2018-04-02T13:29:12+03:00

Андрей Моргунов: "Шаровая молния" летит в Россию!

Знаменитого рокера знают во всем мире
Поделиться:
Комментарии: comments37
Изменить размер текста:

Как часто мы выбираем правильный путь? И является ли он правильным? И как узнать, что принятое тобой решение – единственно правильное решение? К сожалению, только фраза «результат покажет», остаётся единственным ответом.

Вместо эпиграфа:

«Что бы ни задумал человек, он может этого достичь». (Н. Элемент Стоун).

И доказательством тому, уникальный человек, наш соотечественник, а ныне гражданин США – Андрей Моргунов. Да, уважаемые дамы и господа! Тот самый Андрей Моргунов, которого американцы прозвали «ШАРОВАЯ МОЛНИЯ», основоположник электронной музыки в России, участник легендарного дуэта «Новая коллекция». Сегодня его имя занесено в Музыкальную Энциклопедию, наряду с мировыми знаменитостями. А ещё он доктор Музыки, мульти-платиновый продюсер, член Американской ассоциации композиторов, Манхэттенского продюсерского альянса и объединения Композиторов США пишущих для кино. Выпускник консерватории Бэркли в Бостоне. Он с успехом гастролирует в США, Канаде, Южной Америке, Японии, Европе, Африке, Азии. Его знают во всём мире. Вот только не все помнят на Родине.

Я не видел Андрея Моргунова с 1986 года, с совместных, бурных гастролей в городах Краснодар и Новороссийск, и был в замешательстве. Как мне с ним общаться? Все-таки мировая знаменитость. Одно дело переписываться по e-mail, а другое дело живое общение, пускай даже и в Skype. Но… когда прозвучал щелчок и на экране монитора компьютера появился САМ, я, всё-таки, решил проверить его «на вшивость».

- Hello, mister Morgunoff!

Андрей Моргунов: - «Прикололся»? Поздравляю! Получилось. Вижу, ты за эти годы совсем не изменился. Каким был балагуром, таким и остался.

- Неужели, до сих пор помнишь ту поездку в Краснодар?

Андрей Моргунов: - Такое разве забудешь?! Это память на всю жизнь! Лёш, рад тебя видеть!

- И я рад тебя видеть, Андрей. Ты, кстати, тоже мало изменился. И глаза такие же, с искоркой. Хотя, если честно, памятуя обо всех твоих нынешних регалиях, я думал, что увижу перед собой высокомерного зануду.

Андрей Моргунов: - Регалий у меня, конечно, достаточно. Но «понтов» среди них нет.

- Но, я-то, откуда знал? Я же тебя 24 года не видел. А ты всемирно известный музыкант, концертирующий по всему миру и мне, привыкшему общаться с нашими «звёздами», откровенно говоря, несколько удивительно видеть отсутствие, даже намёка на «звёздность».

Андрей Моргунов: - Ой, Лёш! Какая «звёздность»?! Я тебя умоляю! Вот мне нравится твой лозунг: «Лучше быть, чем казаться».

- А ты откуда знаешь?

Андрей Моргунов: - Не ты один к разговору готовился. Понимаешь, у нас здесь «понты не катят». Потому, что здесь смотрят, прежде всего, на то, какой ты специалист и разговаривают именно с тобой, а не с твоими пиджаком или ботинками. Нет, конечно, если какой-то светский раут, то тогда я выгляжу соответственно. А в повседневной работе – это майка и джинсы. То есть, если мне надо ехать на какие-нибудь переговоры, мне для этого не требуется брать напрокат машину дорогущей марки. Я еду на своей.

- А какая у тебя машина?

Андрей Моргунов: - Удобная!

- Понял. Ну, тогда давай от твоей удобной машины перейдём к твоему образованию. Ты окончил Московскую консерваторию.

Андрей Моргунов: - Похоже, что да!

- Так, похоже, или да?

Андрей Моргунов: - Да!

- Ты из музыкальной семьи с очень богатыми традициями.

Андрей Моргунов: - Ну, да! Меня часто спрашивают, каким образом получилось так, что я стал музыкантом? У меня папа, в своё время был очень известным джазовым трубачом. В знаменитом оркестре Эдди Рознера, он играл первую трубу. Это было в 50-60 годы. А потом, он более 20 лет отдал профессорской должности в институте имени Гнесиных. На ней он проработал до самой смерти. Он, к сожалению, недавно умер. Матушка у меня оперная певица. Тоже выпускница Московской консерватории и тоже с именем. Она несколько лет пела в Италии, в театре «Ла Скала». В России пела. Так, что у меня особого выбора не было в жизни. Мне, просто, родители сказали, что нужно вот так, и никак иначе. Хоккея не было, спорта не было. Была только музыка.

