2018-02-21T21:30:34+03:00

Ольга Куриленко превратилась в невесту Чернобыля

«Комсомолка» побывала на съемках фильма «Земля забвения» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Вот уже несколько месяцев на Украине снимают фильм «Земля забвения» про аварию на Чернобыльской АЭС. Главную роль в картине получила одна из немногих русскоговорящих актрис, сумевшая стать звездой мирового масштаба — красавица Ольга Куриленко, которая в 2008 году сыграла девушку Бонда в фильме «Квант милосердия». Теперь она вернулась на свою историческую родину, чтобы сыграть в главном украинском фильме следующего года. «Комсомолка» оказалась первой газетой, которую пригласили на съемочную площадку картины. ФИЛЬМ СНИМАЕТ ТА ЖЕ КОМАНДА, КОТОРАЯ РАСКРАСИЛА СОВЕТСКУЮ КЛАССИКУ Чтобы добраться до съемочной площадки «Земли забвения» от Донецка, нужно проехать около 100 километров до райцентра Славянск, а от него по раздолбанной трассе (которая, впрочем, заканчивается через несколько минут пути) двигаться в сторону огромной ТЭЦ, из труб которой живописно струятся клубы ядовито-желтого дыма. Выехав в 11 утра, мы прибываем на место съемок в районе двух часов дня. Столбик термометра вот-вот перевалит за 40, по съемочной площадке бродят несколько десятков полуголых молодых людей из технического персонала фильма. Ольгу Куриленко можно вычислить издалека, даже не видя лица — она стоит на берегу канала в окружении небольшой свиты под огромным зеленым зонтом, защищающим ее от солнца. Такая привилегия положена только ей одной — все остальные спасаются от разбушевавшегося солнца, как могут. Впрочем, зонт Куриленко помогает не особенно сильно — несколько раз ей приходится поправлять грим. Мы все ждем начала съемок, но режиссер Михаль Боганим (красивая высокая женщина, чем-то напоминающая Джину Лолобриджиду в молодости) не торопится давать команду «мотор» - она увлеченно смотрит в свой монитор и о чем-то говорит по-французски со своим ассистентом. - У нас тут интернациональная бригада, - объясняет продюсер фильма Марина Лопатенок. - В основном, конечно, украинцы и французы — то есть представители тех стран, которые финансируют этот проект. Так что здесь говорят сразу на трех языках — украинском, французском и русском. Идея снять фильм про аварию на Чернобыльской АЭС родилась на Украине. Часть средств вложила семья Лопатенок и близкие к ним инвесторы. В России их кинотруды, кстати, хорошо известны — перед тем как начать снимать «Землю забвения», компания Марины и Игоря Лопатенок раскрашивала советские черно-белые картины — на их счету колоризация «Веселых ребят», «Волги-Волги», «В бой идут одни старики». ЧЕРНЫЙ ДОЖДЬ Поначалу продюсеры скрывали любые подробности сюжета фильма. Но теперь, похоже, пришло время выложить карты на стол. Однако все равно тянуть информацию из продюсеров приходится буквально клещами. - Пока могу рассказать только, что часть действия фильма разворачивается весной 1986 года, - с неохотой говорит Марина Лопатенок. - Примерно треть хронометража — это мирные дочернобыльские зарисовки. Героиня Ольги Куриленко выходит замуж за пожарного, которого сразу после свадьбы отправляют ликвидировать аварию на АЭС. Потом действие переносится на десять лет вперед, здесь мы встречаем постаревшую на десять лет Ольгу, которая страдает тяжелым психическим заболеванием. Остальная информация о сюжете пока покрыта мраком тайны. В день, когда мы приехали на съемочную площадку, в окрестностях Славянска снимали два «мирных» эпизода — катание героини Куриленко на лодке вместе с женихом и сцену свадьбы. Правда, самого момента бракосочетания мы так и не увидели — московский актер Никита Емшанов, играющий жениха, успел сняться в основных эпизодах и отбыл домой. За него пришлось отдуваться дублеру. Как выяснилось позже, именно недовольством дублером и была вызвана заминка в начале съемочного дня. Режиссер Михаль Боганим хмурила брови и что-то высказывала своей белокурой ассистентке. - Говорит, что дублер не очень похож, - перевела она всем остальным. -Скажи ей, что это лучшее, что мы смогли найти, - разводит руками еще один помощник.