов у Солженицына очень сложная судьба. Он как абсолютно радикальный антисталинист сыграл огромную роль в разрушении СССР. Союз добили не танковые колонны и не бомбардировки, а смыслы.

Солженицын со своим «Гулагом», используя поддержку Запада, разрушил много советских мифов и базовых ценностей. В этом смысле он лютый антисоветчик. С другой стороны, оказавшись за рубежом, в Вермонте, он был инструментом идеологической борьбы либерального американо-еврейского Запада с Советским Союзом.

По существу он реализовывал концепт либерального мира, не принадлежа к нему духовно. Когда Солженицын вернулся в Россию, с надеждой, что он станет пророком, духовным лидером, современным Достоевским, этаким Далай Ламой, у него ничего не получилось. В ельцинской России он был не нужен со своим национально-русским державным подходом. И очень скоро, дав ему сначала огромные пространства эфира, его закрыли. В итоге Солженицын попал во второе изгнание.

Здесь в России, он совершил несколько антилиберальных поступков. Издал книгу «200 лет вместе», за что прослыл в либерально-еврейских кругах антисемитом и перечеркнул свою репутацию. Осуждал ельцынскую политику уничтожения русского народа. И настолько был раздражен и огорчен тем, что происходило в России, что однажды упрекнул ельцинистов в лишении России разбега, который дал Сталин.

Косвенно Солженицын признал значение Сталина. При этом он не стал лидером монархического направления. Солженицын по своей сути был кадетом, либерально-просвещенным националистом.

Он умер неприкаянным на второй чужбине. И в этом его личная драма. Драма человека, который по своему значению взлетел до огромных идеологических вершин, и был, очень быстро опрокинут. Он умер в глубоком внутреннем разочаровании. Он всю жизнь, борясь за свои идеалы, играл чужую игру и оказался в стране, которая, став тоже результатом чужой игры, ему не нравилась.

Если говорить о литературном значении Солженицына, то я бы выделил, во-первых, «Матренин двор». Из нее вышла вся огромная великая русская деревенская проза. Это неоценимая вещь. А «Один день из жизни Ивана Денисовича» вскрывает огромный пласт лагерной литературы. Солженицын дал старт этим двум направлениям. И в этом его величие.

Литературные достоинства «Гулага» оценить трудно, так как это абсолютно политическая работа, снаряд, которым шарахнули по СССР. Литературные достоинства здесь растворены в идеологии. Дальнейшего всплеска интереса к Солженицыну я не предвижу. Он уже при жизни стал мертвым классиком и занял место в русской литературе задолго до смерти.

Писатель Дмитрий БЫКОВ: "Это реинкарнация Достоевского"

- Если бы вожди Советского Союза вовремя прислушались к Солженицыну и Сахарову, пока еще не пройдена была точка невозврата, - то есть в конце 60-х или начале 70-х перестали бы преследовать инакомыслящих, сдерживать и расширять соцлагерь, насаждать идеологический диктат, душить дискуссии, унижать профессионалов, -никакого распада СССР вообще могло не быть.

И Сахаров, и Солженицын, при всех их разногласиях, предлагали на первое время одни и те же, исполнимые, и даже осторожные меры. Стоит перечитать "Размышления о мирном сосуществовании, прогрессе и интеллектуальной свободе" Сахарова и "Письмо вождям Советского Союза" Солженицына. Все аккуратно, патриотично, исполнимо (разногласия Сахарова с Солженицыным тоже интересны и поучительны, но на фоне сходств второстепенны).

Насчет "духовного стержня нации" - формула спорная. Мне кажется, у нации в ее нынешнем состоянии (да и в последние 50 лет) уже нет духовного стержня, она слишком разобщена. Но что он был примером для нации - безусловно. Слушался совести, писал, что считал нужным, вступался за бесправных, касался самых больных вопросов (не только политических, но и религиозных), был принципиален и тверд. Применяя к нему же характеристику, данную им одной из героинь "ГУЛАГа" - будь хоть половина русских такими же, другая была бы история России. Но Солженицыных много не бывает.