- Зато, какой результат!

Андрей Моргунов: - Ну, слушай. Мне сейчас сорок восемь лет. Из них сорок три года я отдал музыке. Как бы с детства её ненавижу, но что ж теперь делать? Может быть, сейчас в хоккей бы играл, а так…

- Нет. Сейчас бы ты уже только тренировал. «Монреаль Канадинс» или «Лос-Анджелес кингс». Или кого-нибудь другого.

Андрей Моргунов: - Водку с ними точно бы пил.

- А что сейчас мешает?

Андрей Моргунов: - Я, Слава Богу, вообще не пью. Даже мечтать об этом не пробую.

- Не волнуйся, Андрей. Приедешь в Россию, вылечим тебя от алкогольной независимости. Ну, ладно! Вернёмся к твоей родословной. Я знаю, что сестра твоей бабушки была до революции прима-балерина «Екатеринки» театра в Санкт-Петербурге, а бабушка твоя урождённая графиня Мария Алексеева.

Андрей Моргунов: - Собственно, да! Она из древнего богатого рода. И когда случилась вся эта оказия в семнадцатом году, их раскулачили. Отобрали всё, что у них было. А потом бабушка вышла замуж за комиссара, который их раскулачивал. Так она его полюбила. Оказался хороший мужик. На том и закончилось моё графское прошлое. Правда дед дослужился до мэрии Москвы, но и он сам, в конце концов, попал под "чистку".

- Так вот откуда у тебя врождённая интеллигентность?

Андрей Моргунов: - Ну, как бы, да! А если серьёзно, я бесконечно благодарен своим родителям за образование и воспитание. У нас в доме никогда не было грубости, матерных слов в обиходе. С матушкой мы посещали музеи, театры, выставки. Я видел всё самое интересное в культурной жизни Москвы. Отец мне дал шикарную оркестровую практику. Я играл в его оркестрах джаз, духовую, симфоническую музыку. У меня замечательные родители. Я воспитывался на лучших образцах мировой музыки. И не только симфонической. Мне позволялось зачитываться Аксёновым, Солженицыным. То есть, я читал многое запрещённое тогда. Может быть, поэтому у меня сформировались именно такие музыкальные взгляды, основанные на космополитизме, на стремлении к чему-то новому. К такому, чего ещё не было до этого. Я всю жизнь, начиная с первых ступенек, шёл не вместе с толпой. По-видимому, в этом мой успех. Успех «Новой коллекции», потом успех моих студийных, кинематографических работ. Ну и, конечно же, успех моих последних проектов, «не форматных», как говорят в России.

- «Не формат». К этому мы вернёмся чуть позже, а сейчас я бы хотел задать вопрос об образовании. Скажи, Андрей! Наше, тогда советское, образование облегчало, помогало тебе в работе за границей? И вообще, чем и насколько наше образование отличается от того же американского образования?

Андрей Моргунов: - Наша академическая школа довольно высокая. Многие наши скрипачи, пианисты, виолончелисты занимают призовые места. Во всех оркестрах и театрах мира есть "наши", а вот реальное применение знаний на практике в неакадемических жанрах творчества весьма проблематично и скажу честно, здесь мне пришлось переучиваться. Полностью. Потому, что образование сильное, но неупотребимое на практике. Например: то, чему меня учили на музыкальной литературе или сольфеджио, не нашло никакого практического применения в жизни. Если говорить о западном образовании и о том, чем оно отличается от нашего, то здесь ты выбираешь себе именно те предметы, которые тебе в будущем пригодятся. И ты за это платишь. А у нас, в Советском Союзе, было образование общее. Тебе давался комплекс предметов, нужно тебе это - не нужно, который ты обязан был выполнять. У меня за неделю до госэкзамена по специальности стояла двойка по физкультуре. И меня до него не допускали, пока я не отбегал пять кругов по стадиону.

- Как я тебя понимаю! Моё учебное заведение, среди студентов, в шутку именовалось: Историко-физкультурное училище с музыкальным уклоном.

Андрей Моргунов: - И это грустно. Я знаю несколько примеров, когда выпускники Московской консерватории переучивались и работали машинистами в метро потому, что не могли по специальности никуда устроиться.

- Но тебя, сея участь, к счастью, миновала. Я знаю, что ты, ещё в студенческие годы, работал в оркестре Гостелерадио, под управлением Александра Михайлова.

Андрей Моргунов: - Да. Это было как раз перед «Автографом». Я два года работал в замечательном оркестре Александра Георгиевича Михайлова на барабанах. Я же ещё и барабанщик.

- Легендарная группа «Автограф». Ты стоял у истоков создания первой в нашей стране арт-рок группы. Как ты оказался в «Автографе»?