- Вчера вообще привели какого-то жгучего брюнета. Сказали, что со спины сойдет за русоволосого Емшанова. В конце концов, с кандидатурой дублера все согласились. Перед погружением в лодку парня тщательно проинструктировали — мол, греби веслом и ни в коем случае не смотри в камеру. Задача, впрочем, оказалась не из простых — сцену сняли только с девятого дубля. Измученной жарой Куриленко первым делом опрыскали лицо водой — к следующей сцене, когда она должна появиться в свадебном платье, все равно нужен другой грим. Перед съемками свадьбы объявили большой перерыв. Куриленко тут же отправилась в свой персональный вагончик. А мы, воспользовавшись перерывом, решили допросить художжника Александра Заславского о «чернобыльских» декорациях. - Откровенно говоря здесь, в окрестностях Славянска, нам не пришлось вообще ничего менять, - вытириая вспотевший лоб, говорит он. - В такой глуши можно снимать не только 1986, но и 1886 год — тут мало что за это время изменилось. Часть декораций мы отсняли непосредственно в Припяти, а дальше стали искать место, которое было бы на нее похоже. Здешняя натура очень подошла — мы все снимаем на фоне громадной ТЭЦ, которая у нас «играет» Чернобыльскую АЭС. - В фильме будут впечатляющие сцены, связанные с местным постапокалипсисом? - И не одна! Пока самое страшное, что нам удалось снять — это черный дождь, который заливает все вокруг. Там по сценарию девушка выходит из подъезда, радуется ливню, подставляет под струи лицо и руки, а спустя секунду видит, что они почернели. И в том же кадре еще была беля корова, которая за несколько мгновений тоже стала черной. Упор в «Земле забвения» сделан не на экшн, а на такие вот психологические зарисовки. Продюсеры напрямую не подтверждают , но скорее всего в фильме не будет показан даже момент взрыва — диктуется это, понятно, финансовыми соображениями (бюджет у ленты скромный — 4,5 миллиона евро), исходя из которых и придумана концепцияя. Чернобыль здесь выступает в качестве страшного фона и катализатора событий, а не главного персонажа фильма. Главное в «Земле забвения» - человеческая драма и гнетущее чувство потери. В конце концов, нам удается выяснить одну из главнейших деталей сюжета — авария оставит героиню Ольги Куриленко в полном одиночестве, она лишится всех родных и близких. А впереди у нее будет борьба за жизнь, для которой еще нужно найти хотя бы какой-нибудь стимул. КУРИЛЕНКО И СТАРОСТЬ Тем временем из своего вагончика выходит ослепительная Куриленко в красивом подвенечном платье и... синих шлепанцах на босую ногу. До съемок остается еще несколько минут, во время которых Ольга соглашается побеседовать с нами. - Главная сложность? - переспрашивает она. - Ну вот, например, мне здесь пришлось сыграть женщину на десять лет старше себя самой. И поначалу был психологической дискомфорт. Особенно после первых фотопроб в Париже. Когда Михаль принесла мне снимок в возрастном гриме, я была в шоке, мне казалось, что меня состарили не на 10, а на 40 лет. А потом все как-то вошло в норму, старела я по расписанию. То есть если мне в понедельник нужно сыграть молодую девушку, то я просыплась в чудесном настроении и со свежей кожей. Подходила к зеркалу и радовалась. А во вторник, допустимм, был постчернобыльский эпизод — и тогда мне было даже страшно подходить к зеркалу, я знала, что проснулась 40-летней. - А стареть в реальной жизни, а не в кино, не страшно? Хорошо представляете себя через 10-20 лет? - Ну, я надеюсь, что через 10 лет я не буду похожа на свою героиню (смеется). Не думаю, кстати, что сильно изменюсь внешне. А вот 20 лет — это уже серьезно, давайте не будем загадывать. - Перед началом съемок вы ездили в Припять? - Да, мы побывали вблизи Чернобыльской АЭС. Ощущения, конечно, жуткие. Кладешь счетчик Гейгера на траву, и он начинает пищать. Но самое страшное — это, конечно, документальные фильмы тех времен, которые без прикрас показывали ужас, который там был в 1986 году. Мы с режиссером посмотрели их массу, и до сих пор ходим под впечатлением. А еще рассказы людей, родственники которых были ликвидаторами аварии на АЭС. Я в Киеве случайно познакомилась с такой семьей, потерявшей в Чернобыле отца и брата. Этот ужас в полной мере в нашем фильме показать невозможно, да и, наверное, не нужно. Но мы стараемся сделать бескомпромиссный и по-настоящему честный фильм. Тут за Куриленко прибегает ассистент режиссера, начинается репетиция, а сразу после - изнурительная трехчасовая съемка. Это последний летний съемчный день, к фильму вся бригад вернется в декабре — будут снимать зимнюю натуру в Припяти, Славутиче, Славянске и Одессе. Выход на экраны запланирован уже на следующий год, а премьеру «Земли забвения» хотят устроить параллельно на Украине и в Каннах. До российского проката кино доберется осенью 2011 года.

