Обратная связь12 февраля 2010 1:00

Я стыжусь твоей профессии

Хроники рассерженной москвички

Настасья и Сергей хотели пожениться.

Юные, влюбленные, выпускники одного и того же вуза - не самого, к сожалению, престижного и не дающего высокооплачиваемой профессии. Второй эшелон, из серии «ну, надо же где-то учиться»... На том и споткнулись.

Кольца уже купили, а тут Сергей и заявил:

- Пойду работать в милицию: папа обещал пристроить в ГАИ.

Настя... ответила коротко и без эмоций:

- Если когда-нибудь на улице меня увидишь, постарайся ко мне не подходить. Раз ты гаишник, значит, мы чужие.

Неполиткорректная девица, разумеется, не думала, что оскорбляет целую профессию, армию работников ГИБДД и вообще милицию. Она заявила это с глазу на глаз человеку, с которым думала связать жизнь, и поэтому говорила искренне.

Какая, мол, милиция, если у тебя диплом какого-никакого вуза? Ради чего ты тогда пять лет учился, ведь в ГИБДД можно было и так пойти. И вообще она, Настя, не желает быть женой «гибдуна» с палочкой, ей, Настасье, стыдно...

Снобизм, ага.

Зажравшаяся Москва - и это верно: в воронежской Кукуевке гаишник был бы первый на селе жених.

Но все же в словах юной девчушки много и истины: иначе не жаловалось бы МВД на то, как страшно низок в обществе авторитет милиции, что не идут туда работать люди.

И дело здесь не в деньгах - уж денег-то гаишник при желании сколько угодно срубит, дело именно в брезгливом негативном стереотипе.

Я вообще не касалась этой скользкой профессионально-интимной сферы, если бы недавно не услышала клон описанной истории. Участники - семейная пара под сорок, работа у супруга - не так чтоб очень, мужчина хотел ее сменить, а тут еще и кризис.

Придумал поступать на исторический.

Жена в счастье: «Милый, это отлично: ты же и так все вечера на исторических форумах сидишь...»

Подали документы, и тут до тетеньки дошло:

- А где ты будешь работать, когда закончишь?

Супруг:

- Ну... в школе, наверное...

(Вести исторические программы на ТВ или выступать экспертами не всех выпускников берут.)

Женщина так и села. Сказала:

- Ты, конечно, извини, я все понимаю, это твоя мечта, но я не смогу, чтобы мой муж был учителем. Мне сказать об этом будет стыдно. Педагоги нищие, а уж если еще и мужчины, то вообще ущербные: значит, им нигде больше не нашлось места. И еще все думают: а не педофилы ли...

Можем даже не разводиться, просто я кольцо сниму и всем буду говорить, что разошлись. Еще раз говорю: все понимаю. Но и ты пойми...

Вслед за тетей повторю: пусть поймут меня многочисленные «учителя года», лауреаты премий, прозябающие за копейки, но не предающие свое призвание: сеять разумное, доброе, вечное, лепить души детишек. Я не ставлю целью их обидеть.

Я просто рассказываю, какие в обществе бродят дрожжи.

И чем это может грозить обществу, считающему две едва ли не самые благородные массовые профессии - учить детей и охранять в стране порядок - уделом аутсайдеров и неудачей в жизни.