Андрей Моргунов: - Когда я учился в музыкальном училище при консерватории, у нас работала преподавателем жена Саши Ситковецкого – Оля Гюнтер. Тогда ещё не было «Автографа», а была группа «Високосное лето», в которой играл Крис Кельми, Валера Ефремов был барабанщиком, Саша Кутиков на бас-гитаре. А руководителем был Саша Ситковецкий. И, когда эта группа распалась, Саша стал набирать состав для новой группы. Однажды во время разговора с Олей, она сказала, что её муж собирает новую группу и туда требуются, басист и барабанщик. И мы с Лёней Гудкиным, ныне очень известным продюсером в Москве, с которым учились ещё в музыкальной школе и в училище, и вообще, дружим с самого детства, отправились на прослушивание к Саше Ситковецкому. И вот так мы попали в первый состав группы «Автограф». Я стал первым барабанщиком, а Лёня первым и единственным бас-гитаристом этой легендарной группы. Это было в 1979 году.

- А после легендарной группы «Автограф» состоялась легендарная «Новая коллекция».

Андрей Моргунов: - Да. После моего ухода из группы «Автограф», мы познакомились с Игорем Кезлей. И у нас появилась идея создать такую группу, где мы вдвоем и много электроники. Мы пытались найти своё лицо, свой стиль. Экспериментировали со звуком, с подачей музыкального материала. Даже пытались танцевать брэйк-дэнс и петь. И вот так, постепенно мы пришли к тому, что стали основоположниками нового стиля. И, кстати, моё имя, сейчас, записано в международной энциклопедии, как основоположника российской электронной музыки. В те времена даже на Западе никто не использовал на сцене компьютеры. А в России их вообще еще не было.

- Именно тогда, я имею в виду начало деятельности «Новой коллекции», на вас обратил внимание Юрий Антонов?

Андрей Моргунов: - Да. Антонов набирал новый состав и меня пригласили к нему клавишником. Но поскольку мы работали уже вместе с Игорем Кезлей, я предложил Юре, что буду непросто у него играть, а мы с Игорем будем ещё исполнять и несколько своих композиций. Он согласился, и мы пришли к нему. Я работал у него клавишником на сцене и аранжировщиком в студии Антонова, а с Игорем исполняли три композиции в его шоу уже как «Новая Коллекция». Так мы проработали почти три года.

- И ваша популярность росла, как снежный ком. Если не ошибаюсь, первая пластинка «Новой коллекции» вышла в 1986 году, она так и называлась «Новая коллекция». Как вы умудрились в 1986 году, не будучи ни членами Союза композиторов, ни детьми партийных боссов, выпустить сольный виниловый диск-гигант?

Андрей Моргунов: - Дело в том, что первое участие в большой пластинке у нас было немного раньше, сразу после Рок-панорамы 86. Мы стали её лауреатами, как открытие года и наши две композиции включили в этот альбом. Это был сборник известных групп: «Ария», «Браво» и многие другие. Но, если честно, пластинка, в достаточной мере, забавной получилась. Что, ни песня, то другой стиль. И это слушалось как-то странно. Но это был наш первый сольный, уже без Антонова, масштабный выход в народ, на массовую аудиторию, поэтому мы и такому радовались. А что касается нашей сольной пластинки, то были какие-то связи, и у меня, и у Игоря: в «Москонцерте», в «Росконцерте», на «Мелодии». Друзья нам много помогали. У нас, в общем-то, было разделение обязанностей. Я больше занимался музыкой, а на Игоре больше была организационная часть. Он, кстати, хороший организатор. И мы, совершенно легально, без каких-либо взяток, без каких-либо денег, выпустили эту пластинку, правда записана она была полностью в нашей частной студии. И она, за каких-то полгода выдержала несколько тиражей, общим количеством пластинок – 2 миллиона 300 тысяч копий. Это огромное количество, с учётом того, что это был не песенный жанр - просто инструментальная музыка. А вторая пластинка вышла в 1989 году, когда мы уже уехали и жили на западе. Она называлась «Край наших надежд», тоже хорошо продалась, хотя и меньшим тиражом – 1 миллион 700 тысяч экземпляров.

- Интересная получается ситуация. В те года против рок-музыки была объявлена настоящая информационная война: гневные статьи в прессе, выступления «деятелей культуры» на телевидении, радио, а также на рок-музыку было давление с помощью экономических рычагов. Я, совершенно случайно, сам лично видел такой пример, как один директор ныне, Слава Богу, забытого коллектива давал взятку администратору стадиона города Краснодар, чтобы тот сорвал концерт группы «Круиз» потому, что группа этого директора, очередной клон «Modern Talking», выступал на другом конце города. Но, к чести этого администратора, он отказался и концерт «Круиза» прошёл при полном аншлаге. Подобной грязи было много. Так вот. Композиции «Новой коллекции» - это рок-музыка, правда, в нестандартном, непривычном для рок-музыки звучании. Андрей, как ты думаешь, почему вы оказались незатронутыми результатом этих «военных действий» и, к счастью, проскочили мимо всей этой грязной возни?

