2018-04-02T13:32:31+03:00

Расследование «КП»: Результаты ЕГЭ подделывали всем городом

Тридцатитысячный Морозовск, что в Ростовской области, прославился на всю страну благодаря шумной истории о «покупке Единого госэкзамена» [обсуждение + фото + видео]
Поделиться:
Комментарии: comments143
Изменить размер текста:

Растиражированный сюжет был чист, как капля березового сока. Депутат-правдоруб, выслеживающий правду в зарослях осоки. Алчные учителя, собравшиеся в день ЕГЭ, чтобы за ребят решать задания. Начальник районного отдела образования - организатор всех бесчинств... В общем, борьба светлого демократичного начала с дремучими провинциальными силами во имя торжества Великого Начинания (то бишь ЕГЭ). Но что-то для меня не вязалось в этой истории. Местный депутат, вдруг пошедший против районной власти... Руководитель районо, без уведомления начальства устроивший массовую подделку экзаменационных результатов... А ЧЕГО ТАКОГО?

Термометр подбирался к 40 градусам в тени. Асфальт плавился под покрышками. И тут мы свернули с трассы под тень черешен, орешников и груш. Легкий ветерок создавал прохладу. Городок был покоен и тих. Приосанившиеся деревенские домики. Заборы, покрытые толстым слоем посеревшей краски. На городских двух- и редких пятиэтажках рядом с только что разведенными ярко-желтыми газовыми трубами (газ пустить забыли, и домочадцы по привычке готовят на буржуйках) черными пятнами выделяются трещины толщиной в ладонь. И только одна новехонькая табличка отливала золотом: «Отдел образования города Морозовска». В поисках ну хоть какого-нибудь пристанища мы наматывали круги по местному центру. Впереди показалась стайка ребят. Любезный паренек согласился поехать с нами, чтобы показать дорогу к гостинице. - Скандал с ЕГЭ? - Он почесал затылок. - Да и чего такого-то? И раньше результаты продавали. А тут вдруг всполошились! А вы кто? - Журналисты! И тут наш провожатый сник: - Я вообще не местный. В гости приехал. Ничего не знаю! С этого момента мне стало казаться, что жители Морозовска объявили нам бойкот. Старшеклассницы обещали поговорить со своими подругами, которые в тот день писали ЕГЭ, брали телефон и пропадали бесследно. Учителя, увидев чужаков, уходили огородами. Даже кошки, которые по какому-то странному стечению обстоятельств поголовно тут были черного цвета, не подходили к нам ближе чем на два метра, а стоило присесть и позвать, давали деру. И главное: я не очень понимала - откуда у жителей Морозовска 30 - 40 тысяч, которые, как сообщали в прессе, они выкладывали за покупку хорошей отметки за ЕГЭ по русскому языку?

