2016-07-28T13:31:56+03:00
КП Беларусь

Птах шизокрылый (Вдумчиво о фильме «Черный лебедь»)

Фото: film.ruФото: film.ru
Изменить размер текста:

Цитата: - Я испытала... совершенство!

Хорошо быть кисою, хорошо собакою. А лучше всего — шизофреником. И поговорить всегда есть с кем, и жизнь выходит насыщенная. Если же шизофреник становится параноиком — его надо сразу вести к Даррену Аронофски. Тот беднягу обогреет, загримирует и под оскаровский монастырь подведет. Он такой, этот Даррен — ему ноги в рот не клади. На этот раз главный шизорежиссер поколения получил в распоряжение Натали Портман и цельное «Лебединое озеро». Первую он кормил исключительно галлюциногенами, второе извратил, как мог. И когда из цепких лап Аронофски на большие экраны выпорхнул «Черный лебедь», зритель просто слетел с катушек. А заморские киноакадемики сразу стали судорожно шарить по карманам в поисках лишней статуэтки. Еще бы. В Голливуде полная шиза обязательно признается совершенством. Проверено.

Черный лебедь

Черный лебедь

Худосочная балерина Нина — это практически эталон. Живет с мамой, не пьет, не дымит, не колется и унитаз за собой всегда смывает. Правда, ногами. Все ради балета, в общем. И вот на нее вдруг падает удача. Хореограф Лерой решает сделать ее новой примой и отдать главную роль в первой постановке сезона - «Лебедином озере». Только вот вместе с удачей на Нину шлепается и парочка увесистых проблем. Ведь партию Белого Лебедя можно взять простым старанием и техникой — ну, там пачку наголо, ноги в руки, паркет в зубы. А вот для Черного у нашей героини явно не хватает раскрепощенности и гадства. Зато всего этого навалом у конкурентки — грехопадучей Лили. И пока Лерой нестандартными домогательствами пытается поселить у Нины в душе необходимый для роли разврат, сценарий явственно начинает сползать в область психиатрии. Мания преследования, раздвоение личности, галлюцинации, немотивированная агрессия и членовредительство. И чем ближе премьера, тем мощнее мракобесие. Зеркала перестают отражать реальность, Лили навязывает Нине однополый секс (воображаемый ли?), мать превращается в диктатора, а жизнь — в один сплошной стресс. И уже не Нина перевоплощается в Черного Лебедя, а инфернальная птица хищно рвется наружу из бездны бреда и ужаса. Под не менее инфернальный аккомпанемент Чайковского-Манселла. Спасайся, кто может. А кто может?

Черный лебедь

Черный лебедь

* * *

Даррен Аронофски всегда умел взять зрителя за живое. Причем не глядя на пол, возраст и социальную принадлежность. Его фильмы сродни пинку в солнечное сплетение: перед глазами карусель, в голове непонятка, воздуха не хватает, но летишь, летишь... За это его не любят критики и снобы. Еще бы, своим калейдоскопом он усаживает на одну лавку реднеков, и эзотериков. Первые идут смотреть на лесби-шоу и шизу необыкновенную, вторым по душе структура и стиль. Что же было на уме у режиссера, останется неясным и тем, и другим. Да и не надо.

В этом фильме прекрасно все — от задумки до операторской и актерских работ. То, что балет изнутри — тот еще серпентарий, ясно и так. Но показать его в преломлении больного разума мог только этот режиссер. Зеленые финчеровские тона сходятся в смертельной схватке с черно-белым аскетизмом, а в середине пульсирует и неистовствует милашка Натали Портман. Давно ли Леон вытирал ей сопли, а Скайуокер строил глазки? Кажется, сто веков назад. Теперь она почти профессионально мослает фуете (цыц, балетоманы-недоучки!) и мощно иллюстрирует справочник по судебной психиатрии. «Оскара в студию!» — выкрикнул бы Якубович. Мы пока ограничимся бурными аплодисментами.

Черный лебедь

Черный лебедь

Тем более что Натали тянет здесь многое, но не все. Хорош и вечно отрешенный Кассель в роли Лероя, буйствует почти неузнаваемая Мэг Райан, источает феромоны дикая Мила Кунис. Да, лесбийский секс уже давно перестал быть девиацией в современном кино, но Аронофски умеет все обставить так, будто приоткрыл дверцу в неведомое.

При этом все снято и смонтировано в стиле хрестоматийного «Реквиема по мечте». С отличным саундтреком и кучно разбросанными кросскультурными отсылками. Причем символизм тут отнюдь не топорный. И черный не значит плохой. Это просто гений, сходящий с ума от любви к своему делу. Эта атмосфера безумия и есть основная фишка Аронофски. Ведь сидя в кинозале реально начинаешь сомневаться не в нормальности героев, а в своей. И это круто.

Круто, что подобные фильмы все еще выходят на экран и мешают в кучу массового зрителя с элитарным. Круто, что Чайковского действительно можно смешать с Манселлом и клиповой нарезкой. И, наконец, круто, что есть на свете Даррен Аронофски. А на плече у него клекочет большая черная птица. Безумие? Талант.

Черный лебедь

Черный лебедь

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также