Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+31°
Boom metrics
Политика24 июня 2010 15:10

Борьбу с терроризмом могут совсем засекретить

Так, по мнению разработчиков поправок в Закон «О гостайне», она станет эффективнее

Похоже, гражданам России будет позволено лишь узнавать об уже происшедших терактах. Потому что борьбу с терроризмом решено покрыть еще большей тайной, чем это было до сих пор. В Госдуму внесены поправки в Закон «О гостайне», где перечень государственных тайн увеличился: ими теперь считаются «сведения в области экономики, науки и техники о защищенности критически важных объектов и потенциально опасных объектов инфраструктуры Российской Федерации от террористических и диверсионных актов». Внесли также транспорт и даже сельхозпредприятия. Вряд ли теперь можно будет узнать, установлены ли детекторы взрывчатки на станциях метро или, например, видеокамеры на вокзалах и в других местах массового скопления людей. Засекречиваются также подробности уже произошедших терактов: сведения о формах, методах и условиях организации и планирования террористической деятельности. То есть узнавать, каким путем провезена или пронесена взрывчатка, будет противозаконным. А ведь сколько журналистов, в том числе и «КП», ездили по маршруту, по которому проехали, прошли террористы, узнавали подробности, как те готовили преступление, где жили, как обходили милицейские кордоны. Разработчики законопроекта в пояснительной записке утверждают, что на самом деле законопроект направлен на борьбу с «необоснованным засекречиванием материалов». Или как раз наоборот? То есть обществу, выходит, просто предлагают всецело довериться спецам, но лишают права знать, как именно нас защищают, насколько надежно. Наверное, общество доверилось бы с радостью, если бы люди не гибли от терактов в метро и в других людных местах. Неужели расширение понятия «гостайна» могло бы их предотвратить? КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА Геннадий ГУДКОВ, зампред Комитета Госдумы по безопасности: «Эскимо на палочке тоже может быть потенциально опасным объектом» - Законопроект, подготовленный ФСБ, можно лучше всего охарактеризовать словами Виктора Черномырдина: хотели как лучше... Конечно, до противника не должны доводиться схемы защиты объектов. Но так законы писать тоже нельзя. Что такое потенциально опасные объекты? Эскимо на палочке тоже может быть потенциально опасно, если в него заложить взрывное устройство. Статья 5 существующего Закона «О гостайне» уже относит к секретным сведения о «разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности». А поправки дополняют: а также о «деятельности по противодействию терроризму». Но разведывательная, оперативно-розыскная деятельность уже включает в себя меры противодействия террористам. Что такое стратегически важные объекты? Для кого-то и книжный магазин, и булочная по жизни стратегически важный объект. А это ведь закон, а не инструкция для печника, чтобы он один что-то понял. Засекречиваются данные о способах совершения терактов - значит, запрещаются журналистские расследования? Идея поправок, может, правильная, но изложено безграмотно, пусть даже на меня кто-то сейчас обидится.

СКАЗАНО! «Я бы стал говорить не о реформе, а о модернизации российской милиции. Это более оптимальный термин, который должен дать системе МВД новое качество... Мы должны сегодня изменить философию, психологию, отношение сотрудников органов внутренних дел к своим обязанностям, вопросы подбора, расстановки, вопросы, связанные с отношением к человеку, - это самое главное». (Рашид НУРГАЛИЕВ, министр внутренних дел, - о состоянии реформы МВД.)