«ГРОБОВЫЕ» В КАССУ В какой-то момент, отыскав лавочку в теньке, я упала на нее без сил. Напротив меня сидели две старушки, лузгали семечки и о чем-то живо болтали. - Агафья-то совсем слегла, - рассказывала бабуля в ярко-синем платочке своей подружке с клюкой. - Она все для Васьки отдала. Украшения даже, говорят, продала. - Да что украшения! Она и «гробовые» достала для ЕГЭ. А теперь и Васька - дурень дурнем, и денег нет... - А может, помочь Агафье? - встряла я в разговор. - Какой Агафье? Никакой Агафьи не знаем! - занервничали бабушки. - Правда, Марусь? Я настаивала: - Ну вот же у вас есть такой боевой депутат Игорь Кейко! Он заступится! - Да кто его знал-то, Кейку этого? - прошамкала Маруся. - Тоже мне борец за справедливость! Дальше разговор ушел глубоко в политику. И оторвать бабулек от рассуждений о нашем обреченном на страдание государстве было сложно. Стало ясно только одно: пусть и немалые деньги, но жители забытого городка и вправду находили. Ведь для провинциалов ЕГЭ - реальный билет уехать из глуши в какой-то престижный вуз. А уж с корочкой-то о высшем образовании совсем другая жизнь открывается! О том, что хорошие баллы по ЕГЭ нужно покупать и никак иначе не бывает, в сознании морозовцев застряло трафаретом, я потом убеждалась много раз. Продавщица в магазине: - Да, я бы заплатила, если бы деньги были. А так пришлось старшего отправить в колледж. Каждый день переживаю, как он там. А на младшего коплю. Пусть у него будет шанс! И совсем незазорно, что этот шанс куплен, а возможно, украден у другого человека, может быть, талантливого и умного, добившегося хороших результатов собственным трудом. На такую мою тираду морозовцы непонимающе хлопали глазами: - А где гарантии, что он сам без подсказок получит хорошие баллы? НУ ПУСТИТЕ! МИЛИЦИЯ... ...К нему сразу-то и не пробьешься: то на радио интервью, то из газет московских звонят. Но о встрече договорились. Депутат местного собрания Игорь Кейко назначил встречу в ресторане. Шторки опущены, свет потушен, на столе свеча бьется. Сидит крепенький такой мужичонка, салфетку теребит и по сторонам озирается: - Вы только меня не фотографируйте! Ни к чему это. Я подтвердить ничего не могу. Я вам скажу, как дело было, а вы сами как бы от себя пишите. Надоели мне эти мошенники! Глаза у них пустые. Я тут всю жизнь за правду борюсь! - Угрожают? - поинтересовалась я. Депутат не понял: - Мне?! Да я охранником в банке жены главы Морозовска работаю! Я тут сам порядок навожу! Но честно поведал, что в засаде не сидел. Узнал вдруг («но каким образом - не скажу»), что в Доме детского творчества учителя за детей ЕГЭ по русскому пишут. За четверку берут 30 тысяч рублей, за пятерку - 40. Ну и пошел к Василию Пашкову, который только в кресло морозовского прокурора сел. Доложил и виновного назвал. А чего думать-то: кому подчиняется Дом детского творчества? Начальнику отдела образования Виктору Кочетову! Прокурор вызвал следователей, наряды милиции и всей колонной по пыльным улицам двинулись на штурм. Как раз в тот день и писали злополучный ЕГЭ по русскому. Окружили блюстители порядка белое зданьице с голубыми наличниками. Прокурор дает команду: стучите! А дверь изнутри на ключ закрыта. Не открывают. Даже «Кто там?» не спрашивают. Ключи запасные только у начальника отдела образования Кочетова. Послали за ним. Минут тридцать оцепление на солнцепеке стоит, милиционеры в окна заглядывают. А там учителя что-то на бланках строчат. Кто на столе, кто прямо на подоконнике, кто у швейной машинки примостился. Отвлекутся на минутку, милиционерам знакомым рукой помашут - и дальше за работу.