Вот уже несколько месяцев на Украине снимают фильм «Земля забвения» про аварию на Чернобыльской АЭС. Главную роль в картине получила одна из немногих русскоговорящих актрис, сумевшая стать звездой мирового масштаба — красавица Ольга Куриленко, которая в 2008 году сыграла девушку Бонда в фильме «Квант милосердия». Теперь она вернулась на свою историческую родину, чтобы сыграть в главном украинском фильме следующего года. «Комсомолка» оказалась первой газетой, которую пригласили на съемочную площадку картины. ФИЛЬМ СНИМАЕТ ТА ЖЕ КОМАНДА, КОТОРАЯ РАСКРАСИЛА СОВЕТСКУЮ КЛАССИКУ Чтобы добраться до съемочной площадки «Земли забвения» от Донецка, нужно проехать около 100 километров до райцентра Славянск, а от него по раздолбанной трассе (которая, впрочем, заканчивается через несколько минут пути) двигаться в сторону огромной ТЭЦ, из труб которой живописно струятся клубы ядовито-желтого дыма. Выехав в 11 утра, мы прибываем на место съемок в районе двух часов дня.

Столбик термометра вот-вот перевалит за 40, по съемочной площадке бродят несколько десятков полуголых молодых людей из технического персонала фильма.

Ольгу Куриленко можно вычислить издалека, даже не видя лица — она стоит на берегу канала в окружении небольшой свиты под огромным зеленым зонтом, защищающим ее от солнца. Такая привилегия положена только ей одной — все остальные спасаются от разбушевавшегося солнца, как могут. Впрочем, зонт Куриленко помогает не особенно сильно — несколько раз ей приходится поправлять грим.

Мы все ждем начала съемок, но режиссер Михаль Боганим (красивая высокая женщина, чем-то напоминающая Джину Лолобриджиду в молодости) не торопится давать команду «мотор» - она увлеченно смотрит в свой монитор и о чем-то говорит по-французски со своим ассистентом.

- У нас тут интернациональная бригада, - объясняет продюсер фильма Марина Лопатенок.

- В основном, конечно, украинцы и французы — то есть представители тех стран, которые финансируют этот проект. Так что здесь говорят сразу на трех языках — украинском, французском и русском.

Идея снять фильм про аварию на Чернобыльской АЭС родилась на Украине. Часть средств вложила семья Лопатенок и близкие к ним инвесторы. В России их кинотруды, кстати, хорошо известны — перед тем как начать снимать «Землю забвения», компания Марины и Игоря Лопатенок раскрашивала советские черно-белые картины — на их счету колоризация «Веселых ребят», «Волги-Волги», «В бой идут одни старики». ЧЕРНЫЙ ДОЖДЬ Поначалу продюсеры скрывали любые подробности сюжета фильма. Но теперь, похоже, пришло время выложить карты на стол. Однако все равно тянуть информацию из продюсеров приходится буквально клещами.

- Пока могу рассказать только, что часть действия фильма разворачивается весной 1986 года, - с неохотой говорит Марина Лопатенок. - Примерно треть хронометража — это мирные дочернобыльские зарисовки. Героиня Ольги Куриленко выходит замуж за пожарного, которого сразу после свадьбы отправляют ликвидировать аварию на АЭС.

Потом действие переносится на десять лет вперед, здесь мы встречаем постаревшую на десять лет Ольгу, которая страдает тяжелым психическим заболеванием.

Остальная информация о сюжете пока покрыта мраком тайны. В день, когда мы приехали на съемочную площадку, в окрестностях Славянска снимали два «мирных» эпизода — катание героини Куриленко на лодке вместе с женихом и сцену свадьбы.

Правда, самого момента бракосочетания мы так и не увидели — московский актер Никита Емшанов, играющий жениха, успел сняться в основных эпизодах и отбыл домой.

За него пришлось отдуваться дублеру. Как выяснилось позже, именно недовольством дублером и была вызвана заминка в начале съемочного дня. Режиссер Михаль Боганим хмурила брови и что-то высказывала своей белокурой ассистентке.

- Говорит, что дублер не очень похож, - перевела она всем остальным.

-Скажи ей, что это лучшее, что мы смогли найти, - разводит руками еще один помощник.- Вчера вообще привели какого-то жгучего брюнета. Сказали, что со спины сойдет за русоволосого Емшанова.

В конце концов, с кандидатурой дублера все согласились. Перед погружением в лодку парня тщательно проинструктировали — мол, греби веслом и ни в коем случае не смотри в камеру. Задача, впрочем, оказалась не из простых — сцену сняли только с девятого дубля. Измученной жарой Куриленко первым делом опрыскали лицо водой — к следующей сцене, когда она должна появиться в свадебном платье, все равно нужен другой грим.

Перед съемками свадьбы объявили большой перерыв. Куриленко тут же отправилась в свой персональный вагончик. А мы, воспользовавшись перерывом, решили допросить художжника Александра Заславского о «чернобыльских» декорациях.