Андрей Моргунов: - Лёш, я попробую объяснить. Несмотря на нестабильное финансовое состояние тогда в стране, россияне, всё равно, оставались довольно-таки интеллигентными, много читающими и интересующимися чем-то новым. И такая музыка была нужно, тем более что кроме нас её никто не играл. Хотя, я скажу, что у нас были случаи, когда на наши концерты люди приходили для того, чтобы купить в буфете покушать так, как магазины тогда были пустые. И к антракту там уже ничего не оставалось. Но, всё равно, они получали дозу этой продвинутой музыки, дозу этого интеллектуального контента. Всё-таки мы были из какого-то будущего, и это все отмечали. Мы опережали музыкальную ситуацию того времени и не только в нашей стране. В особенности, позже, когда мы пригласили Лизу Суржикову к нам и начали применять классический вокал.

- Лиза Суржикова - младшая дочь знаменитого тенора Ивана Суржикова?

Андрей Моргунов: - Да, она. Она выпускница Московской консерватории, академическое сопрано. Прекрасная исполнительница! И она пела вокализы академическим голосом. Пела без слов. Под неё специально создавались такие композиции. Так вот! По поводу опережения музыкальной ситуации, я могу привести один пример того, что про меня писали уже здесь, когда я показывал ту старую музыку. Американцы сравнивали музыку «Новой коллекции» с музыкой в фильме «Пятый элемент». Помнишь тот саунд-трек к сцене в фильме, где Дива поёт?

- Конечно. У нас этот фильм часто по телевидению показывают.

Андрей Моргунов: - Так, вот! Американцы говорят, что музыку «Новой коллекции» можно сравнить с этим моментом, но с той разницей, что наша музыка была на двенадцать лет раньше. Мы в аранжировке и звуке на двенадцать лет опередили этот фильм. И может быть из-за того, что музыка «Новой коллекции» была продвинутой, интеллектуальной нас не затронули эти «военные действия». Хотя сольную программу у нас приняли в Москонцерте, по-моему, с третьего раза. Но ведь в России оперные театры не пустуют, люди ходят в музеи, на выставки, на интересные мероприятия. И мне кажется, что русский пытливый ум, всегда будет реагировать на что-то новое и интересное. Справедливости ради, хочу заметить, что когда мы начинали «Новую коллекцию» многие друзья-музыканты мне говорили, что инструментал никому не нужен, что только песенный жанр будет иметь успех. Но, когда спустя несколько лет, со своим "ненужным" инструменталом, мы начали ездить с концертами по миру, а те, кто говорил про тот песенный жанр, даже в отпуск в страны соцлагеря не могли выехать, это доказало, что в России есть, и их не мало, люди, которые слушали, слушают и будут слушать «неформатную» музыку.

- Видимо, тебе на роду написано опровергать общепринятые мировоззрения. Я часто слышу от наших «звезд», вернувшихся из Америки, что русские музыканты там не котируются. Хотя в СМИ частенько проскальзывает информация, что тот или иной исполнитель с успехом гастролировал за рубежом. Как, на самом деле обстоит дело?

Андрей Моргунов: - Я могу сказать честно. Ни у одного русского не академического артиста, в Америке, на американскую публику, ни одного концерта не было. За исключением, "Автографа", "Новой коллекции", Николая Носкова, группы «Парк Горького» и ТАТУ. Хотя, справедливости ради, надо заметить, что последние, себя хорошо продали и два года назад у них был огромный успех. Но они не концертировали. И когда говорят, что кто-то покоряет Америку, то это совсем не так. Американцы, ни про одну российскую «звезду» ничего не знают. На их концерты в Америке приходят только русскоязычные эмигранты, только русская и украинская диаспоры. И когда я интернете читаю, что КТО-ТО проехал по Америке с огромным туром… ну, это просто враньё. Этот КТО-ТО просто работал только на русскую аудиторию. Вот и всё. А что касается российских музыкантов, приехавших и живущих здесь, то их очень много успешных. Я могу назвать, например, Кати Мелуа. Очень хорошо «раскрученная» девочка, прекрасно работает. Продаёт миллионные тиражи CD-альбомов. Ей занимается серьёзная компания. Ещё есть Регина Спектр, девочка из Санкт-Петербурга. Когда в Нью-Йорке была презентация её альбома, весь город был обклеен её постерами. Она собирает полные залы. Американцы ходят на её концерты. Она двенадцать лет уже живёт здесь и добилась большого успеха. Могу привести ещё один пример. Мой сокурсник по консерватории Игорь Линь, пианист. Он работал в группе «Динамик», работал у Лаймы Вайкуле. Он более пятнадцати лет является музыкальным директором крупнейшей студии «Roland Corporation» в Лос-Анджелесе. Музыкантов с русскими корнями, добившихся здесь успеха довольно много.