Да где ж это видано, чтобы местная милиция против своих же местных учителей выступала? Не выдержал новичок прокурор, рупор достал: «Откройте! Будем штурмовать». Вот тут-то учителя и растерялись - похоже, дело серьезное. Кто под стол полез, кто в шкаф, кто и вовсе на антресоли пытался вскарабкаться. Мнут бумажки, вещдоки уничтожают. Кочетова привезли. А он спокойно так: - Не мешайте! У учителей тут семинар по библиотечному делу! Прокурор требует все равно открыть. Ключей по странному совпадению у Кочетова почему-то нет. Пришлось, как в сценах, прежде виданных морозовцами только в телефильмах, преступников брать, срезая замки автогеном. Досмотр проводят. И за шкафом, и в урне, и под скатертью - учебники по русскому и исписанные бумажки полусожженные. Под машинками швейными два варианта ЕГЭ именных. Стали учителей переписывать. Выяснилось: на «семинаре» цвет местного учительства - и педагоги младших классов, и ветераны образовательного труда - пенсионеры, и даже несколько историков, кто по-русски грамотно пишет. Тридцать человек! КУДА ИСЧЕЗАЛИ БЛАНКИ После того как накрыли «преступную группировку» и дело приняло общероссийский масштаб, школы в Морозовске обнесли колючей проволокой. Калитки закрыли на замки. Но проблема у прокурорских: нужно доказать злой умысел - что учителя за написанные за выпускников работы деньги получали. В Следственном комитете при прокуратуре Морозовского района объявили народу: расскажите, кому платили взятки, - и свобода гарантирована, и деньги вернем. Опубликовали телефон «горячей линии», но... В ответ - тишина. Мне очень хотелось посмотреть, как теперь в Морозовске организована сдача ЕГЭ. Как раз ребята должны были писать экзамен по истории. Местные власти ни в какую. Только настоятельная просьба из Минобрнауки РФ позволила проникнуть в гимназию № 5, где сдавали Единый окрестные выпускники. До экзамена оставался еще час. Школьники («только фамилии не называйте!») рассказали, что на русском все было хорошо. Только через несколько минут после начала у некоторых ребят организаторы собрали листы с тестами и унесли. Зато у других показательно отбирали мобильники и шпаргалки, грозились выгнать. - Я попросила помочь разобраться с непонятным вопросом. А мне ответили: «Сама разбирайся! Сиди помалкивай, пока не выгнали...» - жалуется выпускница Маша школы № 2 Тацинского района. - А у нас в классе некоторые бездельничали, только ржали. Я обернулся, а мой сосед сидит и черепа рисует на черновике. А самих тестов нет, - делится Илья из 3-й школы Милютинского района.