- Откровенно говоря здесь, в окрестностях Славянска, нам не пришлось вообще ничего менять, - вытириая вспотевший лоб, говорит он. - В такой глуши можно снимать не только 1986, но и 1886 год — тут мало что за это время изменилось. Часть декораций мы отсняли непосредственно в Припяти, а дальше стали искать место, которое было бы на нее похоже.

Здешняя натура очень подошла — мы все снимаем на фоне громадной ТЭЦ, которая у нас «играет» Чернобыльскую АЭС.

- В фильме будут впечатляющие сцены, связанные с местным постапокалипсисом?

- И не одна! Пока самое страшное, что нам удалось снять — это черный дождь, который заливает все вокруг. Там по сценарию девушка выходит из подъезда, радуется ливню, подставляет под струи лицо и руки, а спустя секунду видит, что они почернели. И в том же кадре еще была беля корова, которая за несколько мгновений тоже стала черной.

Упор в «Земле забвения» сделан не на экшн, а на такие вот психологические зарисовки. Продюсеры напрямую не подтверждают , но скорее всего в фильме не будет показан даже момент взрыва — диктуется это, понятно, финансовыми соображениями (бюджет у ленты скромный — 4,5 миллиона евро), исходя из которых и придумана концепцияя. Чернобыль здесь выступает в качестве страшного фона и катализатора событий, а не главного персонажа фильма. Главное в «Земле забвения» - человеческая драма и гнетущее чувство потери. В конце концов, нам удается выяснить одну из главнейших деталей сюжета — авария оставит героиню Ольги Куриленко в полном одиночестве, она лишится всех родных и близких. А впереди у нее будет борьба за жизнь, для которой еще нужно найти хотя бы какой-нибудь стимул. КУРИЛЕНКО И СТАРОСТЬ Тем временем из своего вагончика выходит ослепительная Куриленко в красивом подвенечном платье и... синих шлепанцах на босую ногу. До съемок остается еще несколько минут, во время которых Ольга соглашается побеседовать с нами.

- Главная сложность? - переспрашивает она. - Ну вот, например, мне здесь пришлось сыграть женщину на десять лет старше себя самой. И поначалу был психологической дискомфорт. Особенно после первых фотопроб в Париже. Когда Михаль принесла мне снимок в возрастном гриме, я была в шоке, мне казалось, что меня состарили не на 10, а на 40 лет. А потом все как-то вошло в норму, старела я по расписанию.

То есть если мне в понедельник нужно сыграть молодую девушку, то я просыплась в чудесном настроении и со свежей кожей. Подходила к зеркалу и радовалась. А во вторник, допустимм, был постчернобыльский эпизод — и тогда мне было даже страшно подходить к зеркалу, я знала, что проснулась 40-летней.

- А стареть в реальной жизни, а не в кино, не страшно? Хорошо представляете себя через 10-20 лет?

- Ну, я надеюсь, что через 10 лет я не буду похожа на свою героиню (смеется). Не думаю, кстати, что сильно изменюсь внешне. А вот 20 лет — это уже серьезно, давайте не будем загадывать.

- Перед началом съемок вы ездили в Припять?

- Да, мы побывали вблизи Чернобыльской АЭС. Ощущения, конечно, жуткие. Кладешь счетчик Гейгера на траву, и он начинает пищать.

Но самое страшное — это, конечно, документальные фильмы тех времен, которые без прикрас показывали ужас, который там был в 1986 году. Мы с режиссером посмотрели их массу, и до сих пор ходим под впечатлением. А еще рассказы людей, родственники которых были ликвидаторами аварии на АЭС.

Я в Киеве случайно познакомилась с такой семьей, потерявшей в Чернобыле отца и брата. Этот ужас в полной мере в нашем фильме показать невозможно, да и, наверное, не нужно. Но мы стараемся сделать бескомпромиссный и по-настоящему честный фильм.

Тут за Куриленко прибегает ассистент режиссера, начинается репетиция, а сразу после - изнурительная трехчасовая съемка. Это последний летний съемчный день, к фильму вся бригад вернется в декабре — будут снимать зимнюю натуру в Припяти, Славутиче, Славянске и Одессе.

Выход на экраны запланирован уже на следующий год, а премьеру «Земли забвения» хотят устроить параллельно на Украине и в Каннах. До российского проката кино доберется осенью 2011 года.

"Девушка Джеймса Бонда" Ольга Куриленко попрощалась с молодостью.Вот уже несколько месяцев на Украине снимают фильм «Земля забвения» про аварию на Чернобыльской АЭС. Главную роль в картине получила одна из немногих русскоговорящих актрис, сумевшая стать звездой мирового масштаба — красавица Ольга Куриленко, которая в 2008 году сыграла девушку Бонда в фильме «Квант милосердия».Леонид ВАЛЕЕВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также