- Грустный факт! Ты назвал три имени, а я два из них даже не слышал. Хотя я являюсь музыкантом уже не один десяток лет. «Совок» умер, но, да здравствует «совок»! Мы, как всегда, идём своим путём. У нас пиарятся свои, зачастую, бездарные исполнители, а действительно талантливые, которыми Россия могла бы гордиться в мировом масштабе, СМИ поголовно игнорируется. Ну, это понятно! Бездарностью проще управлять. Но, вот в чём проблема: ширпотреб выставляется, как искусство, а информацию о том, что творится в музыкальном мире, у нас ограничивают. Взять, например, наше MTV и американское. Это просто земля и небо. На американском MTV – мировые имена, на нашем – местечковые. И самое страшное в том, что выросло уже целое поколение, воспринимающее этот ширпотреб, как истинное искусство. Конкретный пример: победитель «Евровидения» стал, чуть ли не национальным героем. Его именем в глубинке называют школы, улицы. Бред!!!

Андрей Моргунов: - Если ты моё мнение спросишь о «Евровидении», то, на мой взгляд, это конкурс художественной самодеятельности. Про «Евровидение» в Америке не знают вообще. В Америке проходят свои престижные фестивали, на которые люди съезжаются со всего мира. И там, действительно, участвуют мировые имена. Но российских исполнителей там нет. Потому, что, к сожалению, у «раскрученных» в России исполнителей пока еще не такой уровень, который мог пройти здесь. Но, я ещё раз подчёркиваю, что в России есть много талантливых исполнителей и музыкантов. Я сейчас много занимаюсь продюсированием, и у меня есть несколько исполнителей из России. И у них достаточно высокий уровень. Одна девочка у меня есть из Владимира. Она поёт альтернативный рок. Она сама автор музыки и англоязычных текстов песен. Ей всего 21 год. Она талантлива и у неё есть своё лицо. И, на мой взгляд, как продюсера, она в Америке сможет стать популярной. При этом у неё есть преимущество перед любым американским исполнителем. Она из России и у неё есть первая культура, что может поспособствовать созданию круга почитателей и в России. Американца надо сначала «раскрутить» здесь и после того, как он станет популярным, его нужно будет «раскручивать» в России. А у неё всё можно сделать вместе. Вторая девочка из Киева. Она работает в стиле электронного Dance и у неё тоже есть все шансы быть популярной, и в Америке, и в России. Также есть исполнители из Санкт-Петербурга, из Москвы, и это говорит о том, что в России огромный потенциал на таланты. И мне интересно с ними заниматься потому, что здесь не просто слепил песню: сделал аранжировку и до свидания, а эта история имеет своё продолжение, у меня есть, кому их показывать, есть у кого спросить профессионального совета, есть кто сделает для нас контракты. Я очень хочу, чтобы эти исполнители стали популярными и на Родине. Для этого у них есть все возможности. У нас в штатах записывается качественный материал, с хорошим звуком, снимается качественный видеоматериал, который подходит под любые форматы, и в Америке, и в России. Для примера: девочку из Владимира я буду записывать в Канаде на студии Avril Lavigne, на ее пульте, с ее продюсером. Финализацию и мастеринг проекта я буду делать на студии UNIVERSAL в Манхэттене. Ты сам понимаешь, какой это уровень контента. То есть, не просто реальные возможности, а возможности на высоком уровне.

- С одной стороны, я искренне радуюсь за этих ребят и девчонок, с другой стороны, мне очень обидно, что «утечка мозгов» из России продолжается. Но, Слава Богу, правительство сейчас пытается ликвидировать эту проблему. Выделяются субсидии для возврата научных работников и для стимулирования ещё не уехавших за рубеж. Очень надеюсь, что в скором времени, внимание обратят и на культуру.