ЗАВТРА ПРИХОДИТЕ - Дело на месяцы затянется, - устало говорит замнач Следственного отдела при прокуратуре Морозовского района Павел Иванов. - Главный подозреваемый - Кочетов. Ему грозит до четырех лет лишения свободы. Но при этом в СКП признают: ни улик, ни показаний толком нет. А как доказательства собирать? Только искать правды у самого начальника отдела образования, который, кстати, занял этот пост, не имея педагогического образования. Уж как он преподавал математику в школе, как стал директором - тоже вопрос... Ну и я засобиралась ко всемогущему Кочетову «за показаниями». Увы. Он в больнице. Палата его на замке. Закрыта с внутренней стороны. Что у него за недуг: то ли сосуды, то ли сердце, то ли стресс - неведомо... Местные подсказали, где он живет: мол, дом Кочетова не пройдете. И действительно, среди полусгнивших и полуразрушенных домиков - кирпичный домина. Гараж отдельный, забор высокий. Газон аглицкий. Дорожки мрамором выложены. Риэлторы морозовские оценивают строение в 3,5 млн. рублей. У соседнего домика детишки играют и мамы с папами стоят, семечки лузгают. - Мы ничего говорить не будем о Кочетове! Ему и так угрожают! А он всегда все для детей. Во всем этот проклятый ЕГЭ виноват. Папа помочь хотел... - Девушка осеклась и поняла, что проболталась. Передо мной стояла Анастасия - дочь начальника отдела образования. ИГРА В ПРЯТКИ Оставался единственный человек, который смог бы рассказать мне свою правду, - директор гимназии № 5, где и проводят ЕГЭ, Александр Борисович Акользин. Он, говорят, часто к Кочетову заходил на чай. Что людская молва расценила так: деньги за ЕГЭ приносил начальству да и учителей подыскивать помогал. Акользин в дни проведения ЕГЭ являлся техническим директором. Я заглянула к нему в кабинет. Директор стоял у окна и курил. - Уйдите и не мешайте работать, - бросил он, захлопнув дверь. Жду до конца экзамена. ЕГЭ закончился. Классы опустели. В здании остались только трое - Акользин, руководитель пункта проведения ЕГЭ и представитель государственной экзаменационной комиссии. Прошел час, другой... Дверь приоткрылась. На пороге замаячил Акользин, но, заметив меня, попятившись, вернулся обратно в школу. Через некоторое время вышли руководитель ППЭ и представитель ГЭК с тестами в черных пакетах, погрузили их в машину и уехали. Что они делали втроем два часа с этими тестами? А Акользина нет и нет. Вдруг с заднего входа на бешеной скорости влетает белая «шестерка», разворачивается на 180 градусов. Опечатанная дверь резко открывается, из нее вылетает Акользин. Как настоящий казак на лошадь, он с ходу вскакивает в машину. Впервые в жизни от меня убегал директор. Пока я приходила в себя, мимо меня прошел парень с мобильником, прижатым к уху: - Да, тесты дописал. Да, если не знал ответа, свободное место оставил... Ага, пошел к друзьям погулять... ПОСЛЕСЛОВИЕ На обратном пути мы снова заглянули в Дом детского творчества. У дверей работал сварщик: - Да прокурорские замки срезали. А мне указ от отдела образования обратно наварить. Добро-то разворуют! Да и помещение городу очень нужно! Для справки. По данным Министерства образования Ростовской области, никакой выдающейся успеваемости на ЕГЭ Морозовский район в прошлые годы не показал. Результаты, как у всех - не лучше и не хуже. А в этом году как-то резко сдал. По русскому языку было аж 14 работ с очень низкими баллами... ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА Круговая порука В Морозовске, судя по всему, жульничали с ЕГЭ не первый год. И не только на русском. Система была отлажена, бизнес процветал. Даже 30 тысяч для такого городка - сумасшедшие деньги. А если платят за три экзамена или четыре? А если еще умножить на количество желающих улучшить балл и гарантированно поступить в вуз? Миллионы! Вот и получается: с одной стороны, местное районо выгодное дело наладило, а с другой - успеваемость в районе подняло. Ведь понятно, что тыщи кровные тащат учителям не отличники - светлые головы, а лоботрясы, бездельники и крепкие троечники. На ЕГЭ они получают высокий балл, и тем самым растет и крепнет год от года качество образования в Морозовске и окрестностях. Схема беспроигрышная, как ни крути. Вот поэтому как-то сомнительно, что виноват в организации подпольного «клуба учителей - решателей ЕГЭ» один лишь местный образовательный начальник. Вряд ли его многолетняя инициатива не пользовалась одобрением (пусть и молчаливым) у его непосредственного руководства. Да и распределение денег. Сейчас прокуратура пытается понять, кто и как контролировал денежные потоки, приходящие от родителей выпускников, - «из какой трубы втекало, из какой вытекало». Очень мне сомнительно, что что-то в этом школьном уравнении у них сойдется. Не пошли морозовцы вызволять свои денежки в прокуратуру. И не пойдут. Городок-то маленький, все как на ладони. И в этом городке еще жить. И учиться у тех же учителей, и с директорами теми же, поклонясь, здороваться. А потом - у многих есть младшие дети, есть внуки. Как они-то ЕГЭ сдавать будут? Вряд ли отыщутся следы собранных сумм и в верхних эшелонах. И почему-то кажется мне, что местный депутат-охранник, заваривший всю кашу, не потому отправился за чистоту ЕГЭ бороться, а потому, что его этот полноводный денежный поток каким-то образом миновал. А обидно! В этой ситуации мне жалко прежде всего ребят-выпускников. И потому, что из-за шумихи им придется переписывать ЕГЭ. И потому, что уже на самом старте во взрослую жизнь получили они горький и реалистичный (увы!) урок, как на самом деле устроен наш повседневный быт. И потому, что их учителя - те самые, которые должны бы учить светлому, доброму и вечному, - ничего не стесняясь, готовы мошенничать, подличать, взятки брать... И еще риторический вопрос в конце: только ли в Морозовске так сдают Единый? Как вы думаете? Александр МИЛКУС, редактор отдела образования «КП»

Смотрите фотогалерею: Результаты егэ подделывали всем городом

Расследование «КП»: Результаты ЕГЭ подделывали всем городом.Тридцатитысячный Морозовск, что в Ростовской области, прославился на всю страну благодаря шумной истории о «покупке Единого госэкзамена».Андрей КАРА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также