2018-04-02T13:50:15+03:00

"Если у Ярошенко не было самолета, то он никак не мог вступить в преступный сговор"

Прения сторон на процессе по обвиняемому в транспортировке кокаина летчику
Поделиться:
Комментарии: comments8
Изменить размер текста:

Процесс ростовчанина Константина Ярошенко и троих его подельников-африканцев тянется так долго, что в понедельник в мужском туалете на 14-м этаже здания суда, на котором он проходит уже четвертую неделю, вышли из строя единственный писуар и один из двух унитазов.

По этой причине на заседание опоздал после перерыва адвокат Тодд Мерер, как две капли воды похожий на покойного сенатора Барри Голдуотера и защищающий гражданина Ганы грузного Натаниэла Френча, который специализируется на морских перевозках кокаина. Мерер этого не отрицает, но доказывает, что Френч не вступил в сговор с целью контрабанды наркотика в США. Если присяжные ему поверят, что ганца оправдают.

Аналогичную тактику взяли на вооружение и защитники двух других африканцев. Лишь Ли Гинсберг, адвокат Ярошенко, доказывает присяжным, что его подзащитный ни в чем не виноват. В любом случае, заметил в понедельник Гинсберг, чем бы Ярошенко в прошлом ни занимался, в данном случае он безвинен, потому что у него не было своего самолета для транспортировки наркотика. А тот АН-12, который на него переписали за один евро тайные американские агенты, давно ржавел на либерийском аэродроме, и на его ремонт понадобилось бы 900 тысяч долларов.

А если у Ярошенко не было самолета, то он никак не мог вступить в преступный сговор с целью перевозки кокаина воздушным путем, доказывал Гинсберг.

Как положено, день начался с заключительного слова прокурора, чернокожего бритоголового Рэндалла Джексона. Он начал свое выступление с поговорки, которую он произнес на русском языке, но с таким акцентом, что мне пришлось переспросить в перерыве. «Судят не по словам, а по делам», - с трудом выговорил Джексон.

На первый взгляд, прокуратура действует вопреки этому принципу: Ярошенко и его подельников судят за словесный сговор, а не за доставку наркотика, которого они не провезли ни грамма. По американскому закону достаточно и сговора. Но тогда поговорка, с которой прокурор начал свою речь, здесь вроде бы совсем не к месту.

Впрочем, Джексон перечислил и действия россиянина, напомнив, что тот несколько раз ездил из Ростова в Киев на встречи с тайными осведомителями, а потом полетел за тридевять земель в Либерию. Прокурор также проиграл куски из разговоров, в которых Ярошенко явственно просит за услуги 4,5 миллиона долларов и объясняет, что ему нужно платить экипажу, заправлять самолет, расплачиваться с аэродромами и отложить деньги семье на тот случай, если он сядет в тюрьму.

Адвокат Гинсберг попытался смазать эффект от этих записей, подчеркнув, что Ярошенко совсем плохо знает английский. «У него как-то спросили: «Ты обедал?» - сказал защитник, - а его ответ прозвучал совсем невпопад».

Гинсберг также пытался дезавуировать свидетелей обвинения, заметив, что один из них был наемником в Южной Африке, откуда его потом выгнал Нельсон Мандела. Прокурор запротестовал, заявив, что свидетель в ЮАР сроду не служил. Судья сказал, что прокурору еще представится возможность высказаться на эту тему, поскольку последнее слово остается за ним: по американскому закону, после речей адвокатов государственный обвинитель имеет право выступить под занавес еще раз.

Он сделает это во вторник утром. После этого судья прочтет присяжным свой наказ, в котором объяснит им юридическую сторону дела, и часов в 11 они удалятся на совещание.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также