Он был писателем великим, и только потому стал властителем дум. Россия вообще страна не особенно идеологизированная, она больше ценит не идеологов, а профессионалов. Кто достиг вершин в своем деле, тот и становится духовным учителем. Примеры слишком известны. Перечитайте "Улыбку Будды" из романа "В круге первом" или финальную главу "Мясо" с ее могучей и страшной символикой.

Перечитайте "Случай на станции Кочетовка" (переименованной при публикации в "Кречетовку", чтобы не было намека на партпрозаика Кочетова). О "Раковом корпусе" - самой высокой вершине русской прозы 60-х, а может, и 70-х, - не говорю. Солженицын был не единственным крупным прозаиком своего времени, рядом с ним можно поставить и Трифонова, и Искандера, и Шаламова, но от его прозы исходил особый заряд душевного здоровья, азарта, бодрости. Это потому, что он верил: все не безнадежно.

Можно было расходиться с ним во всем, а этот заряд - чувствовать. И, конечно, мгновенно узнаваемая, легко пародируемая, но трудно копируемая интонация, пластическая выразительность, ядовитое остроумие.

С кем его можно поставить в один ряд? С Достоевским, конечно. Он ему типологически очень близок. Юношеский радикализм, конфликт с государством, "мертвый дом", смертельная болезнь, счастливо преодоленная, - годы безденежья, постепенный переход к консерватизму, глубокая религиозность, идеологические диалогические романы...

Сентиментальность, несколько сусальные представления о народе-праведнике (сравните Матрену с маляром Николкой из "Преступления и наказания"), наивные, но вполне здравые политические проекты, сарказм, полемика, раздражительность, публицистичность... В общем, прямо реинкарнация. Может, в том и проблема, что он прямой наследник мученика, спорщика и еретика Достоевского, а воспринимали его как проповедника и вероучителя в духе Толстого.

У Солженицына надо учиться не идеологически и не мировоззренчески, а литературно и человечески, мне кажется.

Евгений ГРИШКОВЕЦ, актер, писатель: "Голосов эпохи, не всегда удобный и не всегда понятный"

- Он был одним из голосов эпохи, не всегда удобный и не всегда понятный. Но всегда неподкупный и последовательный. А власть лишь делала вид, что прислушивалась к нему.

Александр ДУГИН, политик, философ: "Личность парадоксальная"

- Личность парадоксальная. Он был искренним радетелем за русский народ, но при этом - соучастником величайшего преступления против этого народа. Дискредитируя и помогая уничтожить советское государство в интересах наших злейших врагов.

Борис НЕМЦОВ, политик: "Сталин был душегуб, и Солженицын первый, кто доказал это аргументированно"

- Мне приходилось и общаться с Александром Исаевичем, и даже обсуждать с ним судьбоносные для страны решения. Я думаю, если бы не он, мы бы до сих пор ходили со значком Ленина на груди и со Сталиным в сердце. Сталин был душегуб, и Солженицын первый, кто доказал это аргументированно.

Виктор СУХОРУКОВ, актер: "Он святой... "

- Что-то в этом году от нас уходят великие люди. Для меня Солженицын был святым человеком. Он святой... Он единственный из нас пережил столько бед, гонений, издевательств, мук, но вместе с тем прожил такую долгую, наполненную жизнь. Он не ушел от нас. Он нас оставил. И мы еще пожалеем об этом, потому что он незаменим.

Михаил ВЕЛЛЕР, писатель: "Его хранила счастливая звезда ради великого подвига"

- Он был и остается стержнем и осью, нравственной памятью и характером русского народа. Он пережил раскулачивание, войну, лагеря, рак - его хранила счастливая звезда ради великого подвига. Его книга «Архипелаг ГУЛАГ» пошатнула монолит сталинской империи. И это деяние оставляет его в ряду великих писателей современности.

Ирина, читательница сайта KP.RU: "Гений, которых почти не осталось".

- Символ ушедшего XX века, человек, который всегда делал то, во что верил, не боясь сильных мира сего. Гений, которых почти не осталось.