Андрей Моргунов: - И я на это очень надеюсь потому, что те форматы, которые сейчас существуют в России на радио и телевидении, на корню убили желание и стремление к творчеству. Сейчас нет возможности отнести или заказать на радио то, что тебе нравится. Потому, что у них просто этого нет. На мой взгляд, сейчас на радио в России существует строгая градация: шансон, диджейство и поп. И то в каких-то узконаправленных рамках. Всё остальное это уже неформатное. В Америке, совсем по-другому. Здесь есть музыка на любой вкус. Для примера: только на Манхеттене в Нью-Йорке, за один вечер, происходит более полутора тысяч мероприятий. Это за один вечер. От андеграундных тусовок, до концертов симфонических оркестров. В любом клубе, хочешь «альтернативу», хард-рок, хеви-метал, блюз, джаз. Словом, всё, что твоей душе угодно. Радио каналов и колледж-радио только в штатах, если не ошибаюсь, более 3 500. Это говорит о том, что никакого формата, в природе, не существует. То есть, если музыка качественная, она будет востребована, и никто не будет тебе препятствовать в «раскручивании» твоего материала. Наоборот, американские продюсеры хватаются за любой интересный материал. Тоже самое случилось и с моей музыкой: с «Новой коллекцией», с нынешними проектами. Это качественная музыка. В ней, и новизна, и какая-то духовность. В ней есть позитив. И благодаря этому, она популярна.

- Ты, даже, находясь в Америке, точно знаешь, что у нас тут происходит.

Андрей Моргунов: - А я готовлюсь к приезду. Дабы не быть лохом.

- Типично американский подход, но с русскими корнями. Кстати, по поводу русских корней. Вот, когда ты остался в Европе, а Игорь вернулся в Россию, ты не стал дальше использовать название «Новая коллекция», а начал, практически с нуля, сольную карьеру используя только своё имя. Ведь добиться известности гораздо проще, используя «раскрученное» имя.

Андрей Моргунов: - А какое я имел моральное право использовать название «Новая коллекция». «Новая коллекция» - это я и Игорь. А по отдельности - я Андрей Моргунов, а он – Игорь Кезля. Да и потом, когда я остался в Европе, я немного изменил вид деятельности. Я начал создавать музыку для кино. Единственное, что я остался с тем лэйблом, который нам и дал наш первый рекорд-дил.

- Но ещё я знаю, что в Европе ты выпустил семь своих сольных альбомов, которые разошлись приличным тиражом.

Андрей Моргунов: - Да. Но, в основном, была работа над музыкой к кино, был успех и награды. У меня была цель. Я хотел пробиться в Голливуд и стать композитором для многобюджетного кино. Но я понял, что это будет не просто. И вообще, в жизни я понял одну простую вещь, что нужно найти баланс между работой и семьёй. Одно дело, если ты один, то можешь 24 часа в сутки сидеть в студии и всё своё время отдать работе. Но, когда у тебя есть семья, близкие люди, то возникает много проблем, когда семья без тебя. И с годами я научился балансировать между работой и семьёй. Для этого, правда, пришлось пожертвовать карьерой в Голливуде. О чём я, кстати, ни грамма не жалею. Потому, что никакие деньги, никакая карьера не сделают тебя счастливым, если у тебя нет семьи. Вот, когда ты постоянно в работе и дети тебя не видят, а когда, вырастая, не понимают – это печально. Вот у меня сейчас четверо детей, включая жену. Жена - мой старший ребёнок:-) Матушка моя с нами. И я очень рад, что нашёл этот баланс между работой, творчеством и близкими. И не могу сказать, что я себе в чём-то отказывал, в смысле творчества. Да, конечно, продюсирование и мои проекты, не приносят мне столько денег, сколько я зарабатывал бы, работая в большом кино на "горе Голливуд". Но здесь есть другой плюс. Я принадлежу только себе и своей семье. И сам решаю, когда мне подняться на третий этаж в студию и начать работать, а когда мне с детьми сходить в кино. Такая свобода даёт больше возможностей для полёта творчества. И я в творчестве себя полностью реализую. Это касается и продюсерской деятельности. Мне тут недавно предлагали шанхайские богатые круги, под названием "большой рекорд-лэйбд", делать продакшен и раскручивать в Америке китайских исполнителей. Деньги предлагались очень большие. Ни десятки, сотни тысяч в год. Но я отказался потому, что мне неинтересно заниматься китайскими артистами. Мне ближе русские исполнители. Ведь я русский, у меня русские корни. И я горжусь этим. Все мои друзья, все с кем я работал и сотрудничаю, прекрасно знают, что я выходец из России. Я никогда этого не скрывал. И, повторюсь, всегда гордился этим. Все мои дети родились на Западе, но прекрасно знают, что они из России и хорошо говорят на русском.

- То есть, как я понимаю, ты делаешь то, что тебе нравится, а не смотришь но то, сколько это стоит.

Андрей Моргунов: - Безусловно! Мне нравится то, что я делаю. Мне нравятся мои новые проекты. И мне очень нравится, что моя музыка нравится в России. Как «Новая коллекция», так и мои новые проекты. Я ещё не доехал до России, а мою музыку уже крутят. Может, ты будешь удивлён, но мой официальный российский Блог на Mail.ru (http://blogs.mail.ru/mail/morgunoff), стоит в рейтинге Яндекса на 25 месте, среди восемнадцати миллионов (!) Блогов и я получаю с этого блога от пятнадцати до двадцати тысяч писем в день (http://blogs.yandex.ru/top/?sort=reader)ю Естественно все письма мы не успеваем просмотреть, но в общей массе смысл посланий таков: «Мы ждём Вас в России, приезжайте. Ваша музыка очень нравится». Слушай, такое впечатление, что я говорю, и получается какое-то самовосхваление.

- Ну, какое самовосхваление, Андрей? Ты говоришь только то, что есть на самом деле. Факты. И потом, мне очень приятно видеть человека, своим примером опровергающего общепринятое мнение, что русские музыканты ничего не стоят в мире. И вот теперь мы остановимся на лично твоих последних, авторских проектах. Насколько я знаю, их у тебя два.

Андрей Моргунов: - Да, их два. Первый - это большой проект, который называется «KeyOrchestra» (http://www.keyorchestra.com/). «Key» от слова ключ. То есть, «Ключевой оркестр». Задумка такая: музыка должна что-то открыть в душе, в сердце, в сознании. Так вот. КЛЮЧ, и есть тот самый доступ, который открывает путь к сердцу слушателя, к расширению его сознания. В Америке «KeyOrchestra» критики называют музыкой для современного, продвинутого слушателя.

- Конкретно, «The New York Times» писала, что «KeyOrchestra» - интернациональное открытие года. Сам читал.

Андрей Моргунов: - То-то я смотрю твоя последняя фраза «насколько я знаю, их у тебя два», как-то хитренько прозвучала. Я их удивил не тем, что это коммерческий проект, а тем, что это проект некоммерческий. Хотя, я считаю, что там нет ничего сложного. Это шоу инструментальной музыки, с применением современных технологий. Это, и трёхмерная графика на сцене, и световые эффекты, и много богатого звука. По стилистике, это сочетание разных жанров. Там присутствует, и академический вокал, и хард-роковая гитара. Тут же может зазвучать рэп, плавно перетекающий в звучание симфонического оркестра. И всё это на фоне театрализованного действия. В целом – это большое зрелищное шоу. А второй проект - «Analog Legend», «Аналоговая Легенда». Не цифровая, а АНАЛОГОВАЯ. Я расшифрую. До цифровых синтезаторов, были аналоговые синтезаторы, которые настраивались руками. И это название, в большей степени относится ко мне. То есть, я себя сам настроил, создал себя сам. А «Легенда»? Являясь основоположником российской электронной музыки, «Новая коллекция» стала легендой. И так, как я имею отношение к этой легенде, отсюда и родилось второе слово в этом названии. Это всего два музыканта на сцене: я и барабанщик. Барабанщик у меня просто обалденный. Мой старый друг, с которым мы вместе более тридцати лет. Это Саша Бах. Александр Бахурец, если брать дословно. Начинал он свою карьеру в 18 лет, играя у Валерия Леонтьева. Потом мы с ним вместе работали у Юрия Антонова. Потом он играл с Витей Зинчуком. И после него, лет девять, работал в «Динамике» с Володей Кузьминым. Мы всё время были вместе, и у Антонова, и с «Динамиком», когда работали в совместном концерте. А в Америке он уже двадцать лет. Очень успешный музыкант, поигравший здесь с очень многими «звёздами», и один из немногих, кто сумел раствориться в американской действительности. Мы с ним не только вместе на сцене, ещё он мой партнёр по продюсерскому центру. Координатор многих проектов. Так вот. «Analog Legend» - это два музыканта на сцене: я с клавишами, с гитарой, а Саша на барабанах. Музыку «Analog Legend» сравнивают с музыкой Jean-Michel Jarre. И часто в американской прессе пишут о том, что с появлением «Analog Legend», Jean-Michel Jarre может идти на пенсию. Но я с этим категорически не согласен. Jean-Michel Jarre выдающийся музыкант, один из основоположников мировой электронной музыки. Он уже классика. «Analog Legend» построен на визуальных эффектах. По стилю, как мы его определяем, это индустриальная электроника с элементами рока. Музыка, довольно динамичная, близкая к клубному звуку. Но, тем не менее, это живые инструменты. В России такую музыку вообще не играют. И на неё отзывы в интернете приходят очень тёплые. И сейчас на многих радиостанциях Москвы планируется ротация музыки «Analog Legend».

- Вот, по поводу интернет аудитории. У тебя в России она просто огромная. Только в твоём Блоге более семидесяти тысяч подписчиков. Только подписчиков. Я уж не говорю про тех, кто туда просто погулять пришли. А про Google я даже и не заикаюсь. Заходишь туда, набираешь "Андрей Моргунов" или "Andre Morgunoff", и вот он, во всей красе. Что такое интернет для тебя?

Андрей Моргунов: - Вот, Лёха… классный вопрос! Шикарный!!!

- Ну, да! «Петушка хвалит Кукуша, зато, что хвалит он Петушку».

Андрей Моргунов: - Нет, Алекс, я серьёзно! Вот сколько я давал интервью, ни один профессиональный журналист мне не задал вопрос об интернете. А ты, музыкант, увидел самую суть. Ведь это огромнейшая тема, к тому же ещё и очень болезненная. На мой взгляд, на эту тему надо писать отдельно, и не одну статью. Интернет! Это новая, прогрессивная форма прямого взаимодействия артиста со слушателем. В Америке 80% пиар акций идут через интернет. Это колоссальная реклама! Более действенная и, кстати, более дешёвая, чем реклама через средства массовой информации. Интернет, это вообще новая форма работы. Зачем, например, отдавать дистрибьюцию по распространению билетов какой-то неизвестной компании, которая не сможет их продать, а потом скажет, что вас никто не знает и поэтому билеты не проданы. Когда можно билеты продавать напрямую поклонникам. Можно даже у поклонников проводить опрос, в каком зале они хотели, чтобы артист выступил. У нас, к примеру, группа «KISS», которая до сих пор ещё ездит с концертами и собирает полные спорт-арены, продаёт билеты на своём сайте. И не только в Америке. Они ездят по всему миру: в Европу, в Азию, в Австралию и туда они продают билеты через свой сайт. На шоу Lady Gaga в Лос-Анджелесе, десять тысяч билетов, с её сайта, продались за полторы минуты. Интернет – это серьёзный инструмент. И здесь есть о чём задуматься. Это я рассказал об одной, из миллиона возможностей грамотного использования интернета. Вариантов масса. И эти варианты мной прорабатываются и используются.

- Меня тут посетила мысль, что когда ты приедешь в Россию, то своими идеями перевернёшь весь наш шоу-бизнес.

Андрей Моргунов: - Нет, Лёш, не весь. Шансон останется.

- Почему?

Андрей Моргунов: - Я его не люблю! Ну, а если серьёзно, то это, всё равно, придёт в Россию. Со мной это будет, не со мной. По-другому не может быть!

- Хорошо! А какие «подводные камни», для музыкантов, таит в себе интернет? Чего нам опасаться? Я не имею ввиду, постоянно всплывающие окна порно-сайтов.

Андрей Моргунов: - К сожалению, да! Главный бич для музыкантов во всём мире – это iPod (mp3 плеер). Вот эти mp3 плееры не дают возможности запоминать исполнителя. Я заметил у многих, что они собирают песни разных исполнителей. Вот сидит молодой человек в интернете, оплатил и слушает выбор песен. Ему понравилась песня, он её скачал. И так, скачав двести-триста песен, он их слушает, но совершенно не запоминает, кто их поёт. Вот эта система скачивания, с одной стороны выгодна коммерчески, но, с другой стороны, она убивает кумиров. Вот я смотрю по своей дочери: ей всё равно кто поёт. Ей просто нравится песня, и она её слушает.

- То есть сейчас происходит обезличивание музыки?

Андрей Моргунов: - Можно сказать и так. Но в России есть ещё один бич для музыкантов, связанный с интернетом. Если во всем мире рекордс компании, продающие музыку через интернет, закладывают на пиратство десять процентов. В России же этот процент составляет почти девяносто, а Киев объявлен вообще "запрещенным" для цифровой дистрибуции. То есть практически вся скачиваемая в России музыка, является ворованной. И музыканты ничего с этого не зарабатывают. Так, что каждый кто скачивает бесплатно музыку, лишает куска хлеба того исполнителя, чью музыку он скачивает. И здесь нельзя оправдывать свой поступок воровства дороговизной лицензионного материала и маленькой зарплатой. Воровство, оно всегда воровство.

- Ну, что ж! На этой оптимистической ноте… я задаю последний вопрос: когда тебя ждать в России?

Андрей Моргунов: - В ближайшее время. Подготовительный процесс моего приезда уже подходит к концу, и, я думаю, в мае – июне, я встречусь с российским слушателем лицом к лицу. Как говорится «вживую».

- Андрей, спасибо тебе огромное за этот разговор. Ждём тебя в России!

Андрей Моргунов: - Спасибо, Алекс, спасибо. Обязательно увидимся. Приглашаю все в мой Блог, давайте общаться.

Вместо послесловия:

Сегодня я лишний раз убедился в том, что истинным профессионалам чужда доморощенная «звёздность», а вечные ценности остаются вечными ценностями.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных